«Банк становится не только «кошельком», но и персональным ассистентом»
Материалы выпуска
Универсальность против кризиса Рынок «Банк становится не только «кошельком», но и персональным ассистентом» Компетенция Новая финансовая инфраструктура Инструменты
Компетенция
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Банк становится не только «кошельком», но и персональным ассистентом»

Какие перемены переживает финансовый рынок, как экономика совместного потребления проникает в b2b-сегмент, РБК+ рассказал генеральный директор АО «Киви», глава платежного сегмента группы QIWI Андрей Протопопов.
Фото: пресс-служба

— Какие тенденции в финансовой сфере и сегменте платежей можно назвать наиболее значимыми?

— В первую очередь это все, что касается цифровизации. Компании, в том числе финансовые, массово переходят в платформенную экономику. В ее основе лежит внедрение внешних платформенных решений — комплексных разработок в части онлайн-систем взаимодействия участников рынка и конечных потребителей. Платформенная экономика трансформирует бизнес-модели, создает добавленную стоимость цифровой экономики.

Все больше сервисов переходят в онлайн и агрегируются в мобильном приложении. В основном это касается сферы b2c-услуг. Но и в b2b-секторе тенденция та же. Если раньше для торговли на бирже или покупки валюты необходимо было использовать специальный терминал и сложный доступ, то сейчас все можно сделать через приложение на смартфоне. Для банков и финансовых институтов это означает более дешевый и эффективный способ доставки продуктов к клиентам, а для потребителей — удобство и более комфортный пользовательский опыт. Платежные инструменты становятся все более бесшовными. Наиболее яркий и понятный пример — Apple Pay и Google Pay, где платежные операции происходят при помощи биометрических средств, без заполнения сложных платежных форм. Сторонние поставщики приложений стараются войти в контур Apple или Google, чтобы упростить платежный путь своих клиентов.

— Сегодня в моде экономика шеринга, которая проникла буквально во все отрасли. Насколько распространена соответствующая практика в сегменте b2b на финансовом рынке и в чем она заключается?

— Шеринговая экономика действительно стремительно развивается. По данным исследования компании PwC, пять крупнейших секторов шеринг-экономики в мире — путешествия, каршеринг, финансы, рынок персонала, шеринговые музыкальные и видеосервисы — сегодня оцениваются в $15 млрд, но уже к 2025 году, по оценкам экспертов, могут достичь объема в $335 млрд.

Экономика совместного потребления еще не в полной мере развита на финансовом b2b-рынке, однако постепенно становится все более востребованной. С переходом большей части взаимодействия в онлайн у бизнесов из различных отраслей появляется интерес встраивать в свои решения финансовые сервисы — или, наоборот, передавать часть финансовых процессов на аутсорсинг. Оба подхода преследуют цели удержания клиента и оптимизации расходов. Мы в QIWI видим в этой нише большой потенциал роста и развиваем ряд решений для бизнеса: помогаем создавать платежные решения по модели white label, предлагаем свои инфраструктурные платежные решения и ряд других инструментов.

— Появляются ли на финансовом рынке новые сегменты и методы исследования больших данных?

— Раньше многим казалось, что большие данные буквально завтра создадут дивный новый мир. Но это не может произойти в одночасье.

Сегодня технологии big data использует большинство компаний в финансовой отрасли. Что мы делаем в QIWI с помощью больших данных? Во-первых, добиваемся оптимизации внутренних процессов (например, рассчитываем нагрузку на системы, определяем необходимое количество сотрудников кол-центров). Во-вторых, аналитика данных: качественные и количественные исследования помогают более точно определить, кто наш клиент и что ему нужно. К примеру, с помощью соответствующих технологий удалось улучшить процедуру KYC (Know Your Customer — знай своего клиента). Нам не обязательно связываться с человеком, чтобы узнать характер его переводов. Таким образом мы существенно сокращаем расходы в данной части, стараемся предсказывать ценность клиента и строить наши с ним взаимоотношения исходя из этого. Также мы с конца прошлого года используем новые методы борьбы с мошенничеством, основанные на больших данных.

Наконец, в сфере больших данных есть возможность для синергии с другими участниками рынка — так, например, мы входим в Ассоциацию больших данных, где работаем над проектами, которые могут принести пользу бизнесу, государству и населению.

— В каком направлении развивается персонализация в финансах? По какому принципу сегодня создаются кастомизированные продукты?

— Банк становится не только «кошельком», но и еще персональным ассистентом: он помогает подобрать кредит, тур, ресторан, выбрать инструменты для инвестиций. Но участникам рынка предстоит еще сильно продвинуться в части предиктивной аналитики. Сегодня, если вы купили ноутбук, вам еще две недели предлагают его во всех каналах. Совершенствование инструментов потребует времени. Кроме того, необходимы партнерства между участниками рынка — в одиночку никто не сможет достичь хорошего результата.

— Не испытывают ли пользователи финансовых услуг раздражения от того, что о них собирают информацию для выдачи маркетинговых предложений?

— Не исключено. Часть клиентов хочет скрыть всю информацию о себе, но большинство были бы рады получать персонализированные предложения. Раздражение у пользователей может вызвать только нерелевантность и назойливость маркетинга — однако ее как раз и возможно устранить, если иметь о клиенте больше данных. Поэтому крупные компании знают о пользователе многое — но важно, чтобы использование персональных данных правильно регулировалось, был обеспечен высокий уровень информационной безопасности, а также возможность управления своими данными.

— Какие возможности рынок предлагает людям, которые ограничены в получении финансовых услуг и продуктов — фрилансерам, самозанятым, мигрантам?

— По данным ФНС, число самозанятых с начала 2020 года выросло почти на 40% — до 465 тыс. человек. И это только начало, потенциальное количество самозанятых исчисляется миллионами. Поэтому мы сделали для бизнеса сервис «Выплаты самозанятым». С его помощью компании могут проверять, действительно ли человек зарегистрирован в таком статусе, и оплачивать его услуги переводом на QIWI Кошелек или банковскую карту.

Недавно мы запустили платежный сервис для компаний, работающих с трудовыми мигрантами. Это b2b-решение, которое автоматизирует процесс оплаты патентов мигрантами и снижает риски работодателей, связанные со штрафами за их неоплату.

В дальнейшем было бы удобно синхронизировать ряд сервисов, например в рамках Таможенного союза или пространства ЕАЭС, с помощью той же удаленной идентификации.

— Какими вы видите перспективы сегмента платежей? Какими способами люди будут производить оплату за товары и услуги в будущем?

— Наши биометрические данные могут стать альтернативой текущим методам при совершении платежей. Более того, уже существуют подобные решения, которые пилотируются, к примеру, в рамках одной из торговых сетей. Но до того, как это станет массовым явлением, пройдет еще много времени. Есть и совсем футуристические сценарии с вживляемыми чипами, но это еще более длинный путь, и неизвестно, пойдет ли человечество по нему.

Однако в части безналичных способов оплаты сейчас будут оставаться в приоритете пластиковые банковские карты, особенно с NFC-модулем, использование смартфонов и носимых устройств.

Стоит отметить, что с развитием интернета вещей (IoT)  мы, то есть население, можем в принципе оказаться в стороне от совершения повседневных платежей, которые станут максимально бесшовным процессом. Речь идет о m2m-платежах, когда, например, смарт-холодильник, анализируя предпочтения хозяина, определяет, что нужно докупить, формирует заказ, оплачивает. И тебе как клиенту остается только его забрать. Однако массовое распространение подобный сценарий получит только после того, как стоимость подобных гаджетов будет приемлемой для потребительского сегмента рынка.