Экспертиза ,  
0 

«Для внешнеэкономической деятельности очень важен человеческий фактор»​

Начальник управления развития продуктов расчетного бизнеса корпоративно-инвестиционного банка Альфа-банк Пëтр Зубрицкий о чрезмерном увлечении цифровизацией и унификацией в сфере внешнеэкономической деятельности.

Коронакризис убедительно доказал первостепенную важность процесса цифровизации для банковской системы. В условиях карантинных ограничений именно дистанционное банковское обслуживание обеспечило непрерывность бизнес-процессов для очень многих компаний, в буквальном смысле — позволило им выжить. Умные финансовые сервисы, позволяющие обслуживать клиентов без участия «живых» банковских менеджеров, маркетплейсы и экосистемы, дающие доступ к многочисленным сервисам в режиме «одного окна», причем не только финансовым, — это новая реальность, которая стремительно захватывает все новые и новые области финансовых рынков.

Вместе с тем есть сферы, в которых тотальная цифровизация финансовых операций и попытки переложить всю ответственность на «умные» сервисы может привести к серьезным потерям для бизнеса. Одна из таких областей — внешнеэкономическая деятельность (ВЭД).

Посмотрим, что происходит. С одной стороны, сопровождение экспортно-импортных операций со стороны банков, на которые законодательно возложены функции по валютному контролю, безусловно, цифровизируется. В немалой степени этому способствовало государство — особенно активно данный процесс пошел с начала 2013 года, когда был введен электронный обмен декларациями на товары между Федеральной таможенной службой и уполномоченными банками (тогда они назывались таможенными декларациями).

Современные банковские системы документооборота, в которые интегрированы «умные» сервисы сопровождения ВЭД, действительно могут многое. Например, в системе интернет-банкинга напоминать клиенту о сроках предоставления в банк документов валютного контроля по сделкам и проверять корректность заполнения клиентом этих документов. А в случае возникновения проблем — сразу же информировать об этом клиентов в той же системе интернет-банкинга и через внешние почтовые службы. Особо продвинутые сервисы могут также подсказать клиенту, что следует предпринять в подобной ситуации: пора продлить контрактные сроки или озаботиться тем, почему в банке нет информации об исполнении контрактных обязательств. Иными словами, речь не только о формальной проверке соблюдения валютного законодательства или осуществления формато-логического контроля формируемых электронных документов, но и о помощи при контролировании бизнес-процессов в организации. Именно исходя из данных принципов мы и выстраивали ИТ-систему сопровождения внешнеэкономической деятельности для клиентов Альфа-банка.

И это действительно очень полезные системы, сильно облегчающие работу. Проблема, однако, в том, что на практике их совершенно недостаточно. Виноват пресловутый человеческие фактор, а также особенности внешнеэкономической деятельности как таковой.

Начнем со второго. Валютное законодательство, как и многие юридические аспекты в целом, в принципе довольно плохо цифровизуется — по крайней мере, на нынешнем уровне развития соответствующих ИТ-систем. К этому стоит добавить, что многие экспортно-импортные контракты, особенно крупные и долгосрочные, во многом уникальны, имеют свою специфику. В этой ситуации для принятия решения со стороны банка о корректности той или иной операции и, в случае необходимости, предоставления рекомендаций клиенту, недостаточно просто формально проверить соблюдение валютного законодательства и наличие документов. Нужно понимать суть бизнеса и суть конкретной сделки.

Приведу простой пример из практики Альфа-банка. Действующее законодательство позволяет, в принципе, принимать некие нестандартные решения по сделкам — скажем, предоставлять отсрочку на предоставление некоторых документов, корректировать определенные данные. Но такое решение для банка — это ответственность. Чтобы его принять, нужно действительно глубоко разбираться в сути процесса. Машины этого пока не умеют. Значит, для крупных нестандартных контрактов нужен персональный менеджер с соответствующими компетенциями — такой человек имеет гораздо больше шансов корректно обработать операцию, нежели тот, кто в первый раз увидел этот контракт в поточных сервисных моделях.

Аналогия здесь может быть такая: автоматизированный скоринг хорош для массового потребительского кредитования, тогда как кредитование крупных проектов всегда требует индивидуального подхода при структурировании сделки.

Что касается человеческого фактора, здесь все просто. Какой бы совершенной ни была система документооборота, в конечном счете пользователем системы, тем, кто отправит документ и будет отвечать за его правильность, будет конкретный человек. А людям свойственно ошибаться. Причем, как ни странно покажется на первый взгляд, особенно актуальна эта проблема для крупных корпораций. Дело здесь в следующем. В небольших компаниях вопросами валютного контроля, как правило, занимается главный бухгалтер или его заместитель, то есть человек, обычно неплохо подготовленный. Если же речь о крупном бизнесе, формировать документы и отправлять их в банк будет рядовой исполнитель, возможно даже новый сотрудник. И таким образом риск ошибки возрастает. Также у крупного бизнеса есть вероятность ошибки из-за несогласованности обмена между его структурами (например, логисты и бухгалтерия). Здесь тоже очень важен персональный менеджер, который вовремя проинформирует об ошибке или об отсутствии в банке необходимых документов, особенно при экспорте или импорте услуг, поможет разобраться в ситуации.

Цена самой ошибки при этом может быть крайне велика. Соблюдение правил валютного контроля для банка является прекурсором для проведения платежа, для клиента же нарушение этих правил или некорректное оформление документов чревато серьезными штрафами.

Задержка платежа для импортера автоматически означает потери как минимум на логистике, для экспортера — «лишние» платежи по кредитам при наличии средств, зависших на транзитном счете. В этих условиях особую ценность приобретает личное общение менеджеров банка и компании, позволяющее быстро разобраться в ситуации и устранить проблему.

В заключение отмечу, что из сказанного следует еще один важный вывод для участников ВЭД, касающийся не только финансовой сферы. В последнее время в банковском сообществе наблюдается тенденция по созданию интеграторов сервисов, связанных с экспортно-импортными операциями, маркетплейсов, у которых «в одном флаконе» продается и банковское обслуживание, и логистика, и таможенный сервис. Но необходимо помнить, что банк здесь выступает посредником, а не гарантом качества.
На мой взгляд, будущее за теми банками, которые идут в ногу со временем, создавая удобные и «умные» интерфейсы, являются партнерами своих клиентов, быстро адаптируясь к изменениям в части валютного законодательства и понимая ценность «химии человеческого общения» с профессионалами в своих областях.

Чем известен Альфа-банк 

Альфа-банк — универсальный банк, осуществляющий все основные виды банковских операций. На рынке с 1990 года. Клиентская база на сегодняшний день составляет около 850 тыс. корпоративных клиентов и более 18,7 млн физических лиц. В рейтинге «Интерфакс-ЦЭА» за 2020 год занимает четвертое место по размеру активов среди российских банков.

Об авторе
Пëтр Зубрицкий Пëтр Зубрицкий Начальник управления развития продуктов расчетного бизнеса корпоративно-инвестиционного банка Альфа-банк