Универсальность против кризиса
Материалы выпуска
Универсальность против кризиса Рынок «Банк становится не только «кошельком», но и персональным ассистентом» Компетенция Новая финансовая инфраструктура Инструменты
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Универсальность против кризиса

В условиях ужесточения экономической ситуации компании из разных сфер находят все больше поводов не только конкурировать, но и сотрудничать — во многом благодаря цифровизации и финтех-инновациям.
Фото: Getty Images Russia

Экономический кризис, спровоцированный в числе прочего пандемией вируса COVID-19, будет гораздо легче пережить тем компаниям, которые имеют широкие линейки услуг и сумели в последние годы превратиться в универсальные сервисные платформы, развить опции дистанционного обслуживания клиентов, считают эксперты. Во многом это относится к крупнейшим российским игрокам финансового рынка, которые один за другим создают экосистемы и открытые маркетплейсы, формирующие бесшовный клиентский опыт. «Источником идей для платформенных бизнес-моделей стали исследования экономики сетевого эффекта и дополнительных товаров», — говорит глава платежного сегмента группы QIWI Андрей Протопопов.

Естественный отбор 

Благодаря появлению универсальных сервисных решений потребители финансовых продуктов сегодня могут в режиме «одного окна» открыть брокерский счет, приобрести страховой полис или сим-карту, проверить штрафы от ГИБДД и заплатить налоги, организовать досуг, развлечения, обучение, оформить турпоездку, заказать продукты на дом и купить жилье. Одним из плюсов комплексного обслуживания для клиентов является то, что они обычно получают более выгодные условия при пользовании различными сервисами в рамках одной платформы, напоминает Андрей Протопопов. Например, за бронирование билетов в театр или проживания в гостинице через мобильный банк можно получить скидку или кэшбэк в размере 5–10%.

Прямая предпосылка появления платформенных сервисов — высокий уровень цифровых навыков у клиентов. По данным Банка России, 71% россиян пользуется интернетом, 51% имеет опыт покупок в сети, а 28% граждан являются активными онлайн-покупателями. Присоединяя сервисы и партнеров к экосистеме, финансовая компания отталкивается от потребностей клиентов, их ежедневных операций, говорит председатель Национального совета финансового рынка Андрей Емелин: «Людям нужны не институты, а услуги: нужна не ипотека сама по себе, а квартира, где жить; нужен не автокредит, а средство передвижения. Создание универсальных платформ — попытка финансовой компании за счет интеграции дополнительных сервисов предложить клиенту полный спектр связанных услуг». Эксперт уточняет, что это становится возможным только при условии высокого уровня развития и защищенности ИТ-систем.

Строительство экосистемы — вариант не для всех. «Создание экосистемы — долгий и дорогой путь, в процессе которого ее построение порой претерпевает кардинальные изменения ввиду непостоянства тенденций на рынке и изменения стратегических целей», — отмечает Андрей Протопопов. Экосистемы создадут не все финансовые организации, а только крупнейшие, имеющие шанс конкурировать с будущими лидерами индустрии, уверен аналитик ГК «Финам» Леонид Делицын: «Подобно тому как крупных операторов сотовой связи у нас четыре, можно предположить, что банковских экосистем будет примерно столько же. Остальные игроки рынка найдут себе ниши, непривлекательные для лидеров, и будут оказывать услуги там».

Сейчас финансовые экосистемы появляются у представителей разных сегментов финансового рынка. В экосистему ВТБ, к примеру, входит целый ряд не только профильных направлений, но и небанковские услуги и сервисы — мобильный оператор, созданный в партнерстве с Tele2, сайт по реализации залоговых активов, платформа для поиска покупки и регистрации недвижимости и пр. Альфа-банк при строительстве экосистемы делает ставку на малых предпринимателей: предлагает им создание сайтов, рекламу, юридические услуги и бухгалтерию, онлайн-инфраструктуру для b2b-расчетов.

Небанковские финансовые компании тоже расширяют функционал. Компания QIWI, выросшая из сферы онлайн-платежей, превратилась в холдинг и сформировала открытую платформу, который включает в себя банк «Точка», карту рассрочки «Совесть», QIWI процессинг, QIWI Blockchain Technologies, Flocktory, QPlatform, платежные сервисы, а также образовательные и социальные проекты.

Появление цифровых сервисных платформ — закономерный ход эволюции, считает председатель правления СДМ-банка Максим Солнцев: «Сегодняшний уровень технологического развития позволяет банкам и компаниям законно получать сведения о клиентах, предоставлять информацию своим партнерам и формировать предложения, учитывающие все их потребности и предпочтения». Успешность экосистемы или маркетплейса, по его словам, в конечном итоге будет оцениваться по времени, которое человек в них проведет, и по проценту трат. Поэтому так важны удобный интерфейс и интересный контент.

В последние годы облачные технологии удешевили и упростили хранение данных и управление ими, отмечает Андрей Протопопов: «Арендная модель оплаты вычислительных мощностей и использования инфраструктуры позволила небольшим компаниям трансформировать бизнес-модель без значительных первоначальных инвестиций в ИТ-инфраструктуру, а крупному бизнесу — расширить продуктовую линейку и выйти на новые рынки с меньшими издержками за счет платформенных решений со стороны подрядчиков».

Банкам, которые традиционно являлись узкоспециализироваными компаниями, как отмечают эксперты, трудно самостоятельно работать по всем направлениям, поэтому многие из них при создании универсальных платформ будут продолжать кооперироваться с профильными игроками или поглощать технологические стартапы. «Как правило, на построение работающей экосистемы требуется не менее пяти-десяти лет. Когда финансовая организация собирается оказывать непрофильные услуги, быстрее и дешевле привлекать партнеров или работать по модели M&A, чем развивать собственные сервисы», — говорит Андрей Протопопов.

Бигтех и open banking: принять и подружиться 

Превращение финансовых компаний в универсальные платформы во многом вызвано внешними причинами, считает Леонид Делицын. Крупнейшие в мире цифровые корпорации Google, Apple, Facebook начинают оказывать своим клиентам финансовые услуги, в том числе предлагать быстрые платежи через Google Pay, Apple Pay и Facebook Pay. Подобные платформы, по его словам, не просто так называют «убийцами банков»: «Они имеют доступ к аудитории, более широкой, чем у банков, и являются очень опасными конкурентами». Эти компании, а также Microsoft и Amazon к тому же активно внедряют «цифровых помощников», которые помогают пользователям принимать повседневные решения: где найти товар или заказать сервис, как потратить деньги, добавляет эксперт.

Наступление на финансовый сектор не ограничивается ИТ-гигантами. Банковские услуги предоставляют и операторы мобильной связи. МТС Банк оказывает полный спектр услуг под банковской лицензией, остальные представители «большой телеком-четверки» выпускают кредитные и дебетовые карты. «Билайн» делает это в партнерстве с РНКО «Платежный центр», компания Tele2 — совместно с TouchBank, а эмитентом карты «МегаФон» выступает банк «Раунд».

Впрочем, как считает Андрей Протопопов, крупному платежному бизнесу будет не сложно выдержать конкуренцию: «Для нас здесь рисков мало. Да, соцсети, мессенджеры и технологические компании внедряют в свой контур платежные инструменты. Но при этом ряд компаний, которые решили сделать для своих клиентов платежные инструменты, все равно обращаются к платежным системам или банкам, которые и обеспечивают всю техническую реализацию решения». Эксперт приводит в пример Apple, предоставившую своим американским клиентам кредитный продукт, «под капотом» которого находится решение Goldman Sachs.

Еще один элемент, который позволяет «старым» и «новым» сервисам гармонично сосуществовать, — конструкция open banking: с сентября 2019 года европейская директива PSD2 обязывает банки еврозоны предоставлять финтех-компаниям доступ к информации о клиентах. В России это принцип пока находится в зачаточной стадии, говорит Андрей Емелин: «Однако со временем эта тенденция может даже уничтожить традиционные бизнес-модели, представив кардинально новые электронные сервисы». Внедрению такой технологии будет способствовать развитие Единой биометрической системы (ЕБС), Единой системы идентификации и аутентификации (ЕСИА), а также Системы быстрых платежей (СБП), которые позволяют оказывать финансовые услуги удаленно.

Хотя open banking может перенести уровень предоставления финансовых услуг на новую высоту, для начала предстоит решить вопросы, связанные с распределением ответственности, защитой персональных данных, соблюдением коммерческой и банковской тайны, уточняет Андрей Емелин. Он также напоминает, что в 2021 году ожидается принятие федерального закона, решающего вопросы внедрения открытых интерфейсов (Open API). Его разрабатывают Министерство финансов, Федеральная антимонопольная служба и Минкомсвязи РФ при участии Банка России.

Предположения многих экспертов не сбылись, и финтех не убил традиционный банкинг, констатирует в свою очередь Андрей Протопопов. При этом конкуренция между ними, по его словам, будет сохраняться и служить драйвером для развития здоровой экономики. «Участники рынка понимают: ведение конкурентной борьбы — это дорогая история, и далеко не всегда в ней есть победитель», — резюмирует глава платежного сегмента группы QIWI. Он также прогнозирует, что в ближайшее время финансовый мир станет свидетелем более активного проникновения простых и быстрых платформенных решений, особенно на b2b-рынках, на которые у рынка в условиях кризиса будет повышенный запрос.