«Доля российских инвестиций и несырьевого экспорта в Германию растет»
Материалы выпуска
Цифровизация с немецкой точностью Инструменты «Доля российских инвестиций и несырьевого экспорта в Германию растет» Компетенция Российско-германские перспективы Рынок
Компетенция
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Доля российских инвестиций и несырьевого экспорта в Германию растет»

Фото: Анастасия Цайдер для РБК

Чрезвычайный и полномочный посол Германии в России господин Рюдигер фон Фрич в интервью РБК+ изложил свое видение перспектив российско-германского сотрудничества в экономике, дал оценку инциденту с турбинами Siemens.

— Какими вы видите перспективы развития российско-германских экономических отношений, возможно ли возрождение сотрудничества?

— После двух весьма сложных лет, когда двусторонний объем торговли падал, в этом году мы впервые снова наблюдаем значительный плюс. Экономический обмен между Германией и Россией вырос в первой половине 2017 года приблизительно на 30%. Это очень позитивные новости, демонстрирующие, что наши экономические отношения в хорошем состоянии, а интерес германских компаний к российскому рынку не сломлен. Наоборот, кстати, тоже: удивительным образом доля российских инвестиций в Германии и российского экспорта в несырьевой сфере увеличивается.

Основание наших экономических отношений становится, таким образом, шире и менее зависимым от цен на нефть — именно с их падением в 2014 году главным образом был связан стремительный спад экономической активности. Обратите внимание, что внешнюю торговлю России с 2014 по 2016 год почти со всеми странами, в том числе, например, с Китаем, рецессия затронула примерно в той же степени, что и с Германией.

Иными словами, оснований для пессимизма нет, совсем наоборот: в области диджитализации, «Индустрии 4.0», возобновляемых источников энергии и энергоэффективности, в сфере транспорта и развития инфраструктуры, а также исследований и инноваций существуют многочисленные проекты, которые германские и российские компании успешно продвигают совместно. Экономика Германии как экономика никакой другой страны способна и готова оказать содействие в модернизации российской экономики.

— Что мешает совместному движению вперед?

— Представители германских компаний часто жалуются на доминантную позицию государственных предприятий, что является помехой для конкуренции и инноваций. Малые и средние предприятия, по их словам, должны иметь лучшие возможности для самореализации. В качестве вызова называется также сфера образования и профессионального обучения с целью подготовки рабочей силы к современным производственным процессам. Высказывается пожелание, чтобы рынок труда стал мобильнее и гибче. Демографический вызов, пенсионная реформа, эффективное независимое судопроизводство, лучшая защита собственности, сокращение бюрократических препон — вот ключевые слова, которые снова и снова всплывают во время бесед с представителями германской экономики.

— Возможно ли преодолеть сложности с помощью двусторонних связей между федеральными землями и администрациями российских регионов?

— Федеральные земли и регионы посылают решающие импульсы для наших экономических отношений и важны для расширения экономических связей. Почти все федеральные земли Германии активно поддерживают партнерские отношения с российскими регионами, зачастую уже на протяжении десятилетий. Премьер-министры федеральных земель Германии регулярно посещают своих партнеров, чаще всего совместно с большими делегациями представителей деловых кругов. Таким образом, возникли тесные доверительные отношения, которые являются решающими для привлечения инвестиций. И здесь также действует правило: это не улица с односторонним движением. В Мекленбурге — Передней Померании российские инвесторы вложили средства в судостроение, в Баварии один из российских инвесторов санировал фармацевтическую компанию, в Северном Рейне — Вестфалии размещаются российские компании по производству программного обеспечения. Это, кстати, вполне логично, что федеральные земли и российские регионы являются носителями германо-российских экономических отношений. В центре германской экспортной экономики находятся малые и средние предприятия, они составляют 80% работающих в России германских компаний. Эти компании зарегистрированы в Германии в своих регионах, и это одна из их сильных сторон.

— Как сказался инцидент с поставками в Крым турбин компании Siemens на российско-германском сотрудничестве?

— Отрицательно. Что произошло в случае с Siemens? Компания, которая на протяжении 160 лет ведет свои дела в России, защитила себя контрактом от поставки турбин в Крым и положилась на то, что он имеет силу. Компания должна была сделать это, потому что европейское право запрещает поставки турбин в Крым. Из-за того что контрагент Siemens по контракту — заметьте, государственная компания — вопиющим образом нарушил этот контракт, Siemens оказалась в неприятном положении, и, конечно, возникает вопрос, как в России обстоят дела с правовой безопасностью. Председатель правления компании Джо Кезер заявил в интервью журналу Der Spiegel, что нарушение контракта не является «мелким нарушением». На какой основе иностранные компании должны вести взаимовыгодный бизнес, если не на основе надежных, обладающих исковой силой контрактов? В этом отношении скандал с турбинами Siemens выходит за рамки единичного случая. Мы можем исходить из того, что международное деловое сообщество весьма скрупулезно следит за происходящим вокруг Siemens. Речь идет о репутации России как страны, надежной для инвестиций.

— Экономика Германии продолжает расти. Что выступает основным драйвером роста?

— Действительно, в экономике Германии на протяжении длительного времени наблюдается солидный рост. Прежде всего, эта тенденция сохраняется благодаря экспорту, традиционно сильной сфере германской экономики. Тем самым Германия, естественно, извлекает выгоду и из положительного конъюнктурного развития мировой экономики. Благодаря последовательным, не всегда простым реформам на рынке труда нам удалось создать основу для повышения занятости. Кроме того, политика консолидации бюджета поспособствовала снижению рисков задолженности государства, земель и муниципалитетов. Мы укрепили финансовый надзор и сделали наши банки менее восприимчивыми к кризисам. Но нам нельзя успокаиваться.

— В чем вы видите основные риски?

— Германия и весь мир сталкиваются со значительными вызовами, на которые нам нужно своевременно найти ответы. Есть сложнейшая задача диджитализации, которой мы должны заняться с особым усердием. Нашему автопрому, в котором задействованы более 800 тыс. человек, что по-прежнему делает его одной из основных промышленных опор германской экономики, нужно найти ответы на вопросы двигателестроения (связанные с распространением электромобилей, автономной езды) и защитой от выбросов. Смена энергетического курса и защита климата потребуют новых значительных инвестиций.

На повестке дня стоит интеграция более миллиона беженцев, что, конечно же, сказывается на экономике и государственном бюджете. Примечательна в связи с этим поддержка тех, кто прибывает к нам, потому что в других уголках планеты эти люди попали в бедственное положение. Серьезные вопросы возникают также извне. Как нам осуществить Brexit? Как в долгосрочной перспективе обеспечить стабильность еврозоны? Как будет развиваться международная свободная торговля? В решении этих масштабных задач мы можем положиться на наш позитивный опыт в прошлом и на то, что страны с возможностями и опытом демократических процессов особенно успешны, когда речь идет о преодолении проблем в период перемен.