«Профессиональных менторов в России можно пересчитать по пальцам»
Материалы выпуска
Мотивация по-русски Рынок «Профессиональных менторов в России можно пересчитать по пальцам» Инновации Найти идеолога Инновации
Инновации
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Материалы выпуска

«Профессиональных менторов в России можно пересчитать по пальцам»

Об особенностях российского профессионального менторства РБК+ рассказал ментор Александр Кравцов.
Фото: Юрий Чичков для РБК

— Ментор, коуч, бизнес-тренер — в чем отличия?

— Все три этих понятия в последнее время стали очень популярны. Их часто используют как синонимы, но на самом деле между ними есть принципиальная разница.

Коуч — это модератор внутреннего мозгового штурма. Он помогает вам самому найти решение задачи, организуя и направляя вашу мыслительную деятельность. Коуч нужен, чтобы пройти внутреннюю трансформацию — определить свои истинные цели и сфокусироваться на их достижении. Бизнес-тренер — это разновидность учителя. Его задача — помочь вам выработать необходимые навыки, например, публичных выступлений или ведения переговоров. С его помощью вы наращиваете компетенции, необходимые для достижения цели. Профессиональный ментор — это тот, кто помогает этих целей достигать. Он предлагает готовое решение для вашей задачи, и он же содействует в его реализации, обеспечивая вас знаниями, связями и другими необходимыми ресурсами. И, самое главное, разделяет ответственность за результаты.

Иными словами, ментор — это наставник и покровитель. Поэтому менторство в отличие от коучинга и бизнес-тренинга — это всегда индивидуальная работа, которая требует не только персонального контакта и доверия, но и высокого уровня близости, «химии». Только так можно обеспечить выполнение задач, с которыми к менторам обычно обращаются.

— Главный аргумент менторов: даже лидер не может ступить шага без советчика-покровителя. Так ли это?

— Распространено заблуждение, что менторы нужны в основном новичкам — тем, кто только встает на карьерный путь или только пришел в незнакомую для них сферу деятельности. Отчасти это связано с тем, что менторство сегодня активно используется в корпоративной практике крупных компаний, где более опытные сотрудники берут шефство над молодыми. Или в сфере технологического предпринимательства: стартаперы — это по определению начинающие, которым часто не хватает знаний, опыта и ресурсов для развития бизнеса. Но это всего лишь один из возможных способов применения данной технологии. И не самый главный. Подлинный ее потенциал раскрывается как раз тогда, когда к менторам обращаются люди уже состоявшиеся, добившиеся значимых успехов. У таких людей есть талант, знания и опыт, благодаря которым это произошло. Они привыкли думать, что их дальнейшее развитие зависит от того, насколько упорно они будут работать дальше, какие навыки и компетенции они приобретут. Этому учит их прошлый опыт. Собственно, так оно и есть — до поры. Рано или поздно они упираются в невидимый потолок, название которому — нетворк, уровень и качество социальных связей. В футболе в высшую лигу можно попасть из первой, просто играя лучше других команд. Но в жизни вход в высшую лигу обычно «только по приглашению»: чем более привилегированна та или иная социальная группа, тем более она закрыта для доступа извне. Чтобы попасть туда, нужно соответствовать не только формальным критериям вроде образования, опыта работы или уровня дохода, но и множеству неформальных, подчас не очевидных даже самим членам этой группы. Без опытного проводника тут не обойтись. Ментор — это и есть такой проводник. Можно потратить несколько лет жизни, чтобы пробить этот потолок, но так и не добиться успеха. Но можно обратиться к ментору, который покажет короткую дорогу. Их энергия и целеустремленность сделают остальное. Поэтому те, кто хочет добиться экстраординарных результатов — в бизнесе, политике, науке, спорте, да где угодно, — понимают, что без ментора им не обойтись.

Если мы изучим биографии таких людей, рядом с ними мы обязательно обнаружим фигуру наставника и покровителя — даже у тех, кто считается эталоном «человека, который сам себя сделал». Для Уинстона Черчилля им был Бурк Кокран. Менторами Марка Цукерберга были Стив Джобс и Дональд Грэм. У Билла Гейтса — Уоррен Баффетт. Ангела Меркель — любимица Гельмута Коля. Джорджа Буша-младшего не было бы без Джорджа Буша-старшего. А Барака Обамы — без Мишель Робинсон, ставшей впоследствии его женой.

— Когда родители — менторы детей или один супруг — ментор другого, это понятно. Кто такие профессиональные менторы?

— В любой востребованной сфере деятельности рано или поздно возникают те, кто занимается этим профессионально. Не у всех есть знакомые, друзья или родственники, которые могли бы помочь попасть в высшую лигу. Поэтому здесь на сцену выходит профессиональный ментор. Точнее, он держится за сценой. Это продюсер и режиссер, который работает со своим подопечным, конструируя его историю успеха. Это всегда штучная работа. Проект высококлассного ментора в среднем длится несколько месяцев, а гонорар за него может достигать и десятков миллионов рублей.

— Сколько сегодня в России таких специалистов?

— В России достаточно много успешных людей, которые могли бы стать менторами, — руководители крупных корпораций, успешные предприниматели, политики. Проблема в том, что большинство из них не склонны систематизировать свои знания и опыт и не видят смысла в том, чтобы делиться ими с кем-то. Поэтому и появляются профессиональные менторы. Их достаточно много, чтобы был выбор, но пока слишком мало, чтобы образовать рынок. Думаю, пальцев двух рук хватит, чтобы пересчитать.

— Как вы сами приняли решение стать ментором?

— Сыграло роль благоприятное стечение обстоятельств, благодаря которому у меня сформировался интерес к решению такого рода задач и появились соответствующие ресурсные возможности. И в какой-то момент пришло осознание того, что разрабатывать многоходовые комбинации и продюсировать истории успеха — это не просто увлечение или образ жизни, но и своего рода призвание.

— Каким критериям должен соответствовать ментор?

— Их много, но критически важны два. Первый: такой специалист должен существенно превосходить в предмете менторства своего подопечного. Это необходимо как для того, чтобы он мог функционировать в этой роли, так и для того, чтобы между ними не возникало конкуренции. Второй: между ментором и учеником должна сформироваться особая «химия», глубокая связь, предполагающая доверие и близость. Если ее не будет, ученик начинает заниматься перепроверкой рекомендаций ментора, вместо того чтобы принять их и применить. В результате менторство превратится в очень дорогостоящий консалтинг, который обычно не приводит к успеху.

— Кто сегодня ваши подопечные?

— Я работаю с людьми, которые достигли своего потолка и теперь им надо совершить качественный скачок — пробить его и двигаться дальше. Это топ-менеджмент голубых фишек, собственники крупного бизнеса и их наследники, высокопоставленные госслужащие, политики. Также я работаю с теми, кто только стремится попасть в их число. С моей помощью им это обычно удается. Чем выше статус подопечного, тем более замысловатые и оригинальные решения требуются от ментора. Стандартные решения работают только с теми, кто еще находится в начале пути. Но подлинный успех так же индивидуален, как и личность. Уникальным людям требуются уникальные рецепты. Ментор — это не про знания и опыт. И то и другое можно получить самостоятельно: прочитать в учебнике, выработать практикой. Ментор не учебник и не карта, он проводник по территории, для которой карты не составлены. Он показывает путь и помогает ученику по нему идти.

— Идеальный способ найти хорошего ментора?

— Лучшим способом является внимательный анализ своего нетворка. По моему опыту 90% новых учеников и даже более — это друзья и знакомые тех, кто уже занимается с ментором. Присмотритесь: если кто-то из ваших друзей или коллег вдруг резко рванул вверх, наверняка это дело рук одного из них.