Полимерная стратегия
Материалы выпуска
Без лишнего пластика Инструменты «Интерес к российскому рынку с каждым годом только увеличивается» Инновации Полимерная стратегия Рынок
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Полимерная стратегия

Все больше компаний в России ищут дополнительную маржинальность в нефте- и газохимии. Для сбалансированного развития производства полимеров не хватает четкой государственной стратегии в этой отрасли.
Фото: РИА Новости

Глобальная нефтехимическая отрасль является одной из наиболее активно развивающихся сфер экономики, по темпам роста она вдвое превосходят мировой ВВП (5,4% против 2,7%, по данным Statista). Основным драйвером является сегмент полимеров. Компания EY оценивает глобальный объем потребления полипропилена и полиэтилена более чем в 210 млн т; по оценке «Сибура», оно растет на 4% в год (около 8 млн т). Наибольшая доля потребления приходится на полиэтилен (около 40%), полипропилен (около 30%) и поливинилхлорид (около 20%).

При этом Россия, несмотря на обеспеченность сырьем, занимает скромные позиции по производству базовых нефтехимических продуктов: примерно 2% общемирового объема выпуска полипропилена и 1,5% — полиэтилена. В то же время в течение последних 15 лет ежегодные темпы роста отечественного производства полимеров заметно превышают общемировые, составляя около 7%. И такая тенденция, по мнению экспертов, сохранится с учетом планов российских компаний по запуску крупных мощностей.

Масштабные кейсы 

Первым в ближайшие годы на рынок с 1,5 млн т этилена, около 500 тыс. т пропилена, 1,5 млн т полиэтилена различных марок, а также 500 тыс. т полипропилена выйдет холдинг «Сибур». Компания в конце мая завершила строительство комплекса «Запсибнефтехим» и начала на нем пуско-наладочные работы, сообщил глава «Сибура» Дмитрий Конов. Завершение строительства «Запсибнефтехима» планировалось в четвертом квартале 2019 года, а состоялось во втором квартале. На полную мощность комплекс выйдет после 2021 года. «Запсибнефтехим» позволит «Сибуру» существенно нарастить рентабельность за счет переработки попутного нефтяного газа в более выгодную нефтехимическую продукцию, чем сжиженные углеводородные газы (СУГ) и нафта.

Помимо этого компания в третьем квартале 2019 года может принять решение по реализации еще одного мегапроекта — Амурского газохимического комплекса (ГХК) мощностью 1,5 млн т полиэтилена различных марок в год. На нем предполагается перерабатывать сырье с газоперерабатывающего завода «Газпрома» мощностью 42 млрд куб. м (запуск первых двух технологических линий ожидается в апреле 2021 года). «Сибур» будет покупать около 2 млн т этана с Амурского ГПЗ. Также стороны ведут переговоры о поставках 1,5 млн т СУГ. Параллельно нефтехимический холдинг ожидает решения правительства по отрицательному акцизу на СУГ, что улучшит экономику завода и позволит «Сибуру» нарастить его мощности на 50% (плюс 500 тыс. т этилена и столько же пропилена в год).

Льготы не для всех 

Пока отрицательный акциз в России действует только для нафты, что делает ее более привлекательным сырьем для нефтехимической промышленности. Ключевые отраслевые игроки и «Газпром» предложили правительству выровнять условия для остальных видов сырья — этана, СУГ и широкой фракции легких углеводородов (ШФЛУ). В ответ в марте правительство утвердило «дорожную карту» по развитию нефтегазохимического комплекса до 2025 года.

До это в отрасли существовал план развития нефтехимического комплекса до 2030 года (Стратегия-2030), который был утвержден в 2016 году, а его согласование велось с 2012 года. Документ предполагал кластерную модель развития с резким повышением производства базового сырья (этилена), а также включал список перспективных проектов российских компаний, от части которых они к тому моменту уже отказались. «В плане было много нестыковок, устаревшей информации, так что он не работал», — пояснил РБК+ глава информационно-аналитического центра Rupec Андрей Костин.

Стратегию-2030 на сегодня официально никто не отменял, но эти планы никого ни к чему не обязывают и по факту не исполняются.

Новая «дорожная карта», по словам Андрея Костина, выглядит более реалистичной, потому что «расставляет приоритеты государства в нефтехимическом секторе».

После принятия «дорожной карты» заинтересованные ведомства должны были разработать законопроект, регламентирующий получение отрицательного акциза компаниями, которые провели реконструкцию или ввели новые производства по извлечению этана после 1 января 2022 года (когда должен быть запущен Амурский ГПЗ). Помимо этого на льготы могли рассчитывать резиденты территорий опережающего развития (ТОР) и участники специнвестконтрактов (СПИК) или других соглашений, по которым инвестор обеспечивает достаточный уровень локализации производства или закрывает потребности рынка в дефицитной продукции. Амурский ГПЗ и ГХК расположены в ТОР.

Параллельно правительство планирует стимулировать потребление СУГ через повышение ставки экспортной пошлины. Из полученных дополнительных доходов государство будет выплачивать обратный акциз российским переработчикам СУГ. Реализация «дорожной карты» должна обеспечить производство крупнотоннажных полимеров в 2019 году на уровне 5,3 млн т, к 2025 году — до 11,1 млн т (из которых 4,4 млн т пойдет на экспорт).

Но законопроект до сих пор не представлен в правительство, и неизвестно, говорят участники рынка, как долго министерства будут его разрабатывать. Эксперты отмечают, что жизнеспособный документ должен учитывать не современные реалии, а прогнозировать развитие рынка.

Возможные риски 

По мнению Андрея Костина, преимущества России в мировом нефтехимическом секторе, основанные на дешевом и доступном сырье и качестве инвестиций, не были использованы вовремя, а теперь новым проектам придется выходить на рынок уже при совершенно другой глобальной конъюнктуре.

Он поясняет: даже если в ближайшее время государство начнет субсидировать использование этана в качестве сырья, то новые мощности на нем будут запущены только через пять-шесть лет. И неизвестно, будет ли к тому моменту востребована продукция новых заводов. Поскольку «Запсибнефтехим» покроет оставшиеся внутренние потребности по базовым полимерам, все остальные проекты в этой сфере, запущенные после 2021 года, будут вынуждены ориентироваться на экспорт по крайней мере до развития внутренней переработки и органического роста спроса внутри России. Это связано с тем, что завод «Сибура» полностью покроет внутренний спрос по полиэтилену и полипропилену, а на стагнирующих рынках ПВХ (используется как стройматериал) и ПЭТ (в основном идет на изготовление пластиковых бутылок) предложение в РФ уже сейчас превышает спрос на фоне снижения темпов строительства стройки и низкой покупательной способности.

На ситуацию на внешнем рынке могут негативно влиять сразу несколько факторов, считает Андрей Костин. Прежде всего это замедление мировой экономики в целом и экономики крупнейшего потребителя — Китая. Также, говорит эксперт, нефтехимический рынок сейчас находится в нисходящей фазе суперцикла. Еще одним фактором влияния Андрей Костин называет ужесточение экологических норм в развитых странах. Они формируют запрос на новые материалы и способы их обработки, что будет сужать нишу для «сегодняшних» полимеров, пусть не по видам, но по маркам. К тому же, отмечает глава Rupec, благодаря технологическому прогрессу появляются новые материалы, которые способны вытеснить с рынка традиционные пластики.

Новые горизонты 

Тем не менее высокая маржинальность производства полимеров стимулирует появление в отрасли все новых проектов. В конце марта «Газпром» и компания «Русгаздобыча» Артема Оболенского объявили о возможном строительстве крупного газохимического комплекса в Усть-Луге. Проект предполагает переработку 45 млрд куб. м газа, производство 13 млн т СПГ, а также до 4 млн т этана и более 2,2 млн т СУГ, которые пойдут на переработку на проект «Газпрома» Балтийский химический комплекс мощностью 3 млн т полимеров в год. Окончательные параметры заводов пока не определены.

Новой точкой роста называет нефте- и газохимию и ЛУКОЙЛ. С одной стороны, компания досрочно завершила программу модернизации своих НПЗ, а с другой, ограничена в покупках новых активов в России, так как не имеет доступа на шельф. Поэтому вкладывать средства производитель собирается в продукты с высокой добавленной стоимостью. «У нас есть большое количество очень качественного сырья для производства и полиэтилена, и полипропилена через классическую нефтехимию, через пиролиз», — говорил 22 мая вице-президент ЛУКОЙЛа по нефтепереработке, нефтехимии и газопереработке Рустем Гималетдинов. Компании, по его словам, нужно найти способ повышения эффективности использования газовых запасов. Стратегию по этому направлению компания собирается представить к осени. В ее рамках ЛУКОЙЛ рассматривает строительство мощностей на 1 млн т по полиэтилену и 500 тыс. т по полипропилену на своем действующем НПЗ в Перми. Помимо этого компания может монетизировать активно растущую добычу газа (в первом квартале — на 12%, до 9 млрд куб. м) за счет строительства на другой площадке — «Ставролене» (Ставропольский край) комплекса по производству 1,7 млн т карбамида и 170 тыс. т аммиака, а также организации выделения и переработки этана (срок запуска — 2023 год).

В компании Vygon Consulting рассчитали, что маржинальность нефтехимии достигает 30–50%, а так как пропилен является побочным продуктом переработки на НПЗ, у него низкая себестоимость.

Как отмечают эксперты Vygon Consulting, создание нефтехимических комплексов на базе НПЗ — правильная стратегия. В то же время полноценные нефтехимические комплексы с пиролизами могут стоить $5–7 млрд, поэтому компании должны быть уверены в эффективности будущих производств с точки зрения обеспечения сырьем, себестоимости продукции и возможности ее реализации.