Стратегия ,  
0 

В поисках точек роста

Фото: пресс-служба
Фото: пресс-служба
Сибирь имеет огромный потенциал для развития. Вопрос — в преодолении ограничений, которые могут усугубиться на фоне текущей геополитической ситуации. Но есть и новые возможности для роста, говорят эксперты.

Перспективы сибирской экономики и ее стратегическое значение для нашей страны связаны с грядущей переориентацией на азиатские рынки, недоиспользованным потенциалом в сфере инфраструктурного развития, сохранившейся качественной производственной и научно-образовательной базой и, конечно, с природными богатствами. Об этом говорят как опрошенные РБК+ эксперты, так и участники Красноярского экономического форума (КЭФ-2022).

Напомним, что в Сибирский федеральный округ (СФО) сегодня входят 10 субъектов РФ: три республики — Алтай, Тыва и Хакасия, два края — Алтайский и Красноярский, а также пять областей — Иркутская, Кемеровская, Новосибирская, Омская и Томская. Статус административного центра имеет Новосибирск.

Прошлый год, несмотря на пандемийные ограничения, в целом благоприятно сложился для сибирской экономики. По данным автоматизированной системы для государственного и муниципального управления «iМониторинг», индекс промышленного производства в СФО составил в январедекабре 2021 года 102,9% к предыдущему году; объем работ в строительстве в январесентябре вырос на 22%; оборот розничной торговли — на 5,5%; удельный вес прибыльных организаций по состоянию на конец ноября составил 73,1% против 68,4% годом ранее. По итогам прошлого года СФО занял третье место по инвестиционной активности в рейтинге делового журнала «Инвест-форсайт», уступив лишь Центральному и Приволжскому федеральным округам.

Как информирует официальный сайт СФО, на территории Сибири сосредоточены 96% общероссийских запасов платины, 80% угля, 73% никеля, 51% марганцевых руд, 43% меди, по 40% свинца и золота, а также около одной шестой части молибдена, серебра, цинка.

Однако в целом ситуация, сложившаяся в сибирских регионах в течение последних тридцати лет, выглядит не очень оптимистично, о чем, в частности, говорилось на экспертной дискуссии «Сибирь через 30 лет: вызовы, возможности, системные инициативы» в рамках КЭФ. Совокупный индекс регионального развития за последние три десятилетия сократился на 17%, миграционный отток населения превысил 735 тыс. человек, существенно снизился уровень жизни и пр.

При этом регионы СФО сильно отличаются друг от друга как по климатическим условиям, так и с точки зрения преобладающей отрасли в структуре их экономик, сообщается в исследовании рейтингового агентства АКРА. Структура ВРП половины сибирских регионов указывает на зависимость бюджетов от конъюнктуры рынка полезных ископаемых, прежде всего нефти и угля, хотя, к примеру, Алтайский край является крупнейшим регионом по объему производства сельскохозяйственной продукции, расположенным восточнее Уральских гор. По предварительным данным минсельхоза региона, по итогам уборочной кампании прошлого года край занял четвертое место среди российских субъектов по валовому сбору зерновых и зернобобовых, а по производству гречихи сохраняет лидерство в стране.

Территория новых возможностей

Роль Сибири в экономике страны в ближайшие годы будет существенно расти, считает полномочный представитель президента Российской Федерации в СФО Анатолий Серышев: «Уникальные запасы сырья, наличие энергетических мощностей и резервов для их увеличения позволяют создать новые перерабатывающие производства высоких переделов. Учитывая современные условия и ужесточение санкций нам необходимо выстроить механизмы более эффективного использования возможностей». По его словам, уже сегодня в Новосибирской, Иркутской, Омской и Томской областях, Красноярском и Алтайском краях есть современные производства, способные выпускать полупроводники, энергетическое, электротехническое и телекоммуникационное оборудование. «Мы всегда осознавали особую роль Сибири в развитии экономики России, но в свете последних событий эта роль уже становится стратегической», — подтвердила на КЭФ министр экономики и регионального развития Красноярского края Анна Гарнец.

Интересы России сейчас лежат в Азии, заявил также в ходе пленарного заседания форума основатель благотворительного фонда «Вольное дело» Олег Дерипаска. Он предложил поменять федеральную систему управления, передав часть функций в Сибирь, создав здесь новые банки и финансовые институты. По словам эксперта, в первую очередь необходимо установить мир, остановить экономический шок, предусмотреть меры госпомощи для сохранения ипотеки, льготных кредитов аграрному сектору, малому и среднему бизнесу, для развития коммунальной среды, дорожной сети, а также поддержать население.

В современной геополитической ситуации роль восточных регионов России значительно повысится, комментирует заместитель директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Дмитрий Кувалин: «В ближайшие годы торгово-экономические отношения со странами Азиатско-Тихоокеанского (АТР), особенно с Китаем, будут лучше, чем с евроатлантическими странами, и взаимодействие будет осуществляться именно через территорию Сибири и Дальнего Востока». Сейчас, по словам ученого, ресурсная база (нефть, природный газ, редкоземельные и драгоценные металлы) в СФО освоена гораздо меньше, чем в более западных регионах.

Он также отмечает хорошие перспективы проектов по переработке сибирского лесного сырья: «Здесь нужно двигаться широким фронтом — от создания крупных лесохимических комбинатов и средних мебельных фабрик до запуска небольших предприятий по производству пищевой продукции из дикоросов, которая популярна как в самой России, так и в том же Китае».

Еще одна точка роста сибирских регионов — их туристический потенциал, считает зампред правительства РФ Виктория Абрамченко, о чем она рассказала в видеообращении к участникам КЭФ: «Наши жемчужины — озера Байкал и Телецкое, плато Путорана, горнолыжные курорты… Многие объекты могут существенно увеличить туристический поток».

Процесс идет

По словам губернатора Красноярского края Александра Усса, сегодня в сибирских регионах реализуется целый ряд крупных инвестиционных проектов, в том числе инфраструктурных: «Инфраструктура — это главная наша «кубышка», которая в меньшей степени зависит от санкций и внешних шоков». Он также отметил важность присутствия в СФО крупных финансово-промышленных групп, которые, по его мнению, способны стать локомотивом для экономики регионов и страны в целом в сложных условиях.

Директор Института экономики, государственного управления и финансов Сибирского федерального университета Евгения Бухарова отмечает, что более 30% инвестиционных проектов, реализуемых в СФО, — крупные, стоимостью больше 2 млрд рублей: «В основном это инфраструктурные и нефтегазовые проекты, но есть и логистические, агропромышленные, жилищные, по утилизации твердых отходов». Пандемия, по ее словам, не оказала значительного влияния на инвестиционную активность в регионах СФО, в частности, практически в разгар пандемии был запущен комплексный инвестиционный проект (КИП) «Енисейская Сибирь», который с 2019 года реализуется на территориях трех субъектов РФ — Красноярского края, республик Хакасия и Тыва.

По словам Виктории Абрамченко, в ближайшей перспективе в СФО будет создано восемь индустриальных кластеров: лес; переработка алюминия; цветные и редкоземельные металлы; нефть и газ; драгоценные металлы; уголь; сельское хозяйство и туризм. «Центры и территории инвестиционной активности для макрорегиона определены», — констатировала она, уточнив, что в них планируется привлечь триллионы рублей инвестиций, создать более 450 тыс. новых рабочих мест. По информации вице-спикера Госдумы РФ Шолбана Кара-Олл, также существуют планы по созданию целевой федеральной программы по развитию Сибири.

Министр экономического развития Новосибирской области Лев Решетников ключевым приоритетом в сложившихся условиях считает переориентацию на внутренний спрос. Из его выступления следует, что главная задача на сегодня — это создание стимулов для потребительской активности, в том числе через повышение зарплат населения. Региональный министр также считает, что в стране нужно наладить качественные каналы межотраслевых коммуникаций, которых сейчас нет вообще. Для этого он предлагает создать сильные отраслевые комитеты в каждой промышленной отрасли, которые могли бы проанализировать производственные цепочки, возможности отечественной промышленности высоких переделов, а затем провести кросс-национальные советы для создания эффективных инвестиционных кейсов.

Аналогичного мнения придерживается Евгения Бухарова: «Китай в свое время и в силу своих обстоятельств был вынужден ориентироваться именно на внутренний спрос, и во многом именно благодаря этому там начался бурный рост экономики». При этом эксперт уточняет, что масштабы потенциального спроса, учитывая разность в численности населения России и Китая, в нашем случае значительно скромнее.

Сопредседатель Красноярского краевого регионального отделения «Деловой России» Валентин Богомолов отмечает, что в СФО есть много возможностей и инструментов для содействия реализации инвестиционных проектов: «Хотя в свете последних событий сложно сказать, как изменится инвестиционная привлекательность сибирских регионов, так как очень много предприятий реализуют свою продукцию на внешних рынках, в том числе европейских. Это и составляет риск для большинства крупнейших предприятий, в первую очередь Красноярского края». При этом он выражает надежду, что с учетом ожидаемой господдержки для стимулирования импортозамещения и развития отечественной промышленности инвестиционный потенциал может значительно вырасти.

Инструменты Антикризисный рецепт: крупные инвестпроекты могут поддержать экономику
Содержание
Закрыть