Спорные данные
Материалы выпуска
Кому интернет нужнее Инструменты «Встает вопрос, что предпочесть — телемедицину или развлекательное видео» Компетенция Спорные данные Решения Интернет вещей в ожидании 5G Инструменты
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Спорные данные

В определении правового поля для использования больших данных регуляторам предстоит найти компромисс между интересами бизнеса и защитой прав пользователей.
Фото: Getty Images Russia

По оценке International Data Corporation (IDC), доходы от использования больших данных и аналитики превысят $260 млрд при ежегодном приросте рынка на 11,9%. Технология big data способна генерировать до $15 трлн добавленной стоимости в смежных отраслях, отмечают в международной The Boston Consulting Group.

В стратегии развития информационных технологий в РФ до 2025 года большие данные — первые в числе глобальных прорывных направлений, где в ближайшие 10-15 лет может быть обеспечена технологическая конкурентоспособность страны. Национальная программа «Цифровая экономика» предполагает появление законодательного регулирования и национальных стандартов в этой области.


Рынок данных

Термин «большие данные» (big data) получил широкое распространение в начале 2000-х годов с подачи аналитика Дага Лэни. Сбор огромных массивов данных из разных источников — бизнес-транзакций, соцсетей, сенсоров и датчиков или межмашинного взаимодействия — стал возможен благодаря развитию технологий хранения информации. Извлекать их можно как из структурированных традиционных баз данных, так и неструктурированных массивов текста, аудио-, видеоданных, логов и записей о транзакциях. При этом стремительный рост потока информации требует повышения скорости ее обработки и анализа.

Для бизнеса обработка и анализ больших данных — возможность сокращать издержки, улучшать качество принятия решений, автоматизировать процессы и т.д. Эти возможности широко используются сегодня в электронной коммерции и ретейле, телекоммуникационной и финансовой отраслях, государственном и корпоративном управлении, здравоохранении. Одними из самых перспективных сфер могут стать транспорт, энергетика, нефтяная и пищевая промышленность. Мировой рынок больших данных, по данным IDC, оценивается в $189,1 млрд.


Китай и США, по некоторым оценкам, производят половину всех данных в мире, говорит исполнительный вице-президент по юридическим вопросам и корпоративным отношениям ПАО «ВымпелКом» Виктор Бирюков. Доля России, по его словам, в настоящий момент на рынке больших данных не очень значительна: «Мы только вступаем в эпоху возможности использования цифрового профиля, готовится регуляторная база».

В России большие пользовательские данные активно применяются в рекламе, маркетинге, банковском скоринге, при найме персонала. По оценке российской Ассоциации участников рынка больших данных, в 2019 году объем рынка больших данных в стране составит от 10 млрд до 30 млрд руб. —

Кроме того, пользовательские данные начинают применяться для улучшения качества жизни — на их базе принимаются решения о создании транспортной инфраструктуры в городах, перераспределении сил полиции в районы с худшей криминогенной обстановкой и т.д., рассказал — Виктор Бирюков.

Значительная часть больших данных так или иначе касается сбора информации о конкретных людях, говорят в юридической компании «Данилов и партнеры», поэтому предстоит «найти компромисс между устранением ненужных законодательных и административных барьеров для бизнеса и защитой персональных данных физических лиц».

Частная жизнь пользователя

Минимизировать риски, связанные с использованием больших данных, стремятся регуляторы во всем мире, отмечают авторы обзора мировой практики регулирования данных НИУ ВШЭ.

При этом подходы к регулированию очень разные. — В Евросоюзе, например, законодатели контролируют весь цикл использования такой информации — от сбора до принятия решений на ее основе. В США устанавливают лишь точечные ограничения на сбор и использование отдельных видов данных (финансовых, сведений о несовершеннолетних, данных о трудовых отношениях), а регулировать предлагается в первую очередь деятельности профессиональных участников рынка данных — информационных брокеров.

Национальные правовые модели, как правило, отражают признаваемый страной или сообществом объем прав человека и ограниченную или патерналистскую функцию государства — соответственно, они смещаются либо в сторону защиты личности (США, ЕС), либо защиты публичных интересов и развития бизнеса (Китай и азиатские страны), говорит доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин РЭУ им. Г.В. Плеханова Наталья Свечникова.

В США, по словам Натальи Свечниковой, несмотря на положительный опыт использования пользовательских данных, встречается и большое количество нарушений со стороны как государственных органов, так и бизнеса права на тайну личной информации. —

В то же время европейский регламент по обращению с данными (GDPR) дает пользователям право закрыть доступ к своим данным в сети или полностью их удалить. «Правила ЕС достаточно жесткие для бизнеса. Однако с точки зрения защиты прав граждан можно говорить о позитивной роли регламента», — отмечает Свечникова. Впрочем, дискуссии о целесообразности этих жестких правил в ЕС еще продолжаются. По словам директора по маркетингу GetResponse Россия, члена подкомитета по цифровой экономике и инновациям РСПП Юлии Раковой, перед компаниями встал вопрос: принять правила игры или уйти с европейского рынка. Некоторые предпочли его покинуть, например, китайский Yeelight и американские онлайн-сервисы Verve, Klout и Drawbridge.

«Google, Facebook, WhatsApp и Instagram были моментально, буквально в течение нескольких часов после принятия GDPR оштрафованы за несоблюдение соответствия», — отмечает Юлия Ракова. Штрафы могут достигать €20 млн или 4% от общего дохода компаний. Европейский подход не способствует развитию индустрии, считает она.

68% американских компаний, которые решили остаться в ЕС, будут вынуждены потратить от $1 млн до $10 млн, и 9% компаний — более $10 млн, приводят данные опроса международной PricewaterhouseCoopers.

Обезличивание данных

В России основные проблемы — отсутствие разграничения режима больших данных и законодательства о персональных данных, а также регулирование оборота данных, то есть их отчуждения в пользу третьих лиц.

Рынок заинтересован в снижении административных барьеров в области использования больших данных и равном доступе к разрешенной информации государственных органов, отмечает Наталья Свечникова.

Разработкой соответствующего законопроекта занималась рабочая группа по вопросам развития интернета при администрации президента РФ, Фонд развития интернет-инициатив и другие.

В частности, инициатива группы депутатов от «Единой России» во главе с Михаилом Романовым, предложивших в октябре 2018 года обязать операторов размещать на своем сайте информацию об использовании данных пользователей и получать от них согласие на передачу данных третьим лицам, встретил резкую критику как со стороны бизнеса, так и представителей власти. Рабочая группы программы «Цифровая экономика» по направлению «Нормативное регулирование» дала заключение, что документ сделает невозможной обработку big data в статистических или иных целях без согласия владельцев.

Раскритиковали попытку урегулировать сферу использования больших данных и в Ассоциации больших данных, и в думском комитете по информационной политике.

«Это очень чувствительная тема, тесно связанная с частной жизнью человека. Поэтому любое регулирование рынка больших пользовательских данных должно быть сбалансированным», — отмечает Виктор Бирюков.

Компромиссным вариантом может стать законопроект, вносящий поправки в закон «О персональных данных», подготовленный членами Совета Федерации во главе с вице-спикером Андреем Турчаком — правительство уже дало на него положительное заключение. Законопроект разрешает операторам свободно передавать обезличенные данные, если их невозможно связать с конкретным пользователем.

По словам директора по нормативному регулированию АНО «Цифровая экономика» Дмитрия Тер-Степанова, законопроект Турчака, который разрабатывался с участием бизнеса и неоднократно обсуждался на рабочей группе, является полноценной основой для законодательного регулирования этой сферы. «Законопроект в целом проработан, но требует ряда корректировок. Все необходимые корректировки обсуждены бизнесом с министром связи Константином Носковым в ходе подготовки заключения правительства», — говорит он. — В Ассоциации больших данных отмечают, что документ в том числе вводит понятие обезличенной информации, что будет стимулировать развитие рынка больших данных в России.

Возможность обезличить данные, использовать, продавать и передавать их послужит толчком для развития рынка big data и всех сопутствующих технологий, отмечает основатель блокчейн-платформы Universa Александр Бородич.

«Например, «умные» города с помощью обезличенной информации смогут улучшать работу сервисов городского благоустройства или анализировать трафик дорожного движения», — говорит он. Планируется также создать этический кодекс операторов больших данных, который позволит создать честный и открытый рынок

Показать возможности работы с данными в нынешних законодательных рамках позволит запущенный Ассоциацией больших данных эксперимент, говорит Дмитрий Тер-Степанов: в начале месяца ассоциация, в которую входят в том числе Сбербанк, Тинькофф Банк, «Ростелеком», «МегаФон», QIWI, анонсировала старт работы тестовой площадки по обмену обезличенными пользовательскими данными.

Эксперт отмечает, что с принятием регулирования, которое облегчает оборот данных, эффективность совместной работы операторов многократно возрастет.