Стратегия для красоты
Материалы выпуска
Стратегия для красоты Рынок «Вложения в R&D оправдывают себя» Решения «Рынок у нас высококонкурентный и далек от перенасыщения» Рынок Хай-тек и природа в одном флаконе Инновации
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Стратегия для красоты

Господдержка парфюмерно-косметической промышленности способна сделать отрасль одним из драйверов роста несырьевого экспорта.
Фото: Артем Коротаев/ТАСС

Глобальный косметический рынок в 2017 году достиг $532 млрд, а к 2024 году, по оценке международной Zion Market Research, может вырасти до $863 млрд, ежегодно прибавляя чуть больше 7%. На динамике рынка в последние годы не сильно отразились даже колебания мировой экономики: спрос со стороны потребителей на косметическую продукцию стабильно растет, причем не только в женском сегменте, но и в мужском. Старение населения в развитых странах способствует повышению спроса на антивозрастную косметику, тогда как среди миллениалов растет запрос на высокотехнологичные инновационные средства, натуральные и органические продукты, «этичную» косметику, не тестировавшуюся на животных.

Российский рынок косметики и парфюмерии в 2017 году вырос на 5%, по оценкам Российской парфюмерно-косметической ассоциации (РПКА), его оборот составил 600 млрд руб.

При этом стремительный взлет продемонстрировал экспорт: по данным Российского экспортного центра (РЭЦ), только за первые шесть месяцев минувшего года он вырос на 46%, до $295,1 млн, причем рост наблюдался четвертое полугодие подряд. Среди основных покупателей — страны СНГ, включая Белоруссию и Казахстан, а также Украина. Впрочем, в РЭЦе отмечают заметный рост поставок в страны Восточной Европы — Латвию, Польшу, Чехию — и Монголию. Наибольшим спросом пользовались российские средства для ухода за волосами ($86,8 млн) и средства для макияжа и ухода за кожей ($85,2 млн). По оценке Минпромторга, на экспорт в дальнее зарубежье сейчас поставляется четверть всей российской косметики. Еще несколько лет назад этот показатель не превышал 15%.

Косметический бум

Возможность вписаться в мировой тренд и наличие серьезных технологических заделов в этой области делают российскую парфюмерно-косметическую отрасль одним из важных драйверов развития несырьевого экспорта, объем которого к 2024 году, согласно поручению президента РФ, необходимо нарастить до $250 млрд. Способствовать этому должна реализация «Стратегии развития парфюмерно-косметической отрасли до 2030 года», которую готовит Минпромторг. Перспективы развития отрасли глава министерства Денис Мантуров обсудил с представителями бизнеса еще весной этого года, по результатам совещания было принято решение создать межведомственную рабочую группу, которая и займется составлением итоговой «Стратегии». Основная задача документа — обеспечение качества и конкурентоспособности российской косметической продукции на мировом рынке, развитие производственных компаний и увеличение доли косметики, идущей на экспорт.

Как заявил недавно директор департамента развития фармацевтической и медицинской промышленности Минпромторга России Алексей Алехин, в ведомстве приступили к разработке предложений по мерам поддержки отрасли. Для подготовки и реализации стратегии министерству, в частности, не хватает полномочий по работе с предприятиями. Проект постановления правительства, предоставляющий такие полномочия, проходит общественное обсуждение. Параллельно ведутся консультации и с представителями парфюмерно-косметического рынка.

Представители рынка ждут перемен. В господдержке, по словам председателя правления РПКА Татьяны Пучковой, нуждаются и предприятия, и отрасль в целом, в том числе научная деятельность и внедрение новых технологий.

Несмотря на серьезный рост качества российской косметики, на внутреннем рынке она до сих пор недостаточно оценена потребителями, а за рубежом практически неизвестна, хотя более 60 российских производителей уже имеют экспортный опыт, говорит Татьяна Пучкова. Комплексная поддержка государства может серьезно поднять статус отечественной продукции, считают в РПКА.

Прекрасная «зеленая»

Главное конкурентное преимущество российской косметики на глобальном рынке — соотношение цены и качества, уверена Татьяна Пучкова: при ее производстве используется сырье со всего мира, упаковка не уступает мировому уровню продукции массмаркета, в то же время цена значительно ниже, чем у европейских производителей.

«Российская косметика традиционно продвигается и воспринимается покупателями как самая экологически чистая — среди производителей широко распространены «зеленые» принципы, используется натуральное сырье», — отмечает Алексей Алехин. В Минпромторге полагают, что экологичность отечественной продукции может стать одним из ключевых ее преимуществ при продвижении за рубежом.

В странах Юго-Восточной Азии, особенно в Китае, российская продукция действительно воспринимается как экологически чистая, ссылаются в РПКА на данные Российского экспортного центра. Особым спросом пользуются зубные пасты (продукция компании SPLAT представлена в ста странах мира, ROCS — в 40), детская косметика, средства по уходу за волосами (например, компании «Русская косметика»). Опыт российских национальных павильонов, организованных при поддержке РЭЦа, на международных выставках в Южной Корее и Дубае позволяет сделать вывод о большом интересе к российской продукции в этих регионах. 14 российских компаний, принявших участие в крупнейшей Beauty World Middle East, нашли для себя интересные возможности для экспорта, отмечают эксперты Российского экспортного центра.

Выращено в России

Одно из направлений стратегии — производство новых высокотехнологичных видов сырья для отечественных косметических предприятий. В отрасли наблюдается острая нехватка собственного сырья, до 90% ингредиентов предприятия получают из-за рубежа. В Сибири и на юге страны неплохие ресурсы для производства растительного сырья, но производители вынуждены покупать аналогичные экстракты у поставщиков из других стран, в частности Индии и Китая. Причем зачастую исходное растительное сырье закупается в России, перерабатывается и поставляется к нам в виде уже готовых экстрактов, сетует Татьяна Пучкова.

По сути, речь может идти о возрождении старых традиций: в советское время созданию сырьевой базы для парфюмерно-косметической отрасли уделялось большое внимание, отмечает директор компании — поставщика эфирных масел «Сиббио» Владимир Бузов. Под эфироносы выделялись большие площади, отраслевыми исследованиями занимались два всесоюзных института, разрабатывались техника и технологии переработки сырья. После 1991 года отрасль пришла в упадок, что и привело к импортозависимости. Реформирование отрасли должно способствовать созданию новых высокомаржинальных производств и внедрению технологий глубокой переработки сырья, позволяющих получить из него целый набор компонентов, полагают в РПКА.

Поддержать без давления

Стратегия Минпромторга должна охватить основные задачи развития отрасли до 2030 года. Однако, по мнению представителей РПКА, для развития индустрии и государству, и самим производителям придется приложить значительные усилия уже в ближайшие два-три года. Успех во многом будет зависеть от межведомственного взаимодействия, неэффективность которого зачастую оказывается основным тормозом при реализации конкретных проектов, считают в РПКА.

Важная особенность отрасли в целом — высокая доля представленных в ней предприятий малого и среднего бизнеса — до 90%. При этом традиционные меры поддержки рассчитаны главным образом на крупный бизнес. «Мы надеемся, что правительством будут разработаны новые механизмы, подходящие для малых предприятий и учитывающие их специфику», — отмечает Татьяна Пучкова. Кроме того, это наукоемкая отрасль с длинными деньгами, а значит, особое внимание должно быть уделено инструментам эффективной финансовой поддержки при запуске новых производств или внедрении новых технологий и продуктов.

Кроме того, после вступления в силу 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» и внедрения системы ЕГАИС закрылось около 80% российских предприятий, производивших парфюмерию.

Новым ударом для этого сегмента рынка может стать запланированное на 1 декабря 2019 года введение обязательной маркировки парфюмерии идентификационными метками. Российское производство этого просто не выдержит, отмечают в РПКА, а компаниям-экспортерам будет проще уйти с рынка, чем ввозить продукцию по новым правилам. Основной аргумент в пользу введения меток — гарантия качества для потребителя и защита от контрафактной продукции, по мнению индустрии, в данном случае не работает. При принятии правительством решения о необходимости введения маркировки для парфюмерии никаких консультаций с бизнесом не проводилось, данные о доле контрафакта парфюмерии на рынке, на основании которых оно принято, вызывают у бизнеса большие сомнения. В конце мая Российская парфюмерно-косметическая ассоциация совместно с тремя другими профессиональными объединениями — Ассоциацией производителей парфюмерии и косметики, товаров бытовой химии и гигиены (АППИК БХ), содружеством производителей фирменных торговых марок «Русбренд» и Ассоциацией прямых продаж (АПП)  — направили письмо в адрес президента Владимира Путина и премьер-министра Дмитрия Медведева с просьбой исключить введение данной меры для парфюмерной продукции.

Российские производители работают в условиях жесткой конкуренции. Больше половины рынка в среднем и высоком ценовом сегментах занято импортом.

Это подстегивает бизнес: нужно бороться за покупателя, за ассортимент, за бренд, за экономику предприятия. Два главных преимущества иностранных производителей: низкая стоимость денег и серьезное опережение в научных исследованиях и разработках для косметического производства. Примерно половина сырья у нас — импортная. Все отдушки мы покупаем только за рубежом. В силу географических и климатических особенностей нашей страны существенную часть ингредиентов природного происхождения мы также приобретаем за рубежом. Но и своего натурального сырья в стране достаточно — взять, к примеру, девственные леса Сибири. Нужно разрабатывать новые компоненты, для этого заинтересовать науку — химиков и биологов, привлечь инвестиции в производство сырья.

Вложения в R&D оправдывают себя. Разработки созданного на «Свободе» космецевтического инкубатора и нанотехнологического центра «Дубна» позволили, например, применить соединение коллоидного серебра последнего поколения в производстве зубной пасты.

Но проблему в отрасли частные кейсы не решают. Это вопрос отраслевого и государственного взаимодействия. Сейчас, когда регуляторы и представители отрасли работают над стратегией развития косметической отрасли, важно понимать, что приоритетную поддержку должна получить наука и во вторую очередь — производство.


Восточная волна

Эффективность госучастия в развитии косметической отрасли демонстрирует опыт Южной Кореи.
Экспорт корейской косметики по объему на сегодняшний день сопоставим с продукцией компаний ИТ-сферы. И с 2006 года этот показатель ежегодно растет не менее чем на 10%, впервые экспорт превысил импорт в 2012 году.
В сегменте декоративной косметики Корея сейчас занимает третье место по объемам экспорта после традиционных поставщиков косметики — Франции и США, а темпы ее прироста в 2016 году составили 41%, тогда как у первой двойки — 5 и 4% соответственно.
Ряд инновационных корейских разработок, таких как BB- и CC-кремы, и косметика на основе улиточного экстракта получили широкое международное признание и включены в производство крупнейшими мировыми брендами.
Южная Корея предоставляет компаниям-экспортерам налоговые льготы, поддерживает представителей отрасли в торговых спорах на международной арене, проводит международные косметические выставки и активно продвигает местный spa-туризм. Государство активно поддерживает инвестиции в НИОКР в области биомедицины и химической промышленности.
Стратегический план развития медицинской отрасли Bio Health предполагает двукратное увеличение экспорта медицинских товаров и услуг, в том числе и косметики, к 2020 году.
Координируют работу в этой области Министерство промышленности и энергетики страны и Корейская ассоциация нефтехимической промышленности. Организация национальных павильонов на международных выставках вообще стала основным механизмом продвижения локальных производителей во всем мире, а сама продукция парфюмерно-косметической отрасли наряду с кино, музыкой, литературой позиционируется в стране как часть национальной культуры, так называемой корейской волны.
Результатом целенаправленной государственной политики по развитию отрасли стал рост популярности южнокорейских брендов на традиционно сильных в индустрии рынках Европы и США, Японии и КНР.