Уголь идет на Восток
Материалы выпуска
Уголь идет на Восток Рыночный расклад Кадры для Севера: как добывающие предприятия привлекают работников Решения Новая генерация: что ожидает угольные теплоэлектростанции Инновации
Рыночный расклад
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Уголь идет на Восток

Несмотря на развитие в мире проектов «зеленой» энергетики, у России сохраняются перспективы роста экспорта угля — прежде всего в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.
Фото: Денис Петров / РИА Новости

По статистике Института проблем естественных монополий (ИПЕМ), последние 20 лет в угольной отрасли России наблюдался стабильный рост добычи и экспорта — в среднем на 2,9 и 9,6% в год соответственно. Роль отрасли в отечественной экономике также ощутимо выросла. По данным аналитиков ИПЕМ, ее доля в налоговых поступлениях консолидированного федерального бюджета РФ составляет 0,5%, в ВВП — почти 1%, а в стоимостном объеме экспорта — 3,8%. Выросли инвестиции в смежные сектора, в частности в специализированную портовую инфраструктуру. По оценкам заместителя председателя правительства РФ Александра Новака, с 1997 года доля России на мировом рынке угля выросла в четыре раза и достигла 15%.

Снижение после роста

Однако в последние несколько лет показатели стали снижаться. По оценкам действительного члена Академии горных наук, профессора Анатолия Рожкова, сегодня в России наблюдается резкое снижение годового объема добычи угля, которая в 2020 году опустилась до 401,5 млн т, что почти на 42 млн т ниже уровня 2019 года. Инвестиционная активность угольных компаний, отмечает эксперт, уменьшилась и по итогам 2020 года составила 127 млрд руб. — минус 47 млрд руб. к 2019 году. Хотя до этого с 2015 по 2019 год инвестактивность компаний росла (с 60,6 млрд руб. до 174 млрд руб.).

Отгрузка угля потребителям по итогам прошлого года может составить 354 млн т, в том числе на внутренний рынок — 146 млн т, что на 24 млн т ниже уровня 2019 года, главным образом за счет снижения спроса внутри страны на энергетический уголь, считает президент Академии горных наук, академик РАН Юрий Малышев. В электроэнергетике, по его данным, снижение потребления населением и сектором ЖКХ составит 11,6 млн т и 7,4 млн т соответственно. Экспорт российского угля в 2020 году оценивается в объеме 208 млн т, что на 5–6% ниже показателей 2019 года. Поставки в западном направлении снизились в прошлом году до 86 млн т (против 106 млн т годом ранее), хотя несколько выросли на восточном направлении — с 115 млн т до 122 млн т, говорит академик Малышев.

Эксперты полагают, что причин, по которым развитие угольной отрасли в РФ затормозилось, несколько. В частности, не могло не сказаться влияние на экономику отрасли пандемии COVID-19. По подсчетам Юрия Малышева, из-за падения спроса мировая добыча угля сократилась в 2020 году на 6,5% к уровню предыдущего года. «При этом мировое потребление угля сократилось на 7%, или более чем на 500 млн т, с 2018 по 2020 год. Падение объемов мировой морской торговли углем в 2020 году оценивается на уровне 8%, —приводит цифры академик. — Также в прошлом году сократилось мировое производство электроэнергии, что в свою очередь вызвало снижение спроса на энергетический уголь и привело к сокращению выработки электроэнергии за счет угольной генерации примерно на 8,5% относительно предыдущего года», — говорит эксперт.

Ослабление инвестиционной активности объясняется не только пандемией и снижением внутреннего потребления, но и падением цен на мировом рынке. Независимый эксперт энергетического рынка Леонид Хазанов считает, что снижение капиталовложений в добычу угля связано с несколькими факторами: «Во-первых, неразработанных крупных месторождений, расположенных в удобных с точки зрения транспортной доступности местах, почти не осталось. Во-вторых, в угольной отрасли за последние 20 лет сократилось число игроков, немало шахт и разрезов обанкротилось. В-третьих, энергетический уголь, с одной стороны, теснит природный газ, с другой — солнце и ветер, уголь сильно сдал им свои позиции». На внутреннем же рынке, по его мнению, против использования угля играет газификация регионов, проводимая «Газпромом». «Как бы медленно она ни двигалась, она неумолимо сокращает потребление угля в России. Также в нашей стране реализуются проекты строительства солнечных и ветровых электростанций, и они тоже «помогают» снизить использование горючего камня. Наконец, для российских компаний больше выгоден экспорт, приносящий валютные доходы», — добавляет эксперт.

С тем, что доля энергетического угля сокращается в связи с ростом возобновляемой энергетики, согласен и директор департамента аудиторских услуг компании Deloitte Александр Губарев. «В энергобалансе РФ доля угля составляет порядка 12%, преобладает все-таки природный газ с долей более 50%. И в целом не приходится рассчитывать на рост доли потребления угля в мировом энергобалансе. Главными причинами для этого являются стремительное развитие балансирующей энергетики (солнце и ветер), а также усиление «зеленых» настроений по всему миру», — полагает эксперт.

«Зеленый» вектор

В январе этого года два аналитических центра — британский Ember и немецкий Agora Energiewende — опубликовали исследование, в котором сообщается, что в 2020 году 27 стран Евросоюза впервые получили больше электроэнергии из возобновляемых источников, чем из ископаемых. Доля угля, газа и нефти снизилась до 37%, тогда как ветер, солнце, гидроэнергия и биомасса обеспечили 38% суммарной генерации в ЕС, объемы «зеленой» генерации выросли на 10%. Авторы также уточняют, что в Европе продолжается стремительное сокращение производства электроэнергии на угольных электростанциях. За один только 2020 год оно упало на 20%, а по сравнению с 2015 годом снизилось наполовину. В результате доля каменного и бурого угля в генерации электроэнергии в ЕС уменьшилась до 13%.

Из этого, по мнению аналитиков Ember и Agora, следует, что для российских экспортеров угля европейский рынок становится бесперспективным. В докладе отмечается, что потребление угля падало в 2020 году почти везде в Евросоюзе, и большинство стран ЕС намерены прекратить использование угля в электроэнергетике к 2030 году. В Германии это должно произойти, согласно принятому закону, самое позднее в 2038 году, однако уже в 2020-м производство электричества на немецких угольных электростанциях сократилось даже несколько больше, чем в среднем по ЕС, — на 22%. Как заявил старший аналитик Ember Дэйв Джонс, Европа опирается на ветровую и солнечную энергию, чтобы обеспечить не только поэтапный отказ от угля, но также постепенно отказаться от газовой генерации и заменить закрывающиеся атомные электростанции, а также удовлетворить растущий спрос на электроэнергию.

Надежда на Азию

Западное направление становится для российских угольщиков все менее перспективным не только из-за «зеленых» настроений, но и из-за реализации на Западе новых проектов в сфере замещения угольной генерации за счет безуглеродных источников. По данным International Energy Agency (IEA), выручка глобальных компаний, занимающихся, например, солнечной энергетикой, только в прошлом году выросла в несколько раз. А электроэнергия, произведенная станциями, работающими на угле, стала дороже, чем продукция солнечных ферм. Если, скажем, еще десять лет назад солнечная энергетика не была конкурентоспособной с ценой одного мегаватт-часа $300, то в 2020 году цены за один «солнечный» мегаватт-час упали до исторического значения $35-50. В то же время цена энергии, вырабатываемой угольной станцией, составляла $55-150 за мегаватт-час, отмечают аналитики IEA.

Между тем ожидать роста спроса на электроэнергию в 2021 году все-таки можно, считает Анатолий Рожков, исходя из предположения о восстановлении мировой экономики и промышленного производства после локдаунов. По словам эксперта, прогнозируется и увеличение мирового потребления угля на 2,6%, в первую очередь за счет Китая, Индии и Юго-Восточной Азии. «Ожидается, что в текущем году рост экспорта российского угля в Китай превысит 40 млн т (в 2020-м — 37 млн т). К 2025 году существует потенциал роста поставок российского угля в страны Индийского океана, а также в страны Ближнего Востока и Африки в объеме примерно 60 млн т», — предполагает профессор Рожков.

Азиатское направление, и прежде всего китайское, перспективно для угольного экспорта, согласен представитель Deloitte Александр Губарев: «По запасам угля РФ занимает второе место в мире после США, а соседство с промышленно развитым Китаем может обеспечить хороший рынок сбыта, несмотря на все тенденции «озеленения» энергетики и борьбу с выбросами CO2. Однако это направление не получило максимального развития из-за транспортных ограничений. В последнее время ведется активное расширение пропускной способности железных дорог Восточного полигона, что обеспечит увеличение пропускной способности и рост сбыта».

Однако, по оценкам Леонида Хазанова, при всей стратегической важности для российских угольных компаний рынка Юго-Восточной Азии на нем идут процессы, способные оказать негативное воздействие на экспорт российского угля. «Например, в Индии взят курс на импортозамещение, и ее правительство намерено добиться в среднесрочной перспективе полного самообеспечения национальной энергетики собственным углем. На рынке КНР российский уголь вынужден соперничать с южноафриканским, и китайские потребители стараются добиться от наших поставщиков максимально низких цен», — отмечает эксперт.

Страны — ведущие мировые производители угля, %*

* Доля в общем объеме мировой добычи.
Источник: BP Statistical Review of World Energy, 2018