Стратегия ,  
0 

Производители бумаги отписываются от санкций

Фото:  Олег Харсеев/Коммерсантъ
Фото: Олег Харсеев/Коммерсантъ
Европейские санкции осложнили работу целлюлозно-бумажной промышленности в России. Но компании отрасли продолжают реализацию инвестпрограмм и климатических стратегий.

Весной 2022 года российская лесопромышленная и целлюлозно-бумажная отрасли столкнулись со сложностями, вызванными ограничениями поставок продукции со стороны Запада. Запрет на импорт некоторых видов целлюлозно-бумажной продукции из России Евросоюз ввел в рамках пятого пакета санкций, утвержденного 8 апреля. В черный список попала вся группа древесины и изделий из нее, крафт-бумага и крафтлайнер немелованные, в рулонах или листах. Кроме запрета импорта из России Евросоюз ввел запрет на экспорт в страну практически всех видов бумаги, картона и целлюлозы. Фактически торговля бумагой и картоном между странами остановилась.

Номинально запрет действует только с 10 июля, а до этого можно вывозить продукцию по договорам, заключенным до 9 апреля. Но фактически взаимные поставки между Россией и Европой остановились еще в марте—апреле из-за логистических проблем после ухода крупнейших судоперевозчиков, а также отказа в допуске российского автотранспорта на сухопутных таможенных переходах. Кроме того, лесная продукция из РФ лишилась сертификации по стандартам FSC и PEFC (подтверждают на международных рынках соблюдение производителем экологических норм), что дополнительно снизило возможность ее экспортировать.

Изменить технологии и ассортимент

Одной из наиболее острых проблем, связанных с нарушением логистических цепочек для российских производителей целлюлозно-бумажной продукции, стала остановка поставок отдельных компонентов и химикатов, которые поставлялись из-за рубежа. В основном речь идет о белящих реагентах. Остановка некоторых производств в марте и прекращение поставок европейскими странами готовой продукции стали причиной дисбаланса на российском рынке бумаги. Особенно заметно подорожала офисная бумага (в пять-шесть раз к концу марта по сравнению с началом месяца). Такая ситуация заставила некоторых потребителей заменять ее «эковариантом», то есть неотбеленной.

Чтобы решить ситуацию, отраслевые игроки стали трансформировать технологические цепочки и искать альтернативу производственным компонентам на внутреннем рынке. Например, крупнейший в России производитель картона, Архангельский ЦБК, еще в марте разработал альтернативную схему приготовления двуокиси хлора (используется для отбелки целлюлозы). К этой работе привлекался Северный (Арктический) федеральный университет, и по ее результатам альтернативная схема соответствует экологическим нормам.

Кроме того, АЦБК разработал схемы поставок хлората натрия, перекиси водорода и других материально-технических ресурсов из дружественных государств — Китая, Турции, стран Юго-Восточной Азии, Индии.

Другим ответом на новые вызовы стал призыв участников сектора лесопромышленного комплекса к государству о разработке и внедрении собственных аналогов химикатов, а также содействии в получении доступного кредитования для инвестпрограмм предприятий.

Игорь Новоселов, аналитик из компании WhatWood, отмечает, что в части лесной продукции Россия почти полностью себя обеспечивает всем необходимым, кроме отдельных инновационных биотехнических продуктов. То же самое относится и к офсетной офисной бумаге (потребности российского рынка покрывают завод Mondi в Сыктывкаре и светлогорское предприятие), но это в любом случае рынок с падающим спросом, отмечает эксперт. Он также поясняет, что был прекращен импорт некоторых уникальных видов бумаги из Финляндии, но, по его мнению, это смогут компенсировать поставки из Китая.

В сложившейся ситуации очевидным решением для российских производителей стала переориентация своей продукции на доступные рынки, в основном китайский. При этом морские перевозки производители стали заменять на железнодорожные и автомобильные. Но резкая смена маршрутов поставок привела к коллапсу на железной дороге и пограничных переходах, где сформировались огромные пробки из груженных продукцией вагонов. А те поставщики, которым удавалось довезти свои товары, жаловались на резкий рост стоимости логистики, который делал отрицательной цену товара в месте отгрузки, то есть в порту или на железнодорожных станциях. В подобной ситуации, отмечают эксперты WhatWood, компаниям потребуется государственная поддержка, так как переговоры с новыми потребителями и освоение альтернативных маршрутов может занять довольно долгое время.

Экология остается в приоритете

Хотя эксперты сходятся во мнении, что к концу года ситуация вряд ли существенно улучшится, они указывают, что компании лесопромышленного комплекса не спешат отказываться от своих инвестиционных обязательств и планов в секторе экологии. Более того, считают в Рослесинфорге, в связи с тем, что в этом году в России на законодательном уровне должно появиться четкое определение «лесоклиматических проектов» и его критериев, в перспективе они могут быть эффективно монетизированы. Еще одной перспективой, как заявлял на прошедшей 31 мая —1 июня первой отраслевой экологической конференции в Архангельске председатель правления РАО «Бумпром» Юрий Лахтиков, является использование отходов целлюлозно-бумажной продукции в качестве источника энергии. По его мнению, наиболее адаптированной к жизнедеятельности человека с учетом естественной циркуляции и поддержания баланса углерода, энергии, воды в биосфере является именно растительная биомасса.

Свою приверженность климатической повестке подтверждает и сам бизнес. Генеральный директор Архангельского ЦБК Дмитрий Зылев отмечает, что нельзя допускать, чтобы экологический аспект отходил на второй план. «Несмотря на все сложности и шероховатости природоохранного законодательства, в последние годы удалось сделать очень многое. К примеру, новые заводы «Архбум» в Воронеже, Истре и Ульяновске, которые используют наше сырье для производства бумажной продукции, оборудованы по последнему слову техники, в том числе и в экологическом плане. Это без преувеличения технологический прорыв. Но такие наработки легко растерять, ведь самое ценное в любом деле — это люди и опыт», — подчеркивает он.

При этом Дмитрий Зылев уверен, что сложившуюся в секторе ситуацию можно рассматривать как новые возможности. Так, например, отмена сертификатов FSC, с одной стороны, наносит удар по конкурентоспособности наших товаров, но с другой — дает повод на базе уже полученного передового опыта и внедрения новейших технологий разработать собственные национальные стандарты. Потребность в новой системе сертификации, по его мнению, давно назрела.

От первого лица У целлюлозно-бумажных комбинатов есть все возможности для декарбонизации
Скачать Содержание
Закрыть