Финтех, экспорт и доверительная среда — главные драйверы факторинга
Материалы выпуска
Cash management: внутри и во внешней среде Инструменты Финтех, экспорт и доверительная среда — главные драйверы факторинга Инструменты Лизинг становится частью экосистем крупных банков Инструменты Что ищут иностранные компании на российском банковском рынке Инструменты «Вовлеченность — это критерий качества сервиса банка» Компетенция «Цифра» для бизнеса: каких услуг не хватает корпоративным клиентам банков Рынок
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Финтех, экспорт и доверительная среда — главные драйверы факторинга

Факторинг в России в последние годы демонстрирует двузначные в процентном отношении темпы роста. Тон во многом задают банки.
Фото: Getty Images

По итогам прошлого года объем обеспеченного факторами финансирования, по данным рейтингового агентства «Эксперт РА», достиг 2,63 трлн руб., увеличившись по сравнению с показателем 2017-го на 42%. В предыдущем годовом отрезке прирост составил 13%. Аналитики «Эксперт РА» прогнозируют, что в текущем году увеличение рынка составит 25–30% (до 3,35 трлн руб.). Усилившийся с прошлого года рост в агентстве объясняют активностью компаний нефтегазового сектора, которые провели несколько крупных сделок. Без них темпы 2018-го были бы несколько скромнее — на уровне 28%.

В любом случае это уже хороший показатель, считает руководитель направления по развитию факторинга Райффайзенбанка Андрей Захаров: «Российский рынок факторинга в последние годы очень динамично растет как с точки зрения объемов, так и качественно, становится все более технологичным». По его словам, повышается уровень финансового образования бизнеса, он начинает искать альтернативные по отношению к банковским кредитам источники финансирования. «Если раньше многие предприниматели вообще не имели ясного представления о том, что такое факторинг, то сейчас многие финансовые директора предприятий уже четко понимают, что конкретно этот инструмент может дать их компаниям. И таких специалистов с каждым годом становится все больше», — заключает эксперт.

По данным анкетирования, проведенного Ассоциацией факторинговых компаний (АФК), в котором приняло участие 28 компаний (из 63 организаций, заявляющих о предоставлении услуг факторинга в России), общее количество профинансированных клиентов в январе—сентябре 2019 года приближается к 6,6 тыс., а привлеченных (за тот же период)  — к 2,5 тыс. компаний. К аналогичному периоду прошлого года это плюс 35 и 82% соответственно.

Быстро и доступно

Бизнес постепенно начинает оценивать все плюсы факторинга, который позволяет продавцам оптимизировать финансовые потоки, сократить дебиторскую задолженность, найти новые каналы сбыта, ориентированные на опции с отсрочкой платежей, говорит Андрей Захаров. В свою очередь, для покупателей это возможность на выгодных условиях привлечь финансирование для сделки, особенно когда речь идет о работе с несколькими поставщиками. «Факторинг позволяет за короткий срок увеличивать объем продаж в несколько раз и дает возможность компании развиваться более эффективно, чем при кредитовании. Кроме того, факторинговые услуги более доступны, так как не требуют обеспечения и дополнительных гарантий», — поясняет менеджер группы по оказанию услуг компаниям финансового сектора компании «Делойт, СНГ» Наталья Попова.

Позитивные оценки инструменту дают и потребители. В частности, в компании «Северсталь» РБК+ рассказали, что активно используют факторинговые программы в расчетах как с клиентами, так и с поставщиками. «Повышается платежная дисциплина партнеров. Факторинг помогает им качественнее управлять ликвидностью, формировать правильную кредитную историю. При корректном использовании продукта просрочки в расчетах крайне редки», — говорит руководитель управления казначейства «Северстали» Ирина Бобрышева. Факторинг, по ее словам, косвенно влияет на повышение оборачиваемости при обработке и исполнении заказов — меньше времени требуется на принятие решения по крупным сделкам с партнерами. В результате компания может сосредоточиться на основном бизнесе, а не выполнять функции финансовых институтов, определяя, к примеру, кредитное качество партнера, в чем априори имеет меньше опыта и инструментов. «В целом использование факторинга приводит к повышению возврата на вложенный капитал для наших акционеров и гармонизации взаимоотношений с партнерами», — продолжает казначей «Северстали».

Основная цель факторингового обслуживания банком — обеспечить клиенту возможность заниматься основной деятельностью, не отвлекаясь на постоянное решение проблем, связанных с управлением дебиторской задолженностью и разрывами ликвидности, подтверждает Наталья Попова.

От курьеров к Open API

В настоящее время основная проблема факторинга в России—трудоемкость сбора документов для необходимого анализа, говорит эксперт «Делойт». Поэтому один из основных факторов роста рынка и популярности инструмента — постепенный переход рынка к юридически значимому электронному документообороту (ЮЗЭДО), считает Андрей Захаров: «Развитие финтеха позволяет все большему количеству как поставщиков, так и дебиторов имплементировать в свои бизнес-системы ЮЗЭДО, который в числе прочего позволяет минимизировать риски фрода. Когда к процессу подключатся крупнейшие дебиторы, и не только торговые сети, но и в металлургии, нефтегазе, факторинг, на мой взгляд, ждет бурный рост. Дополнительным стимулом будет развитие в сфере факторинга Open API (система открытых интерфейсов. — РБК+)». Андрей Захаров уточняет, что для банка при этом очень важно, чтобы рынок рос не только с точки зрения объемов, но и по качеству портфеля.

Представитель Райффайзенбанка напомнил, что всего пять-семь лет назад рынок факторинга был рынком курьеров, которые перевозили между участниками сделки кипы бумажных документов. Сейчас же бумага, по словам Андрея Захарова, практически исчезла, что способствует снижению затрат на администрирование и, соответственно, добавляет плюсов в плане развития. Эксперт, в частности, рассказал, что благодаря переходу на ЮЗЭДО в последние годы факторингом начал активно пользоваться фармацевтический бизнес — запускать его еще пять-шесть лет назад было очень сложно из-за большого объема бумажного документооборота между аптечными сетями, фармацевтическими дистрибьюторами и производителями.

Сейчас на рынке факторинга начинают появляться открытые мультифакторные финтех-платформы, где в цифровой формат переведен весь цикл заключения договоров, а также системы аналитики на базе технологий блокчейн. «ЮЗЭДО позволяет существенно сократить сроки сбора и анализа документов, дает возможность предложения кросс-продуктов. Крупные игроки рынка факторинга создают собственные платформенные решения или кооперируются на независимых площадках», — говорит Наталья Попова. Андрей Захаров подчеркивает, что факторинг должен постепенно становиться полностью диджитализированным продуктом: «Мы тоже развиваем соответствующую систему. Сегодня клиенты в специальном личном кабинете («Райффайзен Факторинг Онлайн») могут находить всю необходимую информацию по сделке, подавать заявку в онлайн, изменять лимиты, предоставлять документы. Замечу, что многие факторы до сих пор отправляют отчеты в Excel по почте».

«Если банк перевел максимум процедур при взаимодействии с клиентом в «цифру», решения принимаются прозрачно и быстро, то он всегда будет иметь преимущество перед теми факторинговыми организациями, которые этого еще не сделали», — замечает исполнительный директор АФК Дмитрий Шевченко.

Свои люди

Еще одной точкой роста рынка является финансирование через факторинговые схемы экспортных контрактов. Это наиболее динамичный сегмент, здесь за последние два года динамика измеряется сотнями процентов, отмечает Дмитрий Шевченко. В этом отношении, по его словам, определенное преимущество есть у представительств иностранных банков, работающих в России: «Разница между иностранными банковскими группами и российскими банками делает возможным проведение первыми трансграничных операций, в частности международного факторинга для экспортеров и импортеров по принципу open account. Структурировать международную сделку в рамках группы с глобальным присутствием объективно проще и быстрее».

В схеме международного факторинга поставщик и покупатель являются резидентами разных государств. Такой механизм используется по долгосрочным внешнеторговым контрактам с отсрочкой платежа, для которых характерны регулярность поставок и значительный товарооборот. «Международный факторинг предусматривает взаимодействие двух факторов: экспорт-фактор финансирует поставщика, находясь с ним в одной стране, а, к примеру, Райффайзенбанк, выступая в роли импорт-фактора, гарантирует платежеспособность покупателя перед зарубежным поставщиком», — объясняет Андрей Захаров.

Как уточняет Наталья Попова, в рамках предложений международного факторинга обязательным является членство в глобальных факторинговых ассоциациях, которые выполняют функцию площадок-посредников, не участвующих в торговых сделках, но определяющих правила и предоставляющие условия для их осуществления. Практически все представленные в России офисы иностранных банков, как говорит Андрей Захаров, являются членами крупнейшей международной факторинговой ассоциации Factors Chain International (FCI), которая объединяет свыше 270 первоклассных факторов, что дает возможность российским импортерам поставлять продукцию более чем из 70 стран мира.

Еще одним трендом, по словам представителя Райффайзенбанка, является участившееся использование схем по финансированию кредиторской задолженности. В таких схемах счета компании-покупателя оплачивает фактор. Клиент, в свою очередь, может получить у поставщика скидку за раннюю оплату, а погашать такие требования перед фактором в удобные для себя сроки (с отсрочкой до 180 дней). «Все больше клиентов склоняются к тому, что можно работать не только с дебиторской задолженностью, но и с кредиторской. Рынок активно развивается в этом направлении. Все больше клиентов прибегают к комплексным программам финансирования поставщиков (Supply Chain Finance). Этот тренд оказывает влияние на рост рынка наряду с классическим факторингом», — резюмирует Андрей Захаров.