Анастасия Ракова: «Наша главная задача — помочь людям найти работу»
0
Материал предоставлен Комплексом социального развития.

Анастасия Ракова: «Наша главная задача — помочь людям найти работу»

Как коронакризис изменил ситуацию на рынке труда столицы, рассказала заместителем мэра Москвы в правительстве Москвы по вопросам социального развития Анастасия Ракова.
Фото: пресс-служба Комплекса социального развития

Три месяца самоизоляции изменили почти все сферы столичной жизни. Система здравоохранения, социальные работники в режиме 24/7 помогали людям в пандемию. Однако есть еще одна сфера, в которой последствия пандемии оказались очень серьезными. Это рынок труда Москвы, который до коронакризиса считался самым стабильным. Последствия пандемии существенно изменили рынок труда. Всего за три месяца число зарегистрированных безработных увеличилось с 30 тысяч до 196 тысяч человек. Как городским службам занятости удалось справиться с таким резким увеличением? Куда планируется трудоустраивать оставшихся без постоянного дохода москвичей? Об этом рассказала заместитель мэра Москвы в правительстве Москвы по вопросам социального развития Анастасия Ракова.

— В середине марта, четыре месяца назад, когда был объявлен режим самоизоляции, вы предполагали, что столкнетесь с таким наплывом безработных?

— В таких ситуациях делать прогнозы сложно, да и бессмысленно. Тема безработицы стала самой актуальной в считанные дни. До пандемии уровень безработицы в Москве был самым низким в стране и составлял всего 0,39%. На 1 июля прошлого года это 28 тысяч безработных. С началом пандемии уровень безработицы вырос в шесть раз. А на 1 июля этого года уровень безработицы составил 2,6%, и это уже 196 тысяч безработных. Пик пришелся на апрель и май. В службу занятости Москвы в эти месяцы «пришло» 49 тысяч и 82 тысячи человек соответственно. «Пришло» говорю в кавычках, поскольку все сервисы москвичи получали в дистанционном формате.

Сейчас мы отмечаем снижение количества обращений в службу занятости за статусом безработного — в июне оно уменьшилось в два раза. Сегодня к нам обращаются 1200–1500 человек в день. Мы прогнозируем дальнейшее снижение. Рынок труда восстанавливается, количество вакансий увеличивается. Люди будут активно трудоустраиваться.

Хочу отметить, что все принятые меры, скорость, с которой мы реагировали на изменения рынка труда, на рост безработицы, были в режиме реального времени и помогли сотням тысяч людей пережить тяжелый период увольнения. С началом пандемии быстро были приняты решения об увеличении пособия по безработице по всей стране. Мэр Москвы принял дополнительную меру — ввел московскую региональную доплату. Федеральное пособие по безработице увеличено до 12 130 рублей, а региональная доплата для тех, кто потерял работу в период пандемии, до 19 500 рублей. Введена еще одна дополнительная федеральная мера поддержки — на каждого ребенка безработному выплачивается еще по 3000 рублей. Если в семье безработного два ребенка, то ежемесячные социальные выплаты составляют 25 500 рублей. Это сумма, которая может помочь пережить кризис и активно искать новое место работы.

Важно было не только увеличить выплаты, но и сделать дистанционную систему, позволяющую людям быстро получить эти деньги. Столица заняла первое место в рейтинге регионов по выплатам социальных обязательств безработным и недопущению просрочки установленных законом сроков выплат в 11 дней. Вся работа осуществлялась дистанционно. Мы понимали потребности людей и быстро перестраивали работу под их потребности. Было понятно, что во время самоизоляции безработные не смогут принести свои трудовые книжки и справки о доходах, ведь работодатели просто не выдадут им эти документы. Мы перестроили всю работу и стали получать эти данные по каналам межведомственного взаимодействия, сами запрашивали эти данные без участия безработного. Мы многократно нарастили мощности наших сайтов, вели постоянную коммуникацию с людьми, ведь у них было много вопросов: кому какие выплаты положены, как рассчитать пособие по безработице, можно ли получить пособие немосквичам, которые работали в Москве, и др.

За период пандемии мы приняли около полумиллиона звонков — организовали работу контакт-центра, в котором была возможность получить ответы на множество вопросов. Это помогло также снизить нагрузку на сайт, так как мы получали много звонков от немосквичей, которые традиционно работают в сервисной индустрии, а вот пособие по безработице они по закону о занятости могут получать только по месту жительства, оформить его также можно дистанционно. 7 миллионов человек зашло за три месяца на сайт, еще полгода назад на него заходило 5–6 тысяч посетителей в месяц. А количество заявок за статусом безработного в апреле—мае в день выросло с десятка до 8–10 тысяч.

Итог — почти 200 тысяч зарегистрированных безработных, которым выплачено 4 миллиарда 768 миллионов рублей. Реальная социальная поддержка, которая помогла москвичам. И помощь не заканчивается, наша задача — помочь людям найти работу, вернуть их на рынок труда, чтобы их доход был стабильный.

Мы смогли ответить вызовам пандемии благодаря трансформации центров занятости, которую мы по поручению мэра Москвы начали год назад. Тогда мы поставили своей задачей превращение городской службы из «бюрократической биржи труда» в сервисную структуру, способную помочь стать полноценными специалистами. Из полуподвальных морально устаревших офисов мы перевели часть службы в центры госуслуг «Мои документы». Кроме того, мы открыли несколько специализированных офисов — «Моя работа» и «Моя карьера». Здесь работают карьерные консультанты, которые знают все о современном рынке труда и способны помочь дотянуть квалификацию кандидатов до тех требований, которые работодатели предъявляют сегодня к сотрудникам. Мы проводим тренинги, которые во время пандемии тоже проводились онлайн. Я считаю важным делать ставку на сервис и технологичность. Именно это сработало в реформе сети государственных услуг «Мои документы», горожане оценили искренний сервис и современные технологии. Эту стратегию год назад мы реализовали и в системе службы занятости Москвы.

Согласитесь, социальная служба города — это сервис. Никто сейчас не хочет стоять у закрытого глухого окошка и ждать три часа. И сервис должен быть простым и удобный. Сегодня москвич может подать документы на получения статуса безработного в течение нескольких минут в любом удобном для него режиме, будь то офлайн или онлайн.

— Период пандемии не прошел бесследно ни дли одной отрасли. Как он отразился на рынке труда? И как ситуация обстоит сейчас?

— В период пандемии больше всего пострадали сфера торговли и сервисная индустрия. Мы внимательно следим за структурой рынка, отслеживаем актуальные тренды. В 2019 году отраслевая структура безработных была в целом такая же, но в кризис 2020 года в разы увеличилось количество безработных в доминирующих отраслях экономики Москвы — в торговле и услугах. Именно из этих отраслей к нам и пришли безработные.

Часть потерявших работу людей работали в серой зоне экономики. При необходимости мы будем повышать их квалификацию и трудоустраивать либо в сетевые компании, либо помогать оформлять самозанятость, чтобы легализовать на рынке.

Но уже вы сами видите — сфера торговли оживает, а значит, появляются и вакансии. Сейчас в этой сфере их уже 23 тысячи. При высоком потенциале этих людей трудоустройство должно быть быстрым. Рестораны, салоны, фитнесы, гостиницы возобновили свою работу.

Самое главное, что произошло: Москва из рынка труда, где свои условия диктовал работник, превратилась в рынок труда работодателя. Это факт. На начало года у нас было 28 тысяч безработных на 122 тысячи вакансий, а сейчас — 72 тысячи вакансий на 200 тысяч безработных. Еще в апреле их было 42 тысячи. Такая же динамика по вакансиям наблюдается на других работных сайтах.

Общее количество вакансий на рынке труда растет, возвращается обычная докризисная динамика рынка, работодатели стали активней приглашать на интервью, хотя часть из них все еще сохраняет дистанционную форму.

— Как думаете, оправдал ли себя дистанционный режим работы с точки зрения работодателей?

— Пандемия явно обозначила соревновательный тренд офлайна и онлайна. Рационально онлайн дает понятные быстрые преимущества — нивелировать риски распространения инфекции, возможность экономить на затратах, снизить затраты на аренду офисных помещений, сэкономить на фонде оплаты труда, предложить работникам удобный гибкий график работы, уменьшить время на дорогу. Даже для города есть явное преимущество — введение разных графиков для работников поможет снизить трафик в часы пик. Интересно, что по массовым вакансиям до пандемии главное требование соискателей после зарплаты было «удаленность работы от дома». Если человек работает из дома или хотя бы несколько дней из дома, а именно это один из актуальных постковид-трендов, то, возможно, это повлияет на удовлетворенность сотрудников.

С другой стороны, прогресс цивилизации осуществлялся только благодаря коллективному взаимодействию, творчеству, совместному созиданию. Мы отслеживаем исследования на эту тему, и многие работодатели в целом склонны вернуть сотрудников в офис, хотя и будут сохранять элементы дистанта там, где это возможно.

Баланс офлайна и онлайна — это удачная форма для дополнения стандартного формата, и, думаю, она наверняка приживется во многих организациях. Многие компании, особенно связанные с ИТ или телеком-услугами, оставили своих сотрудников работать в удаленном режиме до конца года. Мы на связи со многими организациями, будем проводить исследования, чтобы понимать, какие тренды подтвердили свою эффективность, а что поменялось.

С точки зрения офлайна я вижу востребованность живой коммуникации и реабилитации людей старшего поколения. Большинство москвичей полюбили наш проект для людей старшего возраста «Московское долголетие». В период пандемии он был переведен в онлайн. Именно эти люди были на самоизоляции больше всех. В это время социальные службы в тандеме с волонтерами заботились о них, доставляли продукты, лекарства, выгуливали домашних питомцев. Сейчас этим людям нужно помочь реабилитироваться, постепенно возвращаться в нормальную жизнь. Мы возвращаем наш проект «Московское долголетие» в офлайн на свежем воздухе. Мы понимаем, что востребованность в наших офлайновых сервисах и продуктах будет расти. Людям нужна поддержка психологов, мамам подростков нужна консультация специалистов по работе с семьями, безработным надо посоветоваться с карьерными консультантами, семьям с детьми с особыми потребностями нужны групповые терапии и консультации от НКО и волонтеров. Офлайн-формат нужен городу, ведь именно он обеспечивает живую социальную ткань города. Онлайн-рациональность его не заменит.

— Как Москва собирается решать проблемы безработицы?

— Стратегия проста: удобная дистанционная регистрация, быстрые социальные выплаты и, главное, сервисное трудоустройство. Для этого мы перенастроили все структуры труда и занятости с акцентом на задачу быстро вернуть безработных на рынок труда. Мы считаем, что трудоустройство будет эффективным за счет предоставления клиентоориентированного сервиса наших карьерных консультантов безработным и синергии базы вакансий.

Мы уже перестроили систему обучения безработных, делая короткие программы повышения квалификации и строго под текущие вакансии и запрос работодателя. В центре «Моя карьера» онлайн-тренинги, вебинары только в период пандемии прошли 17 тысяч человек. На онлайн-курсы повышения квалификации по актуальным профессиям в коронакризис пришло 5 тысяч человек. Онлайн-программы оказались востребованы, а значит, будем продолжать их использовать и развивать.

Наконец, мы открываем еще один специализированный центр занятости на Шаболовке, где безработные смогут пройти собеседование, им помогут разобраться в сервисе поиска вакансий, выбрать оптимальную программу обучения. Опыт работы центров занятости «Моя работа» и «Моя карьера» показал эффективность подобного формата.

— Есть ли специальные программы для наиболее уязвимых групп населения? Лиц предпенсионного возраста, одиноких мам с маленькими детьми?

— Да, в рамках реализации национальных проектов мы планируем обучить более 5 тысяч лиц из этих категорий. И после обучения трудоустроить их. Очень часто современной маме надо балансировать между работой и семьей и соответствовать требованиям рынка. Мы готовы поддержать таких мам. Мы хорошо понимаем их потребности. В пандемию мамы стали одной из самых активных групп обучения. Очень часто такие мамы могут придумать конкурентоспособный продукт, но не знают, как донести его покупателю. Для таких мам Москва предоставляет бесплатное обучение на курсах онлайн-маркетинга, продвижения, помогает открыть собственное дело или стать самозанятым и платить налоги, чтобы потом получать официальную пенсию.

— Служба занятости Москвы готова ко второй волне пандемии, если она вдруг случится?

— К ситуациям, подобным пандемии, если они возникнут вновь, Москва придет уже с большим опытом, который, кстати, интересен многим регионам России. Мы подготовлены — опыт пандемии стал отличным кейсом, если так можно говорить, для проверки московской службы занятости на прочность. Мы нарастили мощности — у нас сильные электронные сервисы и колл-центры; мы поняли, что можем быстро перестраивать свою работу, перебрасывая сотрудников с направления на направление и обучая их в процессе; изменили бизнес-процессы: ту же регистрацию сделали по системе межведомственного взаимодействия, а собеседования — с помощью видеосвязи; мы постоянно на связи — отвечаем на все вопросы горожан, даже если они поступают из социальных сетей. Это позволило за считанные месяцы повысить производительность на 30%. И мы понимаем, что нужно сделать для еще большего удобства горожан в поиске работы.

Наша главная задача сейчас — помочь людям найти работу и реализовать себя в профессиональной сфере с помощью клиентоориентированного сервиса московской службы занятости.

Источник: газета РБК, спецвыпуск № 720 от 20–26 июля 2020 г.