«В работе с бизнесом важен баланс ручного управления и технологий»
Материалы выпуска
Скачок в рейтинге: как теплеет бизнес-климат на Северо-Западе Инструменты «В работе с бизнесом важен баланс ручного управления и технологий» Компетенция Экспорт по новым стандартам Рынок Льготы точной настройки Решения
Компетенция
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«В работе с бизнесом важен баланс ручного управления и технологий»

О созданной в Ленобласти системе взаимодействия с инвесторами РБК+ рассказал заместитель председателя правительства региона — председатель комитета экономического развития и инвестиционной деятельности Дмитрий Ялов.
Фото: Пресс-служба

— Ленинградская область по итогам прошлого года достигла рекордного объема инвестиций — 469 млрд руб. Это стечение обстоятельств или результат неких управленческих решений?

— Это удачно принятые управленческие решения. Еще несколько лет назад мы сделали ставку на качественно новый подход к созданию институтов поддержки инвесторов. Когда мы говорим о комфортной работе бизнеса в регионе, то этот комфорт должен быть во всем, в том числе в офисе, куда он обращается за помощью. Идею создания специализированного фронт-офиса по взаимодействию с инвесторами поддержал губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко. Офис работает как «единое окно» для бизнеса, где любой средний или крупный проект может бесплатно получить полный пакет услуг — от поиска участка для размещения до запуска завода. Для решения этих вопросов инвестор не должен ожидать в приемных у кабинетов чиновников, иначе это сразу задаст совсем не тот тон в отношениях с властью. Фронт-офис — это удобный формат, как офис банка, где клиенту всегда рады и готовы помочь.

Это вовсе не означает, что инвестор не может напрямую позвонить мне или губернатору. Мы абсолютно открыты и подключаемся, когда необходимо проработать вопросы, например, с федеральными структурами или органами власти. Но все же это не ручное управление, а точечный подход к решению. Ведь когда у вас проблемы с кредитной картой, вы не звоните президенту банка.

Еще одно решение — технологическое. В Ленинградской области есть информационная система ИРИС, в которой любой инвестор может подобрать участок для размещения производства. Варианты можно выбрать через приложение для смартфона. Согласитесь, это удобно, быстро и снимает массу вопросов еще на стадии задумки проекта. Так что наш инвестиционный успех — это результат работы четко выстроенной системы, баланса ручного управления проектами и технологизации процессов.

— Цифровизация коснется процессов работы с инвесторами?

— Самые очевидные решения для комфортной работы инвесторов нами уже приняты, все «низковисящие» плоды мы уже собрали. Теперь наша задача — реализовать сложные по своей масштабности проекты. Есть реальная проблема, которую регулярно озвучивает бизнес, — выдача градостроительных планов. В Ленинградской области до последнего времени не было точных геопространственных данных. Инвесторы сталкивались с неразберихой в отношении границ земельных участков разных категорий, когда участки лесфонда накладываются на земли населенных пунктов или земли промышленности накладываются на земли сельхозназначения. Такое, естественно, недопустимо, и это тормозит решения по началу строительства промышленных объектов — каждый градостроительный план делался месяцами, реализация проекта подвисала на довольно длительный период.

Сейчас мы реализуем большой проект по созданию точной геоподосновы, чтобы уже на нее накладывать все остальные геоинформационные системы. Если все системы будут в единой базе, это позволит свести ошибки к минимуму. В этом году оцифруем Гатчинский район, а в течение следующих двух лет — полностью всю область. Когда мы завершим эту работу, то сможем в автоматическом режиме выдавать градостроительный план земельного участка. С точки зрения градостроительного процесса это революционный проект.

— Для того чтобы реализовать системный подход к привлечению инвестиций, нужна хорошо организованная команда. Кто в Ленинградской области создает условия для бизнеса?

— Конечно, у сотрудника, который работает исключительно в офисе, не общается вживую с инвесторами, не знает о стратегических приоритетах региона, не будет понимания конечной цели и, как следствие, желания к ней идти. Понимая это, мы создаем в комитете и подведомственных учреждениях вовлекающую среду как для специалистов, так и для руководителей разного уровня. Один из наших ключевых принципов — поощрение саморазвития сотрудников. Ежегодно комитет участвует в крупных обучающих программах. В 2018 году это был пятинедельный курс управленческого мастерства в бизнес-школе «Сколково», в 2019-м — тренинги для команды по управлению изменениями в московской РАНХиГС. Мы активно используем и петербургские площадки для повышения квалификации — та же РАНХиГС, СПбГУ, петербургский Политехнический университет и другие ведущие вузы являются нашими постоянными партнерами. В комитете действует и свой лекторий — открытая площадка для обмена знаниями, опытом между работниками. Выступающие в рамках лектория заодно оттачивают навыки публичных презентаций.

Безусловно, получение даже очень качественных теоретических знаний ничто по сравнению с «работой в полях». Поэтому мы стараемся как можно больше времени проводить в общении с нашим основным клиентом — бизнесом. Мы постоянно выезжаем в районы области с инвесткомандой, проводим дискуссии на самые наболевшие темы, посещаем производства, участвуем в собраниях бизнес-организаций. Участие в форумах, бизнес-миссиях, презентациях инвестиционного потенциала региона в других городах и странах также никто не отменял.

Вовлекающая среда также формируется и в ежедневной текущей работе. Немаловажную роль играют ценности и принципы нашей деятельности, которые мы выработали при участии всей команды. Ключевыми из них являются сотрудничество, взаимопомощь, инициативность, честность, лидерство, саморазвитие. Эти важные слова, «расшитые» в более подробные формулировки, превращены в настольные карты принципов, которые можно найти у каждого сотрудника комитета. Общее решение коллектива работать в соответствии с этими правилами существенно упростило нам жизнь, сделало взаимодействие между структурными подразделениями бесшовным, направило общие усилия на достижение стратегических целей. Кстати, цели эти мы также вырабатываем вместе в рамках стратегических сессий, которые проходят раз в квартал. Договорившись в начале года, так сказать, «на берегу», о том, к каким целям мы идем, измерив их достижение в конкретных цифрах и датах, мы в конце года можем четко видеть, какие вершины удалось покорить, а на каких направлениях нужны дополнительные силы и ресурсы.

Одним из новых направлений, над которым сейчас работают сотрудники комитета, как раз является реинжиниринг процессов. Если в последние годы мы активно занимались снятием внешних административных барьеров, то теперь есть задача устранить внутренние. Знаете, дублирование функций, сложное и в основном бумажное межведомственное взаимодействие, длительные сроки прохождения документов не очень позитивно влияют на нашу работу и с бизнесом, и с жителями региона. Для решения указанной проблемы в этом году мы создали структурное подразделение в комитете экономического развития и инвестиционной деятельности, которое занимается реинжинирингом, или пересборкой процессов. Каждая государственная процедура в процессе ренижиниринга раскладывается на составляющие, при этом ненужные, дублирующие запросы, справки, сопроводительные документы и согласования вычеркиваются из процесса. Остальные звенья цепи, без которых госфункция не может быть осуществлена, четко регламентируются по времени, в тех случаях, где это возможно, оцифровываются. В этом году будет оптимизировано более 20 государственных процессов и процедур. По самым скромным подсчетам, эффективность работы на ряде направлений вырастет на 30%.

— С чем связана необходимость обновления «Стратегии социально-экономического развития Ленинградской области до 2030 года»? И каковы основные изменения в документе?

— Одна из ключевых задач, которую нам поставил губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко, — сделать стратегию «живым» документом. Поэтому, завершив в 2018 году первый этап ее реализации, мы приступили к обновлению стратегии. Тех целей, которые мы ставили перед собой в 2016 году, мы достигли, и они во многом даже превзошли наши ожидания.

При подготовке новой версии стратегии мы проанализировали направления развития, оценили, каких результатов уже удалось достичь, выделили проблемные зоны, синхронизировали региональные задачи долгосрочного развития с национальными проектами. И в результате мы определили восемь ключевых приоритетов. По каждому направлению сформированы конкретные действия и решения, а также индикаторы достижения результата. Безусловно, мы уделили в стратегии особое внимание экономике и промышленным проектам, но без конкретики. Мы не выделяем отрасли, наша задача — создавать равные условия для всех инвесторов: налоговые льготы, механизмы поддержки, упрощение процедур. Поэтому в части экономики мы сконцентрировали внимание на двух приоритетах. Первый — наращивание несырьевого неэнергетического экспорта, второй — обеспечение стабильных темпов роста производства продукции сельского хозяйства, сохранение лидирующих позиций на Северо-Западе.

— Какие механизмы в системе госуправления позволяют реализовать стратегические приоритеты?

— Прежде всего нужно интегрировать стратегические приоритеты развития в ежедневную работу органов власти. Каждый исполнитель в той или иной сфере должен знать стратегические задачи, проводить мониторинг их результатов и четко вписывать их в отраслевые госпрограммы и проекты.

В Ленинградской области мы разработали и постепенно внедряем целевую модель стратегического планирования. Мы детализировали план мероприятий объемной стратегии в виде набора стратегических карт по каждому приоритету. Каждая такая карта представляет собой один лист, но в нем рисуется полная картина развития сферы — доступная и понятная. Затем жестко связали стратегию и госпрограммы, проработали мобильное управление финансами внутри этих госпрограмм.

Чтобы система управления приоритетами заработала в полной мере, нужны изменения на оперативном уровне. Зачастую затраты на администрирование процессов в пересчете на бюджетные деньги больше, чем эффект от этих процессов. В такой ситуации нужно быть гибкими, мобильными и работать исключительно на конечный результат.