Экспертиза ,  
0 

«Практику суррогатного материнства необходимо сделать более прозрачной»

Партнер Санкт-Петербургской коллегии адвокатов «Ивановы и партнеры» Ксения Иванова — о необходимости утверждения стандартов и правил для агентств по суррогатному материнству.

Суррогатное материнство — это нормальная, уже сложившаяся и регулируемая практика в ряде стран: Россия здесь находится среди таких государств, как США, Канада и Великобритания. И этот список вскоре может пополниться другими юрисдикциями из ЕС и АТР, где законодательные тренды конца 1980-х и начала 1990-х годов, когда эта процедура была много где запрещена, сменились на либерализацию. В последнее время в этих государствах поднимаются дискуссии об отмене введенных ограничений.

Предубеждения прошлого века отступают, когда приходит понимание, что первая и самая важная миссия суррогатного материнства — гуманитарная: эта технология дает женщинам и семьям, которые были обречены на бездетность, шанс иметь генетически родного ребенка.

Разумеется, это крайняя мера — люди сначала пытаются решить проблемы со здоровьем с помощью других вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), и лишь в том случае, если это им не удается, прибегают к суррогатному материнству.

В России данная функция подчеркивается и законодательно: по закону об основах охраны здоровья граждан и в соответствии с приказом Минздрава о порядке использования ВРТ услугами суррогатной матери в нашей стране могут воспользоваться семейные пары и одинокие женщины, по медицинским показаниям не имеющие возможности самостоятельно выносить ребенка.

То есть женщине, которая просто не хочет испортить родами фигуру, в программе суррогатного материнства должно быть отказано. Касается это и иностранных граждан, пользующихся услугами клиник ВРТ.

По данным Российской ассоциации репродукции человека, доля суррогатного материнства в общем объеме услуг ВРТ — всего около 1,5%. А по данным Ассоциации суррогатного материнства, при помощи этой процедуры в России рождается не более тысячи детей в год. Например, в 2018 году в стране было проведено 784 процедуры. Этот показатель растет, но доля в общем объеме ВРТ остается прежней.

До половины пациентов клиник ВРТ, прибегающих к процедуре суррогатного материнства в России, — иностранцы. Наша страна привлекает их хорошим соотношением цены и качества медицинских услуг.

При этом законодательно разрешенное суррогатное материнство дает нашим клиникам ВРТ конкурентное преимущество перед коллегами в странах, где оно запрещено: пациенты, выбирая страну для решения репродуктивной проблемы, понимают вероятность неудачи других методов зачатия и предпочитают зарубежный медицинский тур с гарантией успеха.

Примерно треть российских суррогатных родов приходится на граждан Китая. Многие китайские семьи, которые десятилетиями мечтали о втором ребенке, когда это стало возможно де-юре, уже физиологически не могут его завести. При этом запрет на суррогатное материнство в Китае пока не отменен, но государство не ограничивает возможность своих граждан воспользоваться процедурой за пределами страны.

В общем, наши клиники ВРТ чувствуют себя вполне уверенно на международном рынке, несмотря на крайне высокую конкуренцию. Благодаря этому данное направление медицины становится все более заметным: например, за 2018–2019 годы клиники ВРТ заплатили налогов на общую сумму более 3,5 млрд руб.

Но федеральное законодательство в этой области нуждается в совершенствовании, чтобы исключить злоупотребления в области суррогатного материнства, которые есть сегодня.

Большинство злоупотреблений связано с нормой закона, по которой биологические родители не могут оформить свои родительские права без согласия суррогатной матери. Зачастую недобросовестные агентства-посредники регистрируют рожденных детей на суррогатную мать, что создает дополнительные проблемы для генетических родителей. Они вынуждены судиться за своих детей, причем долгое время у них даже не было большой надежды на успех в судах. Многие годы суды отказывали в таких исках, и лишь в 2018 году мне удалось добиться прецедентного решения в пользу биологических родителей — моих клиентов.

Нельзя сказать, что посредническая деятельность в этой области в принципе порочна. Как правило, агентства, наоборот, стабилизируют отношения между биологическими родителями и суррогатной матерью. Когда общение между ними сводится к минимуму или даже вовсе исключается, это снижает уровень стресса и впоследствии количество разногласий для обеих сторон. При этом для пациентов агентства бывают настоящим спасением: они обеспечивают по принципу «одного окна» весь комплекс услуг, включая и подбор клиники, и — при возникновении медицинской необходимости — выбор суррогатной матери.

Для суррогатных матерей агентства выступают гарантом исполнения финансовых обязательств биологическими родителями и оказывают психологическую и медицинскую поддержку.

Деятельность же недобросовестных агентств можно пресечь, ограничив законодательно возможность регистрации ребенка на суррогатную мать, а также введя обязательное нотариальное удостоверение договоров между суррогатной матерью и генетическими родителями. Такое изменение законодательства сделает процедуру максимально прозрачной и этичной. Кроме того, если появится возможность вносить гонорар суррогатной матери на депозит нотариуса, это обеспечит исполнение биологическими родителями обязательств по оплате ее услуг, избавив женщину от лишних переживаний.

Следующим шагом будет разработка и утверждение стандартов и правил оказания услуг, обязательных для выполнения всеми агентствами по суррогатному материнству, регулирование профессиональной деятельности и введение имущественной ответственности агентств.

Чем известна КА «Ивановы и партнеры» 

Адвокаты коллегии имеют экспертизу в семейных и наследственных делах, участвуют в законотворческой деятельности в парламенте РФ в качестве экспертов. С участием коллегии были решены дела, ставшие прецедентными для судебной практики РФ, в том числе дело семьи Фроловых о передаче детей от суррогатной матери генетическим родителям.

Об авторе
Ксения Иванова Ксения Иванова Партнер Санкт-Петербургской коллегии адвокатов «Ивановы и партнеры», руководитель практики семейного и наследственного права и международной практики.