«Цифровизация — это не тренд, это must have, и прямо сейчас»
Материалы выпуска
Ископаемая устойчивость Рынок «Цифровизация — это не тренд, это must have, и прямо сейчас» Компетенция «Мы создали полный комплекс для работы на любом особо сложном объекте» Рынок
Компетенция
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Цифровизация — это не тренд, это must have, и прямо сейчас»

О том, что значит продавать результат работы, а не просто электрооборудование, РБК+ рассказал директор бизнеса «Энергоэффективность и устойчивое развитие» компании Schneider Electric в СНГ и Польше Сергей Семенов.
Фото: Тимур Иванов для РБК

— Цифровизация в энергетике — это модный тренд или насущная необходимость?

— Большинство крупных традиционных компаний в разных отраслях переживают сейчас не лучшие времена — им на смену приходят молодые амбициозные цифровые игроки. Почему мы должны считать, что сфера электроэнергетики должна отличаться? Если мы хотим, чтобы наш бизнес был конкурентоспособным, он тоже должен делать ставку на цифровые продукты. Никто не может существенно повысить отказоустойчивость оборудования или его эффективность без интеграции в систему аналитики верхнего уровня, задача которой — оптимизировать производство в целом, а не только отдельные элементы. Поэтому мы говорим, что цифровизация — это не тренд, это must have, и прямо сейчас. В целом цифровая трансформация — это стратегия развития бизнеса и повышения его эффективности.

— Как вы реагируете на меняющиеся требования рынка?

— Мы исторически считались компанией, которая производит оборудование и продает его своим потребителям — как физическим лицам, так и крупным технологическим компаниям. Действительно, мы до сих пор предлагаем оборудование, которое необходимо для управления энергоресурсами как дома, так и на крупных промышленных производствах, но мы постепенно смещаем фокус нашего позиционирования. Меняя свой вектор развития, хотим стать, условно говоря, провайдером результата, то есть продавать не оборудование, а именно результат нашей работы — сервис по оптимизации операционных расходов.

— Как работает такой сервис?

— Мы предлагаем комплексные решения в области повышения энергоэффективности. Проводим энергообследование объекта и по его результатам предлагаем заказчику на выбор различные возможности. По сути, наше предложение — это своеобразное меню, в котором указан перечень необходимых мероприятий, объем инвестиций и срок их окупаемости. Затем в соответствии с выбранным планом реализуем под ключ решения и гарантируем достижение эффекта. Например, для реализации проекта нужно 100 млн руб. при окупаемости инвестиций три года. Если через три года заказчик получит в виде экономии только 70 млн руб., то остальные деньги мы вернем из своего кармана. Мы работаем в десятках стран мира много лет именно по такой модели, и этот опыт позволяет нам давать финансовые гарантии достижения экономии.

— Российский рынок отстает по уровню энергоэффективности от мирового?

— Когда меня спрашивают, кто мой самый главный конкурент в России, то я всегда отвечаю: менталитет части заказчиков и их неготовность к трансформации бизнеса. Для многих привычнее платить за то, что можно потрогать руками, даже если это не приносит ощутимого эффекта бизнесу. Держать в штате целые департаменты, даже если они не загружены, для некоторых руководителей привычнее, чем отдать работы на аутсорсинг с гарантией результата.

В целом российский рынок все больше открывается для новых технологических решений и бизнес-моделей. Компании активно применяют как CAPEX, так и OPEX-решения (капитальные и операционные расходы. — РБК+), в зависимости от финансовой стратегии. Мы уверены в развитии рынка энергосервиса и сервисов по оптимизации расходов. В это верят также и наши партнеры, в том числе Российский фонд прямых инвестиций, в рамках совместного предприятия с которым мы планируем инвестировать в развитие энергоэффективности в России.