Новая финансовая инфраструктура
Материалы выпуска
Универсальность против кризиса Рынок «Банк становится не только «кошельком», но и персональным ассистентом» Компетенция Новая финансовая инфраструктура Инструменты
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Новая финансовая инфраструктура

Как развиваются основные финтех-проекты Банка России и зачем они нужны людям.
Фото: Getty Images Russia

Россия находится в авангарде процесса цифровизации финансовых услуг. По данным международной аудиторско-консалтинговой компании EY, которая ведет периодический подсчет индекса проникновения финтех-услуг в разных станах мира (Global FinTech Adoption Index), в прошлом году наша страна вошла в тройку лидеров в соответствующем рейтинге с показателем 82%, уступив лишь Китаю и Индии (по 87%). И при этом существенно опередила, к примеру, США (46%). Также в нашей стране зафиксирован самый высокий спрос на онлайн-переводы и платежи — хотя бы раз такими услугами пользовались 90% респондентов, попавших в опрос EY.

Эксперты отмечают, что подобное лидерство стало возможно во многом благодаря совместным усилиям Банка России и участников финансового рынка. «Полноценное и гармоничное развитие финансовых технологий на рынке невозможно усилиями одной стороны — только рынка, без участия регулятора», — говорит заместитель генерального директора по коммерческим вопросам компании QIWI Александр Агаков. По его словам, создание любого национального инфраструктурного решения требует соответствующих ресурсов, а нередко и изменений в законодательстве: «На российском рынке удалось достичь синергии между регулятором и бизнесом, реализовав ее в создании ассоциации «Финтех». Также одним из драйверов послужила национальная программа «Цифровая экономика РФ», которая комплексно и широко смотрит на развитие экономики в целом».

Все учтено 

Результатом такой синергии стало появление в стране новой финтех-инфраструктуры. «Такая инфраструктура способствует сохранению и укреплению финансовой стабильности, бесперебойности работы всех финансовых институтов, стимулирует развитие нефинансового сектора экономики, формирует конкурентную и доверительную среду на финансовом рынке», — комментируют в пресс-службе Банка России.

Развитие новой цифровой финансовой инфраструктуры регламентируется «Основными направлениями развития финансовых технологий на 2018–2020 годы», утвержденными советом директоров ЦБ.

Один из ее главных элементов — платформа «Маркетплейс» для финансовых услуг и продуктов, которая в совокупности с платформой регистрации финансовых сделок даст возможность людям получать широкий спектр финансовых и нефинансовых услуг дистанционно в режиме «одного окна».

Благодаря Системе быстрых платежей (СБП) граждане (а в перспективе и бизнес) могут осуществлять онлайн-переводы денег в режиме реального времени 365/24/7 с использованием простых идентификаторов — номера мобильного телефона или QR-кода.

Единая биометрическая система (ЕБС) и Единая система идентификации и аутентификации (ЕСИА) обеспечивают сервис «многофакторной удаленной идентификации на основе сведений из государственной информационной системы и биометрических данных для обеспечения возможности дистанционного оказания финансовых услуг». В ЦБ рассчитывают, что «развитие цифровой финансовой инфраструктуры будет способствовать повышению доступности финансовых продуктов и услуг на всей территории РФ».

Однако для развития «Маркетплейса» необходим еще ряд законодательных изменений: соответствующий законопроект находится на рассмотрении в Госдуме. Остальные проекты уже работают в «боевом» режиме, однако участники рынка ждут расширения их функционала. «Инфраструктурные» решения — такие, как СБП или ЕБС ЕСИА, обеспечивают изначально равные условия для участников рынка. А в дальнейшем бизнес уже может «накручивать» свои решения на overlay или создавать новые бизнес-модели для монетизации своих продуктов, используя подобную инфраструктуру на недискриминационных принципах», — отмечает Александр Агаков.

Председатель Национального совета финансового рынка Андрей Емелин подчеркивает, что общесистемная инфраструктура создается ЦБ на базе российских технологий, тем самым снижая технологическую зависимость российского финрынка от зарубежных правообладателей платформенных решений.

Перевод в один клик 

Основная цель создания СБП — возможность осуществления мгновенных переводов денег в круглосуточном режиме между карточными счетами физлиц в разных банках в режиме me2me (между своими картами) и с2с (на карты других людей). Сегодня к системе подключились 50 российских банков, в том числе десять системообразующих. По словам директора департамента национальной платежной системы Банка России Аллы Бакиной, с момента запуска в октябре прошлого года в СБП на конец марта уже совершено более 9 млн операций на общую сумму порядка 80 млрд руб.

Председатель правления Национального платежного совета Алма Обаева объясняет, что Банк России, создавая СБП, действовал в русле общемировых тенденций: «Мировые регуляторы не дождались от рынка обеспечения быстрого, надежного и недорогого единого платежного сервиса. Проблема в том, что, с точки зрения инфраструктуры, очень сложно создать и затратно поддерживать работоспособность и оперативность системы переводов по упрощенным идентификаторам, например по номеру телефона». По ее словам, даже там, где коммерческие банки создавали такие системы собственными силами, тарифная политика не всегда была оправданной.

Александр Агаков отмечает, что многие аналоги СБП за рубежом, удовлетворяющие принципу мгновенного перевода средств, созданы или по инициативе регулятора, или по совместной инициативе бизнеса и регулятора. В качестве примеров эксперт приводит систему BIR в Швеции, IMPS в Индии или Express Elixir в Польше. «В финтех-практике также есть проекты, драйвером которых выступали банки при активном участии регулятора, — например, Faster Payments в Великобритании», — добавляет Александр Агаков. При этом он уточняет, что когда во главе процесса стоит регулятор, то проект удается реализовать в разы быстрее, а в дальнейшем — избежать дополнительных структурных изменений уже в процессе его функционирования.

Свою роль сыграла и необходимость поддержки конкуренции на банковском рынке. «Развитие национальной цифровой инфраструктуры, к которой могут подключиться все банки, дает возможность небольшим игрокам, для которых инвестиции в финансовые технологии чрезмерно затратны, развивать собственные решения и конкурировать с крупными банками», — объясняют в пресс-службе Банка России.

Пока работа СБП несколько тормозится из-за отсутствия в этой системе Сбербанка — крупнейшего банка РФ, однако процесс его подключения находится в завершающей стадии: в середине марта зампред правления Сбербанка Светлана Кирсанова анонсировала запуск переводов в СБП для своих клиентов в апреле 2020-го.

Эксперты отмечают, что Система быстрых платежей должна получить развитие и в b2c-сегменте. «Особенно это актуально для электронной коммерции и ретейла. Хотя все отрасли ждут полной реализации функционала СБП для бизнеса, не уступающей по характеристикам интернет-эквайрингу. Есть все основания полагать, что через пару лет СБП прочно займет место в платежной инфраструктуре страны», — считает Александр Агаков.

Узнать на расстоянии 

Систему идентификации клиентов банков с помощью биометрии эксперты расценивают как ключевой фактор для развития дистанционных цифровых сервисов как в финансовой, так и в других сферах. «Основной потенциал — в возможности создать из ЕБС сквозной проект, доступный клиентам и в разных сферах жизни, в разных сегментах рынка — страховом, медицинском, ретейле», — говорит Александр Агаков. При этом эксперт констатирует, что пока объем предоставляемых в рамках ЕБС услуг очень ограничен — сегодня при помощи биометрии можно получить базовый набор финансовых сервисов (открыть депозит, заказать дебетовую или кредитную карту, оформить покупку в кредит в некоторых магазинах). Несколько банков предоставляют возможность оформить через ЕБС потребительский кредит.

Система пока не приобрела популярность у населения. На сегодня, согласно данным «Ростелекома», регистрацию в ЕБС осуществляют свыше 200 банков в более чем 11 тыс. отделений. Однако число уникальных биометрических слепков (по лицу и голосу) к началу этого года составило лишь около 110 тыс. По мнению Андрея Емелина, непопулярность удаленной идентификации во многом обусловлена психологическими факторами: «Проблем с предложением услуги по снятию биометрических образцов сейчас нет. Вопрос, скорее всего, в том, что люди, как правило, настороженно относятся ко всему новому, тем более в такой чувствительной сфере, как распоряжение личными биометрическими данными». Эксперт добавляет, что со стороны государственных органов принимаются не все возможные меры, чтобы эта система надлежащим образом заработала: в продвижении ЕБС не задействованы многофункциональные центры «Мои документы», нет широкого спектра государственных услуг, для оказания которых могла бы использоваться биометрия, нет масштабных рекламных кампаний.

Развитие новой финансовой инфраструктуры в масштабах страны позволит значительно повысить доступность финансовых услуг для населения. Как отмечают в QIWI, в настоящий момент наблюдается высокая востребованность решений для дистанционного обслуживания в сегменте платежных инструментов. «Обладая широкой терминальной сетью, в том числе в отдаленных регионах, мы фиксируем высокий спрос на подобные услуги», — констатируют в компании.

Также для рынка важно развитие открытых API (интерфейса, позволяющего программам «общаться» между собой), над концепцией которых сейчас совместно работают участники ассоциации «Финтех» и регулятор. «Не стоит ожидать, что подобная инициатива в одночасье откроет все двери для финтех-компаний, однако это позволит в будущем сделать развитие рынка более гармоничным и создаст условия для появления на нем качественно новых финансовых продуктов и сервисов. Кроме того, данная инициатива поможет в будущем ускорить развитие не только финансового сектора, но и целого ряда иных отраслей, как это произошло с рынком такси и сейчас происходит в сегменте ЖКХ», — уверен Александр Агаков.