В облет ограничений
Материалы выпуска
В облет ограничений Инновации «Экономически выгодный поиск нефти и газа — залог прорывной экономики» Инструменты Нефтяники на зеленом поле Решения
Инновации
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

В облет ограничений

Использование беспилотников открывает новые возможности в разведке углеводородов и инспектировании нефтегазовой инфраструктуры. Расширению применения дронов мешают законодательные преграды.
Фото: Getty Images Russia

В последние годы беспилотные летательные аппараты (БПЛА) находят все более широкое применение в нефтегазовом секторе. Сегодня мировой рынок беспилотников для этой индустрии, по данным Goldman Sachs, оценивается в $1,15 млрд. Для сравнения: к 2020 году общий объем рынка БПЛА, по прогнозам Goldman Sachs, достигнет $100 млрд. Эксперты уверены, что доля нефтегазовых компаний в общем объеме использования беспилотников будет расти, эти аппараты все чаще будут заменять пилотируемые самолеты и вертолеты. Сегодня БПЛА используются в геологоразведке и для мониторинга инфраструктуры, говорит сотрудник кафедры систем управления и информатики Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики (ИТМО) Александр Капитонов.

Дроны-первооткрыватели

Дрон может обследовать более 240 км трубопровода в день — наравне с экипажем вертолета, чей летный час стоит $2500. При этом работа дрона обходится компании в шесть раз дешевле.

Международные нефтегазовые корпорации начали применять беспилотники раньше, чем российские компании. Точкой отсчета многие эксперты называют 2006 год, когда Федеральное управление гражданской авиации США выдало BP разрешение на использование дронов при работе на нефтяных месторождениях Аляски. Сегодня на американском рынке, например, отмечается большое предложение беспилотников, которые способны проводить магнитные исследования территорий с потенциально возможными залежами нефти и газа. Англо-голландская Shell использует их, в том числе, для мониторинга оборудования газового терминала в Бактоне (Великобритания), британская BP — для обследования буровых платформ в Мексиканском заливе, американская ExxonMobil — для проверки резервуаров нефтеперерабатывающего завода в Фоули на юге Англии, говорит руководитель практики по оказанию услуг компаниям нефтегазового сектора в России и странах Центральной и Восточной Европы PwC Максим Тимченко. В Великобритании с 2012 года беспилотные системы применяются также на морских месторождениях, добавляет менеджер проекта Internet of Energy Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Анастасия Пердеро. И, что особенно актуально, возможности БПЛА востребованы также в целях экологического мониторинга — для оценки влияния работ по разведке и добыче углеводородов на окружающую среду.

Мониторинг в полете

Российские компании пока используют дроны преимущественно для отслеживания состояния наземных трубопроводов, отмечает Максим Тимченко. По словам директора по научному обеспечению и сопровождению геолого-разведочных работ Всероссийского нефтяного научно-исследовательского геолого-разведочного института Олега Краснова, дистанционные методы при поиске и оценке залежей углеводородов, в частности, дают возможность наиболее точно картировать (отображать на картах) контуры предполагаемых залежей — вплоть до выявления точек, где заложение поисково-оценочных и разведочных скважин будет наиболее эффективным.

Благодаря возможности оснащения БПЛА высокоточным оборудованием их прикладные функции постоянно расширяются: аэросъемки проходят днем и ночью, в сложных условиях (например, при пожарах), благодаря чему они все чаще находят применение для инспектирования современной коммерческой инфраструктуры, говорит Анастасия Пердеро.

«Газпром нефть» еще в 2014 году стала использовать БПЛА для контроля за нефтепроводами на месторождениях своей «дочки» «Ноябрьскнефтегаз», говорит Максим Тимченко. Год спустя их начала применять другая «дочка» компании — «Томскнефть» ВНК, которой «Газпром нефть» владеет на паритетных началах с «Роснефтью», а в 2017-м «Ноябрьскнефтегаз» нашел применение беспилотникам уже для доставки груза (весом до 4,5 кг) на Пограничное месторождение Югры. Об использовании беспилотников для мониторинга нефтепроводов в последние годы официально сообщали также «дочки» «Роснефти» («РН-Краснодарнефтегаз» и «Оренбургнефть») и «Газпрома» («Газпром трансгаз Томск»).

О применении БПЛА для воздушного мониторинга нефте— и газопроводов заявлял ЛУКОЙЛ. Это позволяет компании в режиме реального времени получать качественные изображения трубопроводов и околотрубного пространства, выявлять несанкционированные врезки, проникновение в охраняемые зоны, разливы нефти. В «Сургутнефтегазе» заявляли о применении беспилотников, в том числе для экологического мониторинга состояния производственных объектов.

В «Газпром нефти» РБК+ рассказали, что в настоящее время компания эксплуатирует более двух десятков беспилотных воздушных судов (БВС) как самолетного, так и коптерного типа для мониторинга состояния нефтепроводов и объектов капитального строительства. С помощью беспилотников также проводится аудит открытых складских площадок, изучается местность на ранних этапах разработки месторождения. В компании уточнили, что уже более 60% трубопроводов контролируется беспилотниками. В отдельных случаях их использование оказывается в полтора раза более выгодным для компании, чем применение вертолетов, рассказали в «Газпром нефти».

Максимальная грузоподъемность беспилотников на объектах (без учета топлива)  — 12 кг, при испытаниях на закрытом полигоне — 200 кг. «Газпром нефть» планирует наращивать как количество, так и сферы применения БПЛА.

Нормативные ограничения

Тем не менее эксперты считают, что в российской нефтегазовой отрасли беспилотные летательные устройства пока не находят адекватного применения. По мнению Александра Капитонова, причина этого — законодательные ограничения, в результате которых тяжелые беспилотники практически приравнены к воздушным судам гражданской авиации.

В марте 2016 года вступил в силу закон, вносящий в Воздушный кодекс РФ поправки, связанные с использованием БВС, в том числе с их сертификацией, госрегистрацией, допуском к выполнению полетов. Согласно этим правилам необходимо регистрировать все беспилотники с максимальной взлетной массой от 250 г до 30 кг. Помимо этого желающие управлять дронами должны получить лицензию «внешнего пилота». Однако сам порядок постановки БВС на учет правительством до сих пор не разработан.

Беспилотники массой более 30 кг помимо прочего должны проходить сертификацию согласно федеральным авиационным правилам — их владельцам необходимо получать сертификат летной годности.

Помимо жестких нормативов сказывается отсутствие инфраструктуры, которая позволила бы обеспечить безопасность полетов и оперативно согласовывать вылеты. Год назад холдинг «Российские космические системы» представил новую цифровую инфраструктуру, которая позволит массово использовать БПЛА, обеспечив безопасность полетов. Новая инфраструктура сможет быстро передавать информацию, обрабатывать большие данные и станет платформой для создания приложений, заявляли разработчики.

Стоимость беспилотных летательных аппаратов и издержки в процессе их эксплуатации довольно высоки. По данным Александра Капитонова, аппарат для магнитного исследования в ходе геологоразведки, например, стоит порядка $30 тыс., к нему необходимы датчики стоимостью примерно по $5 тыс. Следует учесть также стоимость расходных материалов, зарплату пилота, работающего в диспетчерской для анализа полученных дроном данных. Однако такие затраты не выглядят обременительными для игроков нефтегазовой отрасли.