Стратегия ,  
0 

Вынужденная перезагрузка

Фото: Getty Images Russia
Фото: Getty Images Russia
Ситуация в экономике страны в 2023 году будет зависеть от того, увеличится ли масштаб санкций. При этом эксперты не исключают начала восстановительного роста экономики уже со второго полугодия.

В 2022 году Россия оказалась под беспрецедентным санкционным давлением. Западные санкции затронули практически все отрасли, но сильнее всего повлияли на производство автомобилей, деревообработку, металлургию.

В вопросе влияния санкций нужно рассматривать весь комплекс обстоятельств, связанных с разрывом экономических связей России с Западом, считает руководитель аналитического управления ФГ «Финам» Михаил Аристакесян. Это и решения многих иностранных компаний об уходе с российского рынка, и затруднения российских экспортно-импортных операций, связанные с международной логистикой и финансовыми расчетами, а также ответные меры со стороны России. «В ряде случаев косвенные последствия распада экономических цепочек были даже сильнее, чем последствия прямых санкций», — отмечает эксперт.

Так, по данным Аналитического центра НАФИ, 48% компаний в этом году испытывали проблемы из-за разрыва цепочек поставок импортных комплектующих и оборудования, из-за чего они не могли производить продукцию или оказывать услуги в прежних объемах. Больше всего это затронуло обрабатывающие производства и торговлю.

В новых условиях многим компаниям пришлось экстренно перестраивать бизнес-процессы, отмечает советник генерального директора «Открытие Инвестиции» по макроэкономическим вопросам Сергей Хестанов. Например, в финансовом секторе большая часть банковских операций внутри России была сосредоточена сугубо между российскими экономическим субъектами. Поэтому прямого жесткого воздействия санкции не оказали. Но при этом банки сильно зависят от западных вендоров в плане ИТ-инфраструктуры. Пришлось в экстренном порядке менять поставщиков. «При этом цены кратно выросли, сроки доставки стали больше, да и не все западные решения можно в одночасье заменить. С подобной ситуацией столкнулись участники многих отраслей», — говорит Сергей Хестанов.

Санкции могут отразиться на положении регионов через влияние на ключевые отрасли их экономики, и определенная адаптация потребуется большинству из них. «Однако наличие в регионе крупного сектора экономики, затронутого санкциями, не означает, что этот сектор перестает функционировать. Даже регионы с развитой автомобильной промышленностью, сжавшейся за десять месяцев более чем вдвое, демонстрируют рост в других отраслях, благодаря чему снижение совокупного промышленного выпуска в них оказывается гораздо меньше», — отмечает Глеб Покатович.

За последние десять месяцев основные показатели региональных бюджетов продемонстрировали запас устойчивости как за счет роста доходов, так и благодаря мерам поддержки из федерального бюджета, заявляют в ЦСР.

Сергей Хестанов считает, что более сложной ситуация будет в регионах, где развита угледобыча (прежде всего Кузбасс) и металлургия (Липецкая, Череповецкая области и другие). Однако за счет грамотной монетарной и бюджетной политики негативные последствия санкций удастся смягчить, убежден эксперт.

Отраслевое ралли

Самыми уязвимыми оказались отрасли, которые больше всего зависимы от поставок импортных комплектующих и технологий, говорит первый вице-президент ЦСР Глеб Покатович. Наибольшие потери наблюдаются в автопроме, в том числе из-за ухода большого количества иностранных производителей. За январь—октябрь производство автотранспортных средств рухнуло на 43,5% в годовом выражении, а выпуск легковых автомобилей за десять месяцев с начала года оказался на 65,7% ниже, чем за аналогичный период прошлого года.

Значительный спад наблюдается в деревообрабатывающей промышленности — сокращение на 19,7% год к году, согласно данным Росстата. Здесь негативно влияет запрет импорта лесной продукции из России, введенный ЕС, отмечают в «Финаме». Пострадала и металлургия, особенно выпуск проката (сократился на 16% год к году). Сложная ситуация складывается в сталелитейной отрасли. «Российская сталь почти полностью потеряла европейский рынок после введения ЕС запрета на импорт из России стали и металлопродукции. Экспорт в другие регионы оказался на грани рентабельности из-за падения цен, высоких дисконтов, удлинения транспортного плеча и укрепления рубля», — рассказал Михаил Аристакесян.

Упало производство минеральных и химических удобрений — на 18,3%, в том числе по калийным удобрениям (-44,7%). Из добывающих секторов сильно просела добыча природного газа. В октябре 2022 года она была на 20,3% ниже, чем в октябре прошлого года. Резкое снижение в этом году связано с прекращением экспорта в ЕС по «Северному потоку-1».

В гражданской авиации потери связаны с закрытием прямого сообщения с большинством западных стран, а также с запретом на полеты в аэропорты ряда городов юга России.

А вот добыча и экспорт нефти, как отмечает Михаил Аристакесян, в этом году практически не пострадали. Значительную часть экспорта удалось переориентировать на рынки Индии, Китая, Турции. С точки зрения динамики выручки в числе наименее пострадавших оказался также сектор энергетики. Потребление электроэнергии по итогам девяти месяцев этого года выросло по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 1,8% за счет относительно успешной переориентации российской экономики на восточное направление.

Позитивная динамика, по словам Глеба Покатовича, прослеживается и в фармацевтической промышленности, которая получила существенный импульс еще в период пандемии. По итогам десяти месяцев 2022 года рост выпуска составил 17,8% в годовом выражении. Кроме того, по словам эксперта, уход западных игроков с российского рынка открывает перспективы перед такими отраслями, как производство мебели, одежды, сектор услуг (в том числе общественного питания), производство оборудования для импортозамещения в различных отраслях.

Однако участникам рынка предстоит решить проблемы с импортом части комплектующих. По данным НАФИ, при поиске новых поставщиков производители ориентируются в большей степени на Китай (об этом заявили 16% опрошенных), Индию (3%), страны СНГ (3%) и Юго-Восточную Азию (4%).

В этом году был поставлен абсолютный рекорд и по величине торгового баланса, и по счету текущих операций, отмечает Сергей Хестанов: «Удивительно, но эти показатели гораздо выше «тучных» лет». По предварительной оценке Банка России, профицит текущего счета платежного баланса РФ в январе—ноябре 2022 года составил $225,7 млрд, тогда как в аналогичном периоде 2021 года он составлял $108,6 млрд.

«Первые санкции были направлены на импорт, в результате Россия заработала невероятное количество валюты, что привело к сильному укреплению рубля, притормозило инфляцию, вызвало коррекцию цен на импортную продукцию, тем самым во многом смягчив эффект от санкций», — прокомментировал Сергей Хестанов.

Хрупкая устойчивость

Сейчас экономика страны находится в состоянии хоть и хрупкого, но равновесия, считает доктор экономических наук, заведующий лабораторией структурных исследований ИПЭИ РАНХиГС Алексей Ведев. Во многом это было достигнуто благодаря своевременно принятым мерам поддержки наиболее проблемных сфер. По данным ЦСР, общее количество мер поддержки, принятых правительством только на федеральном уровне, — более 300. «Быстро купированная инфляция и стремительное снижение ключевой ставки, последовавшее за ее вынужденным резким повышением, обеспечили бизнес и население доступными кредитами», — рассказал Алексей Ведев. За десять месяцев этого года, по его словам, объемы розничного кредитования выросли на 6,7%, корпоративного — на 9,9%. Благодаря программам льготного кредитования импортеров, упрощению таможенных процедур, отмене пошлин на импорт товаров инвестиционного характера и других мер удалось частично восстановить импорт. В «Финаме» отмечают, что хорошо сработали решения, стимулирующие внутренний спрос. Так, несмотря на сильную просадку, операционные отчеты крупнейших металлургов за III квартал года показали восстановление продаж после провала во II квартале.

«Судя по всему, внутреннему рынку удалось принять на себя часть объемов выпадающего экспорта, — делает вывод Михаил Аристакесян. — Поддержать внутренний спрос могли строительная отрасль, также (вероятно, поскольку нет открытых данных) оборонная промышленность и, конечно, трубная промышленность».

Однако риски для российской экономики сохраняются. Уже принятые санкции, по мнению Алексея Ведева, с высокой вероятностью приведут к замедлению нефтяной отрасли в конце 2022 — начале 2023 годов. С учетом того, что ОПЕК сейчас оценивает рынок нефти как заметно профицитный (предложение превышает спрос), России будет сложно находить альтернативные пути сбыта нефти и нефтепродуктов по адекватным ценам.

«Экономика России до сих пор сильно зависит от продажи сырья. Мы еще не успели прочувствовать в полной мере санкции против российского экспорта, они только-только начинают действовать. Оценить их влияние мы сможем только к середине следующего года», — подсчитал Сергей Хестанов.

Если добавить к этому весьма вероятный сценарий стагнации мировой экономики, то это существенно усилит негативное давление на отечественную экономику за счет снижения рыночных цен на энергоресурсы и ослабления национальной валюты, убежден Алексей Ведев. В конечном счете это выльется в ускорение инфляции вследствие удорожания импорта.

Однако проводимая правительством политика по борьбе с последствиями санкций внушает некоторый оптимизм, отмечает Алексей Ведев: «Международные организации (МВФ, Всемирный банк, ОЭСР) уже не говорят о «крахе» экономики РФ и оценивают возможный спад в диапазоне от 2,3 до 4,5% ВВП. Банк России видит перспективы замедления инфляции, а Минфин планирует умеренный дефицит федерального бюджета. Хотя серьезные испытания еще впереди, уже со второго полугодия 2023 года экономика страны имеет все шансы перейти к восстановительному росту».

От первого лица «До 50% автомоек в ближайшие несколько лет будут автоматизированы»
Содержание
Закрыть