Стимулы и доверие: в чем нуждаются российские эндаументы
Материалы выпуска
Деньги со своей целью Рынок «Эндаумент — это про возможность одних людей помогать другим» Решения Стимулы и доверие: в чем нуждаются российские эндаументы Инструменты
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Стимулы и доверие: в чем нуждаются российские эндаументы

Некоторые российские фонды целевых капиталов ежегодно зарабатывают десятки миллионов рублей. Пока таких единицы, но участники рынка видят основания для повышения эффективности их работы.
Фото: Александр Вайнштен / Коммерсантъ

В этом году Госдума приняла поправки к ФЗ № 275 «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций». Внимание законодателей к сфере благотворительности позволяет рассчитывать на то, что в скором времени в России появится больше эндаумент-фондов, не уступающих по эффективности западным, считают специалисты.

Понимание как предпосылка развития 

С момента вступления в силу закона в России в 2007 году сегмент пережил замедленный старт из-за кризиса конца нулевых, взрывной пятикратный рост в 2012-м, спад после 2014-го и выход на пиковые значения в 2019–2020 годах. По итогам первого полугодия 2020 года, по данным агентства «Эксперт РА», в России активно действовало более 150 эндаумент-фондов, объем средств под управлением которых составлял около 32,5 млрд руб.

Подавляющее большинство фондов целевых капиталов в стране, как подсчитали в «Эксперт РА», создано при вузах (55%), далее следуют фонды в сфере благотворительности (13%). По 7% в структуре рынка занимают эндаументы в сфере культуры, образования, социальной поддержки. На фонды для поддержки музеев приходится 6%. Далее с долями от 1 до 4% идут сферы спорта, науки, здравоохранения и общественного телевидения.

Крупнейшим на сегодня российским эндаументом, по данным CBonds, является фонд «Сколтех», объем которого составляет 4,7 млрд руб. Фонд специализируется на финансировании перспективных технологий. Наибольшая доля рынка находится в управлении «ВТБ Капитал инвестиции» (33,4%). «Сбер Управление активами» замыкает четверку лидеров (в нее входят также «Газпром банк — Управление активами» и «Альфа-Капитал») с долей рынка 13,5%, следует из материалов «Эксперт РА».

Текущую активность в сфере целевых капиталов в нашей стране глава Sber Private Banking Евгения Тюрикова объясняет приходом в отрасль профессионалов из бизнеса, а также развитием эндаументов в регионах (на Дальнем Востоке, Урале, в Карелии, Белгородской области и др.). «Сказывается и то, что отношение состоятельных людей, благотворителей и меценатов к окружающему миру становится более глобальным. Многие начинают осознавать, что некоммерческой сфере нужен не только тактический план, но и стратегический», — добавляет она.

Руководитель секретариата попечительского совета НИУ «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ) Марина Ступникова прослеживает эволюцию института целевых капиталов через призму корпоративной стратегии. Если механизм эндаумента рассматривается в прямой взаимосвязи со стратегией развития организации, ее ключевыми проектами и программами, то для потенциальных финансовых доноров польза целевого капитала становится более очевидной. При этом, уточняет она, многое зависит и от человеческого фактора: «В основе успешного развития любого крупного целевого капитала в России лежат либо личность лидера НКО и его стратегическое видение, либо личность крупного бизнесмена, который занимается благотворительными проектами системно». Этот тезис подтверждается выводами исследования Центра управления благосостоянием и филантропии Московской школы управления «Сколково». «Ключевую роль при выборе проекта для финансирования играет личный фактор, то есть доверие к конкретному человеку или фонду, личность руководителя, репутация фонда и руководителя», — говорится в материалах центра.

По наблюдениям директора фонда «Гараж» Александра Свистунова, сегодня все больше некоммерческих организаций в России «приходят к пониманию важности создания фонда целевого капитала как инструмента диверсификации доходов и механизма поддержки будущих проектов». Доцент кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова Аяз Алиев считает эндаументы важным и актуальным инструментом для повышения финансовой самостоятельности НКО.

Кризис доверия и компетенций 

Некоторые российские эндаументы уже научились получать хорошую доходность с помощью профессиональных управляющих компаний. К примеру, три из четырех целевых капиталов, сформированных в рамках Фонда Европейского университета из Санкт-Петербурга, согласно официальной отчетности, имеют годовую доходность, превышающую 10% (один из целевых капиталов — выше 20%), и зарабатывают десятки миллионов рублей.

Тем не менее пока эффективный фандрайзинг (сбор средств для наполнения фонда)  — удел лишь немногих российских эндаументов, говорят опрошенные РБК+ специалисты. Основные причины — плохая осведомленность в обществе о существовании и работе фондов, дефицит компетенций в области фандрайзинга, несовершенство законодательства и пр.

Главная причина — низкий уровень доверия со стороны доноров, считает директор по работе с партнерами фонда «Летово» Евгения Бесчастных. Из-за этого, по ее словам, российским фондам целевого капитала сегодня очень сложно строить долгосрочные планы: «Эндаумент для нас инструмент новый и малознакомый, и на мировой опыт ссылаться неуместно. Возраст Фонда Гарварда — более 380 лет, а активы только университетских эндаументов в тех же Штатах превышают $200 млрд. Отечественным фондам еще предстоит доказать свою эффективность на деле».

Несистемный и некомпетентный подход к фандрайзингу Аяз Алиев называет еще одной ключевой причиной, тормозящей развитие отечественных эндаументов: «Многие фонды не могут собрать необходимый объем денежных средств из-за непрофессионального отношения к привлечению сторонних ресурсов. Если в этом направлении повысить компетенции, выстроить системный подход, то объемы эндаументов и их количество будут динамично расти».

Поправки в законодательстве, принятые в прошлом и текущем годах, как говорит младший директор по рейтингам страховых и инвестиционных компаний агентства «Эксперт РА» Диана Коваленко, позволили устранить ряд ограничений, препятствующих развитию фондов целевых капиталов. «Во-первых, появилась возможность продлить срок сбора средств, необходимых для формирования эндаумента. Если ранее для этого требовалось собрать 3 млн руб. за один год, то теперь срок может быть продлен, если НКО за год смогла привлечь хотя бы 1,5 млн руб. Во-вторых, у НКО появилась возможность публичного объявления о сборе средств не только на пополнение уже сформированного фонда, но и на формирование нового. В-третьих, созданы условия, чтобы фонды могли накопить средства для крупных проектов», — перечисляет основные новеллы в законе аналитик. Диана Коваленко также добавляет, что летом 2020 года были внесены поправки в закон о волонтерстве и теперь благотворительные организации смогут создавать свои эндаументы. Она уточняет, что эффект от законодательных поправок будет проявляться в течение нескольких лет.

Связанные руки 

Однако правовые новации, как говорят собеседники РБК+, пока не коснулись одной из важнейших тем для развития индустрии — инвестиционного инструментария: во что фондам вкладывать разрешено, а во что — нет. Доцент кафедры бизнеса и управленческой стратегии Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Теймураз Вашакмадзе подтверждает, что российские эндаументы сегодня сильно ограничены в выборе стратегий и аллокации активов. «Например, в США эндаументы инвестируют не только в фондовый рынок, но и в альтернативный сегмент — недвижимость, фонды прямых инвестиций, а также в венчурные фонды. Западные эндаументы также могут входить в капитал стартапов», — говорит эксперт. Для российских фондов целевых капиталов соответствующие инструменты, по его словам, пока недоступны. Кроме того, у большинства крупных зарубежных эндаумент-фондов имеются лицензии на управление капиталами и они могут не передавать активы в управление профучастникам фондовых рынков.

В мировой практике эндаументы, как правило, являются стратегическими инвесторами, вкладывающими средства в долгосрочные инструменты, которые однозначно принесут большой доход на длинном временном горизонте. Евгения Тюрикова замечает, что выбор инвестиционных возможностей у зарубежных фондов очень широк и они могут получать высокую доходность и за счет более рисковых продуктов: «Конечно, зарабатывать можно в разных ситуациях, на разных рынках. Опыт того же Фонда Европейского университета тому доказательство. Тем не менее у российских эндаументов должно быть больше возможностей в плане инструментария».

Евгения Бесчастных указывает на сохранившиеся пробелы в российском профильном законодательстве, в частности на возможность неоднозначного толкования отдельных формулировок ФЗ № 275: «Так, в законе указано, что ценные бумаги, составляющие целевой капитал, должны иметь листинг на российской бирже, но не конкретизировано, допускается ли использование инструментов, обращающихся на зарубежных площадках». Александр Свистунов замечает, что если бы тот же Фонд Нобеля — самый известный эндаумент в мире — инвестировал только в национальные активы, то маловероятно, что он мог бы долго существовать и показывать высокую доходность.

Александр Свистунов считает, что допуск фондов к тем или иным активам целесообразно сделать в привязке к их масштабам. Скажем, если капитал фонда достиг 1 млрд руб., то ему нужно разрешить инвестировать в более широкую линейку продуктов, чем фонду с меньшим капиталом. «При этом допуск к активам мировых бирж должен быть поступательным и не может быть открыт для новых фондов, которые только что зарегистрировались как юрлицо», — поясняет эксперт.

Также участники рынка предлагают усовершенствовать режим налогообложения в эндаумент-индустрии. «В России не предусмотрен какой-либо налоговый вычет для юридических лиц — доноров. Когда речь идет о значительных суммах, то мало кто готов уменьшать свою чистую прибыль по результатам года, делая взносы», — говорит Александр Свистунов. При этом он опять же ссылается на западный опыт, где введение налоговых льгот стало одним из основных стимулов для развития рынка эндаументов, когда компании могли уменьшать свою налогооблагаемую базу за счет выделения средств на благотворительность. Однако Аяз Алиев предупреждает о рисках, связанных с тем, что отдельные структуры в случае введения налоговых послаблений смогут злоупотреблять ими и через эндаументы уходить от налогов.

Неплохие перспективы 

Несмотря на барьеры и трудности, эксперты в один голос прочат эндаументам большое будущее. Евгения Тюрикова обращает внимание на появление новых фондов в сфере культуры, спорта, медицины. При этом она ссылается на традиции, существующие сегодня в англосаксонском мире, а также существовавшие до 1917 года в России, где при больницах и обществах, поддерживающих медицину и клинические исследования, существовало огромное количество благотворительных фондов и целевых капиталов. «Нет худа без добра, возможно, коронавирус даст импульс для развития таких эндаументов», — считает она.

Индустрию, как говорят эксперты, будет подпитывать и передача части капиталов от обеспеченных россиян их детям — поколения миллениалов и зумеров куда более охотно, чем их родители, ориентируются на благотворительность, на решение общественно значимых вопросов. В НИУ ВШЭ связывают перспективы развития индустрии с реализацией социальных проектов крупными бизнесменами. Марина Ступникова приводит в пример школу «Летово», проект Legacy Endowment Foundation «Рыбаков Фонда». Аяз Алиев видит перспективы возникновения фондов в сфере молодежного спорта на уровне средних детских юношеских школ, а также в сфере студенческой науки и при детских домах.

В фонде «Летово» верят в просвещение в масштабах страны, а также в налоговые льготы и иные преференции для предпринимателей, которые делают взносы в целевой капитал. И разумеется, в доработку законодательной базы для устранения спорных моментов и снятия барьеров в части инвестиционных инструментов для получения дохода российскими эндаументами.

Наконец, Евгения Бесчастных уверена в росте сегмента целевых капиталов хотя бы в силу его сегодняшнего состояния: «Сектор будет в любом случае расти стремительно, поскольку сработает эффект низкой базы».

По словам директора Центра управления благосостоянием и филантропии Московской школы управления «Сколково» Алексея Анищенко, расширение использования эндаументов — один из главных трендов в области частной филантропии в России на ближайшие годы, поскольку долгосрочной финансовой устойчивости благотворительных проектов будет уделяться все большее внимание. «По мере совершенствования качества управления НКО все большее число состоятельных владельцев капитала будут готовы обсуждать предоставление финансирования на регулярной и системной основе, таким образом повышая вероятность достижения желаемого социального эффекта», — говорит эксперт.


Как «Гараж» собирал деньги во время карантина 

Александр Свистунов, директор фонда музея «Гараж»:

«Команда музея с самого начала ориентировалась на нестандартные способы привлечения средств — это помогает помимо всего прочего привлечь внимание широкой аудитории. Порядка 10% участников (российской части) глобальной кампании #culturecommute в поддержку организаций культурного сектора выбрали опцию поддержки эндаумента нашего музея. В апреле 2020 года «Гараж» вместе с сервисом «Кухня на районе» предлагали клиентам специальное меню. 10% выручки было направлено в фонд. Мы также признательны нашим партнерам — международной ярмарке современного искусства Cosmoscow и фонду Cosmoscow, которые два года подряд перечисляют процент от продажи билетов в пользу эндаумента музея. Кафе музея также поддерживает эндаумент: перед Новым годом мы запускаем новогоднее меню, процент от продаж которого также направляется в эндаумент».