Онлайн-MBA
Материалы выпуска
Оценка для диплома: как бизнес-школы конкурируют друг с другом Рынок Развивающиеся перспективы: как готовят менеджеров для новых рынков Инструменты «В кризис люди находят больше возможностей для персонального роста» Компетенция Онлайн-MBA Инструменты
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Онлайн-MBA

Технологические решения в области образования стирают географические границы для слушателей бизнес-школ и открывают возможности непрерывного повышения управленческих навыков.
Фото: пресс-служба

Стремительное развитие онлайн-образования не обошло и бизнес-сектор: количество онлайн MBA-программ в мире исчисляется уже сотнями. U.S. News & World Report опубликовал свой первый рейтинг онлайн MBA-программ в 2013 году, Financial Times — в 2014-м, в 2017 году к ним добавился рейтинг Princeton Review.

По данным американской Association to Advance Collegiate Schools of Business (AACSB; аккредитует бизнес-школы по всему миру), с 2013 по 2017 год число бизнес-школ, предлагающих онлайн-программы, выросло на 54% и достигло 140. Всего ассоциацией аккредитованы 459 школ.

Число слушателей онлайн-программ MBA бизнес-школы Имперского колледжа Лондона (Imperial College London) в 2015–2017 годах увеличилось в четыре раза, британской школы Warwick — на треть, а в испанской IE Business School ежегодно прирастает на 15%. В школе Kelley только за 2017 год число онлайн-слушателей выросло на 33%, по данным The Economist.

Открытые знания

Одними из первых с онлайн-программами начали экспериментировать лидеры традиционных рейтингов — Уортонская школа бизнеса и Стэнфордская высшая школа бизнеса выложили в интернет отдельные курсы своих MBA-программ, причем бесплатно.

На сегодняшний же день наибольшую популярность имеют полноценные онлайн MBA-программы. В 2018 году в рейтинге Financial Times верхнюю строчку заняла британская бизнес-школа Warwick, следом расположились испанская IE Business School, лидировавшая на протяжении предыдущих четырех лет, школа Isenberg Университета Массачусетса в Амхерсте, школа бизнеса Kelley при Университете Индианы и бизнес-школа Даремского университета в Великобритании.

В дополнение к основным критериям оценки бизнес-школ (зарплата и карьерные перспективы выпускников, научные достижения) профильные рейтинги онлайн-программ учитывают качество и удобство дистанционного обучения и процесса коммуникаций.

Одно из основных преимуществ онлайн-MBA — возможность совмещать обучение с работой, немедленно применяя полученные знания на практике и не теряя постоянного источника дохода.

56% слушателей, по оценке американского Princeton Review, финансовую поддержку для получения диплома оказывали их работодатели (компенсируя в среднем 62% стоимости курса), 34% в процессе учебы получили повышение, а уровень их зарплат вырос на 30%. Кроме того, большинство таких программ позволяют гибко варьировать время обучения — их можно пройти в ускоренном режиме или растянуть на несколько лет в зависимости от карьерных траекторий и семейных обстоятельств.

В то же время онлайн-обучение требует более высокого уровня мотивации и самоорганизации. Нужно быть готовым тратить на обучение 20–25 часов в неделю, подчеркивает директор по Восточной Европе и Центральной Азии департамента международного развития бизнес-школы IE Виктория Сусакова.

Интересно, что профиль слушателей очных и дистанционных программ несколько отличается. Слушатели онлайн-программ, как правило, старше очных MBA-студентов (в среднем 34 года против 28), имеют больший опыт работы (в среднем 11 лет против пяти)  — так описывают аудиторию базовых онлайн MBA в Princeton Review. Основная часть дистанционных программ ориентирована на слушателей уровня Executive, поскольку для них это единственная возможность пройти обучение, не отрываясь от руководства бизнесом.

Онлайн-программы более интернациональны — в одном классе могут обучаться представители 20–25 стран. Например, в Имперском колледже Лондона доля выходцев из Африки и с Ближнего Востока составляет на дистанционных программах 20% — это вдвое больше, чем на очных.

Выпускники онлайн-программ, согласно результатам опроса американского портала Poets and Quants, высоко оценивают результаты обучения: удовлетворенность слушателей онлайн— и смешанных программ ведущих школ США в среднем составила 9,22 балла из 10, школа Университета Carnegie–Mellon получила все десять баллов, а университеты Огайо, Массачусетс—Амхерст, школа бизнеса Kelley в Университете Индианы и Лихайский университет (США, Пенсильвания) набрали от 9,7 до 9,8 балла. Старший аналитик компании Tesla Ага Браун, получившая степень в Carnegie–Mellon параллельно с работой, главным преимуществом онлайн-программ назвала возможность немедленно применять на практике полученные знания.

Онлайн с человеческим лицом

Развитие рынка сдерживается сохраняющимся скептическим отношением бизнес-сообщества к качеству дистанционного обучения. Провайдерам, включая бизнес-школы, приходится доказывать, что онлайн-программы могут превосходить по эффективности традиционные очные программы.

Такое недоверие отчасти объясняется естественным консерватизмом. Однако негативно на имидже дистанционных форм обучения в целом влияет и репутация массовых онлайн-курсов (MOOC, платформы типа Coursera, Udacity и других), где поначалу отмечался крайне низкий процент окончивших курс слушателей по сравнению с числом записавшихся (7–9%, по данным Coursera; 3–5% по оценкам независимых исследований). Впрочем, эти цифры изначально относились к бесплатным курсам, тогда как для платных показатель сразу взлетал до 70%.

Будущее сектора онлайн-образования связывают именно с развитием полноценных дистанционных учебных программ. «Год назад на Coursera существовали только отдельные курсы. Сегодня там существует, если я не ошибаюсь, уже более десяти полноценных программ бакалавриата и магистратуры. И это не окружные университеты какого-то среднеамериканского штата с известным качеством образования, это ведущие мировые университеты вроде Carnegie–Mellon или Королевского колледжа Лондона. На этих программах будет совершенно другой процент тех, кто дошел до конца», — говорит спецпредставитель президента РФ по цифровому развитию Дмитрий Песков.

Бизнес-образование может стать здесь именно гарантом и показателем качества. Ведущие образовательные учреждения делают ставку на смешанные программы, совмещающие преимущества очной и дистанционной форм обучения. «Ценность программы состоит не только из самого материала и того, что может рассказать преподаватель, но и из внутригрупповой динамики», — говорит руководитель дистанционных программ Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Алексей Кузнецов. «Онлайн-обучение никогда не заменит живого общения», — согласен сооснователь тренинговой компании Smart Creative Solutions Group Михаил Левин. Однако принципы смешанного обучения — модульные программы, включающие дистанционные и очные форматы, по его словам, могут быть по-настоящему эффективными. «Мы верим в дистанционный формат и активно его продвигаем. Однако в нашем случае это всегда микс онлайн-обучения и традиционного, которое требует личного присутствия», — отмечает Виктория Сусакова. По ее словам, в каждой онлайн-программе Executive, которые предпочитают руководители высшего звена, не имеющие возможности надолго отрываться от текущих дел, обязательно присутствуют выездные модули, обеспечивающие нетворкинг.

Единого понимания, какой процент дистанционной составляющей допустим в бизнес-образовании, пока нет, говорит Алексей Кузнецов. Пока нет четких стандартов, каждая школа определяет его самостоятельно, отталкиваясь в том числе от своих технологических возможностей. «В отсутствии технологии, способных сохранить эмпатию между преподавателем и учеником, хорошая программа не может быть дистанционной на 100%», — подчеркивает он.

Иллюзия присутствия

Новые технологии сглаживают барьеры, говорит Виктория Сусакова: онлайн-формат можно сделать настолько же интерактивным, как и традиционное face-to-face образование, максимально приблизив получаемый студентом опыт к классическому варианту общения. Современное телекоммуникационное оборудование дает возможность создать пространство для онлайн-конференций с обзором в 200 градусов, сенсорами, позволяющими распознавать эмоции, и голографическими проекторами. «В ходе таких видеоконференции слушатели вовлечены в процесс больше, чем в обычной аудитории, поскольку видят друг друга постоянно и максимально сфокусированы на происходящем», — говорит эксперт. Одновременно система аналитики на основе искусственного интеллекта обеспечивает преподавателю фидбек в режиме реального времени, фиксируя не только настроения аудитории, но и уровень вовлеченности и активности каждого участника.

Помимо IE Business School такие системы реализованы и в других престижных бизнес-школах. Например, в Said Business School при Оксфордском университете специальное конференц-пространство Hive позволяет студентам и преподавателям удаленно взаимодействовать друг с другом, а данные, полученные на основе системы распознавания эмоций, используются для корректировки учебного плана.

В России таким уровнем технологий пока похвастаться не могут. Между тем, по словам директора онлайн-программ бельгийской бизнес-школы Vlerick Стива Муйи, аудитория MBA ждет от школ активного внедрения технологий и новых форматов обучения.

Игры для бизнеса

Школы, внедряющие в своих программах новые технологии, оказываются на несколько шагов впереди, говорит Михаил Левин. На вооружение бизнес-программ идут элементы дополненной реальности, приложения по управлению обучением (LMS), «геймификация» образования.

По словам эксперта, популярностью пользуются бизнес-игры с полным погружением в моделируемую ситуацию. Механика игры позволяет каждому участнику полностью включиться и «проживать» заложенные в нее процессы. Такие элементы легко встраиваются в общую программу бизнес-образования.

К пересмотру традиционных форматов обучения бизнес-школы будет подталкивать и сам рынок труда. Если раньше базовых знаний двухлетней MBA-программы могло хватить для построения карьеры на несколько десятилетий, нынешняя действительность требует непрерывного обучения.

Уже сегодня в рамках концепции life-long learning бизнес-школы предлагают обновлять и расширять полученные знания в рамках краткосрочных программ AMP (Advanced Management Programs). Формат онлайн-обучения решает задачу постоянного апгрейда знаний и навыков, полученных в ходе MBA, говорит Виктория Сусакова. IE, например, запустила собственные онлайн-курсы — High Impact Online Programs, предусматривающие непосредственное взаимодействие с преподавателем в ходе видеоконференций. Формат обучения пять—шесть часов в неделю на протяжении пяти—шести недель интересен компаниям, не готовым отправлять сотрудников на традиционные длительные и дорогие MBA-программы, но нуждающимся в прокачке персонала в конкретной области на базе престижной бизнес-школы с квалифицированным профессором, говорит представитель школы. «Мир изменился, скорость жизни возросла, и классические форматы обучения обязательно должны дополняться новыми возможностями», — отмечают в IE.