Что ищут иностранные компании на российском банковском рынке
Материалы выпуска
Финтех, экспорт и доверительная среда — главные драйверы факторинга Инструменты Лизинг становится частью экосистем крупных банков Инструменты Что ищут иностранные компании на российском банковском рынке Инструменты «Вовлеченность — это критерий качества сервиса банка» Компетенция «Цифра» для бизнеса: каких услуг не хватает корпоративным клиентам банков Рынок
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Что ищут иностранные компании на российском банковском рынке

Причины, по которым дочерние организации иностранных корпораций становятся клиентами подразделений международных банков.
Фото: Getty Images Russia

Высокая скорость трансграничных транзакций, широкие возможности по привлечению фондирования, гарантии и поручительства международных финансовых институтов, корпоративное инвестирование, соответствие мировым регуляторным нормам… Это только часть причин, по которым «дочки» иностранных корпораций, представленные на российском рынке, чаще всего становятся клиентами подразделений международных банков, также работающих в России. Именно в этом партнерстве они находят то, что зачастую не могут дать российские кредитные организации, по крайней мере в комплексе.

Критерии выбора

Выбор банка для подразделения иностранной компании, как правило, осуществляется на основании политики, принятой в группе на глобальном уровне. «Существует несколько рекомендованных банков, далее анализ и выбор осуществляются на основании решения локального менеджмента. Безусловно, принимаются во внимание все аспекты, но основными критериями являются надежность банка, его репутация на локальном рынке, а также, возможно, уже существующий опыт сотрудничества», — говорит генеральный директор российского офиса Swarovski Ирина Егоренко.

При этом именно филиалы зарубежных банков в России представляются иностранным корпорациям более надежными. «На фоне деятельности ЦБ в сфере структуризации банковского сектора заметна сдержанность немецких компаний при выборе российских банков. Как правило, это связано с тем, что решение о сотрудничестве принимается в головном офисе компаний за рубежом, где российские банки по сравнению с международными пока малоизвестны», — отмечает исполнительный директор Российско-Германской внешнеторговой палаты (РГВП) Кристиан Хартен.

Быть глобальным клиентом крупного международного банка для компаний экономически более эффективно: в таком случае они могут получить широкий спектр банковского обслуживания по более выгодным тарифам и по одинаковым стандартам, говорит директор группы «Финансовые институты» S&P Global Ratings Сергей Вороненко. «Если говорить о международных операциях, то широкое банковское покрытие может быть выгодным и для клиентов — контрагентов этих компаний», — продолжает он. Кроме того, как отмечает руководитель управления по работе с международными компаниями Райффайзенбанка Мария Маевская, международные банки, работая с глобальными клиентами, на уровне материнской компании консолидируют в единую систему управление счетами, ликвидностью, расходами: «То есть получается такой глобальный cash management».

В свою очередь, вопрос о том, с какими клиентами работать зарубежным «дочкам» глобальных банков, тоже порой решается на уровне их материнской структуры. «Он учитывает требования собственного риск-менеджмента», — говорит заместитель директора группы рейтингов финансовых институтов Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Валерий Пивень. При этом он замечает, что были ситуации, когда международные банки открывали свои филиалы в России именно для обслуживания своих традиционных клиентов и не занимались привлечением других.

Разные запросы

Об игнорировании российских банков со стороны представительств иностранных корпораций речь не идет, подчеркивает генеральный директор компании Billa в России Елена Мальцева: «Наша компания, например, очень хотела бы работать с крупнейшими российскими кредитными организациями. Но есть глобальная корпоративная политика, которая говорит, что мы сотрудничаем с банками, которые участвуют в корпоративном инвестировании. Сейчас ситуация такова, что получить его в РФ можно только у международного банка».

Один из факторов, определяющих выбор иностранных компаний в пользу иностранных же банков, — изначальная цель обращения компании в кредитную организацию. Как говорит Мария Маевская, в этом смысле международные клиенты сильно отличаются от российских. «У нас зачастую российский бизнес приходит в банк в первую очередь за кредитом. Если ему дали финансирование, то он, скорее всего, останется в том же банке на расчетно-кассовом обслуживании: будет проводить платежи, конвертации, операции валютного контроля и проч. У международных компаний мотивация иная. Они заходят на российский рынок, не имея особых потребностей в кредитовании. Наоборот, у них есть ресурсы, которые они хотели бы куда-то вложить. И «на входе» они в первую очередь ищут надежные банки с широкой продуктовой линейкой, отлаженными внутренними процессами, хорошим реноме, которые соответствуют их комплаенс-моделям и международным регуляторным требованиям», — объясняет эксперт.

Впрочем, Мария Маевская не отрицает, что кредит иностранным компаниям в России тоже может понадобиться. Более того, кредитный портфель международных компаний в том же Райффайзенбанке в последнее время существенно вырос. «Если изначально зарубежные клиенты приходят за расчетно-кассовым обслуживанием, то дальше могут попросить какой-нибудь небольшой овердрафт, чтобы исключить разрыв ликвидности. При этом им в любой момент на помощь может прийти «мама» и прислать деньги из головного офиса, поэтому овердрафт часто становится подушкой безопасности, а не средством кредитования. С другой стороны, по мере роста бизнеса в России компании начинают все больше инвестировать, расширяться, и тут уже требуются бóльшие суммы и на бóльшие сроки», — поясняет Мария Маевская. Сейчас, по ее словам, наблюдается новый тренд у международных клиентов, когда все больше появляется запросов на долгосрочное инвестиционное кредитование сроком на пять—семь лет.

При этом, как отмечает Валерий Пивень, в России не так много банков, способных выдать крупный кредит, прежде всего в силу ограничений по объему располагаемого капитала. «Между тем даже не самая большая «дочка» иностранного банка, используя различные гарантии, может обслуживать клиентов, которым нужны большие суммы», — говорит он. Мария Маевская поясняет, что часто материнские компании могут предоставлять своим «дочкам» для банков корпоративные гарантии и поручительства, что приятно снижает для них процент по кредиту. Умение работать с таким обеспечением, в частности, дает филиалам иностранных банков серьезное конкурентное преимущество перед российскими госбанками, с которыми тоже отчасти работают международные клиенты. «Благодаря тому, что наш банк имеет сеть во многих странах, с учетом возможностей нашего глобального офиса мы можем быстро и адекватно оценивать риски по таким гарантиям. А в случае необходимости — воспользоваться ресурсами мощной юридической поддержки центрального офиса», — говорит она.

Также, по словам Марии Маевской, зарубежные корпораты в РФ очень активно используют господдержку, которую предоставляет российское государство. Она позволяет получать финансирование по пониженной ставке. В частности, это относится к АПК, где сегодня благодаря субсидиям ставка будет не выше 5% годовых. Например, немецкая компания Deutsches Milchkontor GmbH (DMK), которая вышла на российский рынок благодаря покупке актива, сейчас активно использует гарантии от РФ. DMK — производитель сыра, успешный в Германии, но на момент прихода в Россию не имевший опыта прямых инвестиций за пределами Евросоюза. Россия стала для DMK первым трансграничным опытом. Компания заходила сюда через инвестиции. Сначала купила актив — контрольный пакет российской компании, ввела свои стандарты производства сыров, позже полностью выкупила российскую долю участия. «Мы с самого начала помогали компании: встречались с головным офисом в Германии, общались с новым российским руководством, разъясняли особенности российского законодательства, валютного контроля, банковского регулирования, так как в периметре выхода на российский рынок присутствовало прямое банковское кредитование и рефинансирование. Интересная с точки зрения банка история, интересный с точки зрения компании опыт. Сейчас это очень успешная, быстро растущая компания на российском рынке с локальным производством высококачественных сыров («Ларец», Oldenburger)», — рассказывает Мария Маевская.

При этом ценообразование не всегда играет ключевую роль, говорит Ирина Егоренко из Swarovski. «Для нас важно, чтобы банк мог предоставить полный комплекс необходимых компании услуг. Например, в Райффайзенбанке мы пользуемся продуктами расчетно-кассового обслуживания, эквайринга, инкассации. С развитием бизнеса возникает необходимость в получении новых услуг, и здесь не последнюю роль играет оперативность банка и гибкость при переговорах и составлении коммерческого предложения, а также опыт работы с другими аналогичными компаниями. Мы всегда интересуемся, с какими компаниями по интересующему нас проекту банк уже сотрудничает», — говорит она. А Кристиан Хартен рассказал, как в лизинговом подразделении того же банка для РГВП разработали совершенно новый продукт для заключения лизингового договора на офисный этаж в бизнес-центре.