Как COVID-19 изменит систему здравоохранения
Материалы выпуска
Как COVID-19 изменит систему здравоохранения Решения «Кластер выступает в роли регуляторной технологической песочницы» Инновации «Пандемия демонстрирует актуальность инвестирования в медтехнологии» Рынок «Пандемия показала значимость не должности, а навыков и компетенций» Компетенция
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Как COVID-19 изменит систему здравоохранения

Власти и медики предложили ряд реформ в оказании медицинской помощи населению и реагировании на распространение инфекционных заболеваний.
Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Пандемия COVID-19 обнажила некоторые проблемы здравоохранения в большинстве развитых стран, отмечает руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, д.м.н., MBA Гарвардского университета Гузель Улумбекова в материале Информационно-аналитической системы фонда «Росконгресс»: дефицит стационарных коек, медицинского персонала и средств индивидуальной защиты, дезинтеграцию управления между центром и регионами, а также неповоротливость систем финансирования медицинской помощи.

Жертвами вируса в первые четыре месяца стали страны с достаточно высокими национальными расходами на здравоохранение: Италия (вложила в отрасль в 2019 году, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), 8,9% ВВП), Испания (9%), США (17,1%), Франция (11,5%) и Великобритания (9,8%). Для сравнения: в Южной Корее эти расходы составили 7,3% ВВП, в Китае — 5%, в России — 5,3%.

По данным Европейского бюро ВОЗ, на регион приходится 31% общего числа заболевших и 43% общего числа умерших во всем мире.

Эксперты Фонда Международного медицинского кластера (ММК) в аналитическом отчете по международному опыту борьбы с COVID-19 отмечают положительно разве что опыт Германии. Централизованная система здравоохранения, достаточное количество оборудования для респираторной поддержки, большой коечный фонд и возможности его расширения, а также высокий уровень дисциплины населения позволили более эффективно справиться с оперативным лечением тяжелых больных и сокращением социальных контактов в группах риска, отмечает директор по внешним коммуникациям и международным отношениям ММК Фаина Филина.

США, набравшие 83,5 балла из 100 по общему показателю безопасности страны для здоровья граждан и готовности к вспышкам инфекционных заболеваний «Глобального индекса безопасности здравоохранения — 2019» (Global Health Security Index, GHS), остаются лидерами по числу подтвержденных случаев коронавируса и общему количеству смертельных исходов — более 133 тыс. (данные Университета Джона Хопкинса на середину июля). Негативную роль сыграла противоречивая политика властей, отмечают аналитики ММК. А также низкая эффективность исключительно страховой системы здравоохранения, говорит заведующий лабораторией геномной инженерии МФТИ Павел Волчков.

Сейчас по распространению вируса вслед за США (более 3 млн зараженных и 4,4% смертельных исходов) идут Бразилия — 1,8 млн зараженных (смертность 3,9%) Индия — 849,4 тыс. (2,8%) и Россия — 727 тыс. (1,5%), по данным ВОЗ.

Высокая численность населения в этих странах не первопричина продолжающегося распространения вируса. Пример Китая, где впервые было выявлено заболевание, показывает, что даже в стране с 1,4 млрд жителей можно сдерживать распространение инфекции, считают авторы аналитического доклада «Влияние коронавируса COVID-19 на ситуацию в российском здравоохранении» Центрального научно-исследовательского института организации и информатизации здравоохранения Минздрава РФ.

Азиатские системы здравоохранения, в первую очередь Китая, а также Южной Кореи, Японии и Сингапура по быстроте реакции и качеству оказания медицинской помощи задали стандарты реагирования на подобные угрозы, считает Павел Волчков: «Скорость принятия решений органами госуправления и эффективность системы здравоохранения — ключевые факторы успешной борьбы с пандемией».

Опыт столицы

Основной удар эпидемии в России пришелся на Москву (плотность населения — почти 5 тыс. человек на 1 кв. км) и Московскую область. Число заболевших в столице по-прежнему самое высокое в стране — свыше 229 тыс., в Московской области — более 60 тыс. Но удельная доля заболевших, приходящаяся на Москву, снижается с каждым днем, отмечают в ММК: доля новых случаев заболевания в столице сократилась с 70–80% суммарного российского показателя в начале эпидемии до примерно 10%.

Фото: Игнат Козлов для РБК+

Фаина Филина,
директор по внешним коммуникациям
и международным отношениям Фонда
Международного медицинского кластера:

«В Москве централизованная система оказания медпомощи, что позволяет оперативно перераспределять коечные мощности, и достаточно необходимого для лечения коронавирусных больных оборудования. В столице с самого начала применялись достаточно эффективные инструменты для борьбы с коронавирусом: оперативное принятие карантинных мер и самоизоляция, взаимодействие с населением — информирование об актуальной эпидемиологической ситуации, создание нескольких эшелонов защиты, в том числе с перепрофилированием госпиталей и быстрым строительством новых — например, современного инфекционного госпиталя МКЦИБ «Вороновское» (ГБУЗ им. Демихова). Все это позволило взять эпидемиологическую ситуацию под контроль».

Сотрудники медкластера, в частности, курировали строительство инфекционных блоков инфекционной больницы в поселении Вороновское. Постоянный современный технологичный госпиталь площадью более 80 тыс. кв. м общей вместимостью 800 койко-мест (при уплотнении — до 900 койко-мест) был построен буквально за месяц и оснащен современным медицинским оборудованием, необходимым для борьбы с COVID-19.

Фото: Игнат Козлов для РБК+

Тимур Андрбаев,
директор по строительству
Фонда Международного медицинского
кластера:

«Пандемия повысит востребованность экспертизы в области возведения медицинских зданий по международным стандартам, проектирования их с возможностью быстрой перепланировки, в зависимости от задач и масштабов работы клиники».

Новые блоки больницы в Коммунарке также были возведены с учетом принципов бережливого здравоохранения, отмечает заместитель заведующего лабораторией анализа показателей здоровья населения и цифровизации здравоохранения МФТИ Станислав Отставнов. По его словам, необходимо расширять сети пунктов санитарно-медицинской помощи по стандартам XXI века (с системой воздухоподготовки, с современными условиями для изоляции инфекционных больных) и в других регионах.

Подобные проекты, по мнению Павла Волчкова, вполне смогут стать сетевыми хабами для борьбы с возможными будущими инфекциями и эпидемиями. По его словам, фактически работы по созданию системы противодействия пандемиям и ЧС уже ведутся. Большинство клиник пишут протоколы, как принимать пациентов, тестировать их на входе, говорит он: «Создается алгоритм, какие клиники при каких объемах в будущем будут переключаться с профильной деятельности на инфекционную. Эти процессы сейчас будут отрабатываться».

От центра к регионам 

Рассредоточенность населения большей части нашей страны (плотность населения России в 2017 году составляла 8,6 человека на 1 кв. км, в Великобритании — 271,9, Италии — 200,9, США — 33,8), относительно низкие мобильность и туристическая активность населения как внутри страны, так и на зарубежных направлениях в первые месяцы сдерживали распространения вируса в регионах и позволили подготовить систему здравоохранения к отпору пандемии, отмечается в докладе Центрального научно-исследовательского института организации и информатизации здравоохранения Минздрава РФ.

Однако финансовые условия многих медицинских организаций к началу эпидемии не позволяли регионам самостоятельно решать задачи, связанные с борьбой с коронавирусом, отмечается в докладе «Влияние коронавируса COVID-19 на ситуацию в российском здравоохранении». На создание дополнительного или перепрофилируемого коечного фонда, обеспечение его кислородом, врачей — средствами индивидуальной защиты, а также оснащение реанимационных и пульмонологических отдалений региональных и муниципальных медучреждений в марте и апреле этого года из федерального бюджета было выделено более 65 млрд руб.

По данным мониторинга ВОЗ, правительство РФ также направило 46,7 млрд руб. на доплаты медикам и другим специалистам, задействованным в борьбе с пандемией, 10 млрд руб. — на закупки оборудования, в том числе аппаратов искусственной вентиляции легких, 10,7 млрд руб. — на строительство и оснащение новых инфекционных центров в 15 регионах, 5,2 млрд руб. — на покупку машин скорой помощи в регионах.

Коронавирус ускорил финансовые вливания в отрасль, отмечают аналитики Центрального научно-исследовательского института организации и информатизации здравоохранения Минздрава РФ: «Многие направления закупок совпадают с планировавшимися в рамках национального проекта «Здравоохранение».

В целом система выдержала испытание коронавирусом, считает ректор Первого Московского государственного медицинского университета имени И.М. Сеченова Петр Глыбочко. Несмотря на рост заболеваемости вирусом, отмечается низкий уровень смертности в стране от COVID-19.

Фактическое количество смертей как по Москве, так и по другим регионам еще будет уточняться, отмечают авторы доклада «Какого количества смертей от COVID-19 удалось избежать российскому обществу» НИУ ВШЭ. Однако в целом поведение россиян и принятые меры, по подсчетам НИУ ВШЭ, позволили сохранить от 80 тыс. до 3,8 млн жизней (худший вариант, был бы возможен при неизменности поведения граждан и отсутствии информации о развитии эпидемии).

Время перемен 

Борьба с пандемией идет на пределе возможностей, и дальнейшая жизнеспособность системы здравоохранения требует кардинальных перемен, в управлении и финансировании отрасли, приводят слова Гузели Улумбековой в аналитических материалах «Росконгресса». К началу эпидемии российское здравоохранение, по ее оценке, находилось в ситуации хронического недофинансирования. С 2012 по 2018 год обеспеченность стационарными койками в государственных и муниципальных медицинских организациях сократилась на 15% (на 160 тыс. единиц, оказавшись на 15% ниже, чем в Германии), а обеспеченность практикующими врачами — на 12% (на 46 тыс. человек).

Низкие должностные оклады привели к массовому исходу кадров из отрасли и огромным перегрузкам оставшегося персонала, говорит Гузель Улумбекова. В сельской местности, в малых и средних городах, а также в «первичном звене» здравоохранения врачей меньше необходимого количества в полтора раза (на 36 тыс. человек), среднего медперсонала — в 1,8 раза (на 66 тыс. человек), фельдшеров — в 1,9 раза (на 20 тыс. человек).

Система здравоохранения в России была оптимизирована под эпидемию неинфекционных заболеваний, а сами санитарно-эпидемиологические службы не смогли предотвратить вспышку COVID-19, отмечает Станислав Отставнов: «Поэтому специалисты выступают за изменения в Роспотребнадзоре — именно это ведомство фактически ответственно за борьбу с пандемией».

В частности, авторы резолюции по итогам VIII Международного онлайн-конгресса «Оргздрав-2020» настаивают на создании единой вертикали управления здравоохранением и подчинении Минздраву службы санитарно-эпидемиологического надзора, установлении единых базовых окладов по основным квалификационным группам медицинских работников и законодательно обоснованных норм трудовой нагрузки, а также увеличении госфинансирования отрасли минимум до 6,5 трлн руб. к 2022 году.

Централизация системы здравоохранения — обязательное условие решения проблемы кадрового голода отрасли в регионах, отмечает директор Института экономики здравоохранения ВШЭ Лариса Попович. Также необходимо активнее привлекать частный сектор в систему обязательного медицинского страхования (ОМС), создавая условия референтной цены. «Должны быть единые тарифы за услугу определенного качества, и не важно, кто будет эту услугу предоставлять — государственное или частное медицинское учреждение, они должны находиться в равных условиях. Пациентам нужно предоставить возможность выбирать и платить за выбор врачей, а не страховых компаний», — говорит эксперт.

Медицинское сообщество предлагает объединить средства ОМС, федерального и регионального бюджетов, передать функции частных страховых медицинских организаций государственным, территориальные отделения ФОМС сделать финансовыми подразделениями региональных органов управления здравоохранением, а медорганизации перевести на оплату по смете с элементами поощрения за качество и объем услуг. «Это необходимо для обеспечения бесперебойного финансирования медицинской помощи и оптимального планирования потоков пациентов», — говорится в резолюции «Оргздрав-2020».

Похоже, что на фоне пандемии, парализовавшей экономику, во многих вопросах власти и медицинское сообщество будут солидарны. По крайней мере, необходимость трансформации системы реагирования на санитарно-эпидемиологические вызовы обсуждают в правительстве. О том, что необходимо как минимум сохранить резерв созданных для борьбы с COVID-19 оснащенных кислородом больничных коек, сформировать заказ для медицинской промышленности на средства индивидуальной защиты и необходимое оборудование, а также повышать квалификацию медиков, заявила в конце июня вице-премьер Татьяна Голикова. Минздрав намерен создать мобилизационную инфекционную службу. Кроме того, в мае министр здравоохранения России Михаил Мурашко говорил о необходимости повышать прозрачность и объемы финансирования системы обязательного медицинского страхования. О необходимости совершенствования системы ОМС заявляли и в Совете Федерации.