Вирус требует от врачей новых навыков
Материалы выпуска
Вирус требует от врачей новых навыков Рынок «Wi-Fi нового поколения помогает врачам в борьбе с коронавирусом» Инновации Пандемия стимулирует инвестиции в медтехнологии Решения
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Вирус требует от врачей новых навыков

Пандемия вызвала необходимость пересмотра кадровой политики и финансирования здравоохранения.
Фото: Getty Images Russia

Нацпроект «Здравоохранение» буксует в части обеспечения государственной системы здравоохранения медперсоналом — к таким выводам пришла Счетная палата РФ по результатам 2019 года. Напомним, что к 2024 году медучреждения по всей стране должны быть обеспечены кадрами на 95%. То есть число врачей должно вырасти до 598 тыс. человек, среднего медперсонала — до 1,4 млн.

Кадровый голод 

По данным руководителя Высшей школы организации и управления здравоохранением, д.м.н., MBA Гарвардского университета Гузели Улумбековой, с 2012 по 2018 год обеспеченность практикующими врачами в государственных и муниципальных медорганизациях сократилась на 12% (на 46 тыс. человек) и сегодня она на 14% ниже, чем в Германии.

Самый значительный дефицит медработников сложился в первичном звене здравоохранения, где врачей в полтора раза меньше необходимого, средних медицинских работников — в 1,8 раза, фельдшеров — в 1,9 раза. Кроме того, не хватает как минимум 30 тыс. врачей-специалистов.

Кадровые диспропорции привели к тому, что доля участковых в общей численности российских врачей составляет лишь 13%. Для сравнения: в Канаде и Франции их почти половина, в странах ОЭСР в среднем — треть. По федеральному нормативу участковые терапевты должны обслуживать по 1700 пациентов. Но на практике им приходится работать в условиях постоянной перегрузки, обслуживая участки в полтора-два раза больше.

С 2000 по 2015 год количество специалистов-инфекционистов снизилось на 10%, следует из доклада «Оптимизация российской системы здравоохранения в действии» Центра экономических и политических реформ. В дефиците и реаниматологи, говорит президент Федерации анестезиологов и реаниматологов России Константин Лебединский: специалисты в среднем работают на 1,6 ставки.

Полгода эпидемии обескровили амбулаторную службу окончательно. Например, в Высшей школе экономики и управления Южно-Уральского государственного университета (ЮУрГУ; вуз — участник проекта «5–100») проанализировали ситуацию в регионе, где дефицит медиков оказался очень серьезным. В Челябинске, в частности, на пике пандемии работало всего три отделения гинекологии вместо семи-восьми. Особенно остро в регионе стоит проблема нехватки стационарных врачей, оказывающих помощь тяжелым больным, а также врачей скорой помощи.

Из-за возросшей заболеваемости самих медиков в специализированных стационарах пришлось привлекать врачей смежных специальностей, не обладающих достаточной квалификацией, отмечают эксперты ЮУрГУ.

Но и это не позволяло справиться с огромным потоком пациентов, отмечает президент Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе, член Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре Алексей Старченко.

Хроническое недофинансирование отрасли и правило «деньги следуют за пациентом» породило миграцию вынужденных зарабатывать на жизнь врачей, приводят слова Гузели Улумбековой в аналитических материалах «Росконгресса». Врачи уезжали туда, где больше платят, и до пандемии. Но весной 2020 года это явление приняло массовый характер. За время эпидемии на работу в Подмосковье привлекли более 160 медработников из других регионов. Во время пандемии регионы буквально конкурировали за врачей.

В стране не могло быть заранее столько врачей-инфекционистов, пульмонологов, реаниматологов, сколько потребовалось во время эпидемии, отмечает директор Медицинского института РУДН Алексей Абрамов. Решением стало перераспределение медработников, а также направление им в помощь студентов, ординаторов, врачей вузов, отмечает он.

Отказ от специальности 

Впрочем, общую проблему выпускники медвузов не решают, отмечает президент «Лиги защиты врачей» Семен Гальперин. По его словам, последние десять лет больше половины выпускников медицинских вузов просто не приходят в специальность: «Сегодня мы теряем врачей, как в девяностые теряли инженеров».

«Главная проблема — нищенская зарплата врачей», — говорит Семен Гальперин. Базовый оклад врача без стимулирующих и компенсационных выплат — 20–35 тыс. руб., среднего медработника — 10–20 тыс. руб. По данным Минтруда, рекомендации Российской трехсторонней комиссии о том, что доля оклада в общем размере выплат медработникам не должна быть меньше 55%, соблюдаются только в восьми регионах.

В результате разница в доступности медпомощи в регионах без учета специализации врача может составлять свыше 160%, ссылается на данные официальной статистики Минздрава научный сотрудник физтех-школы биологической и медицинской физики МФТИ Борис Сорокин. Для врачей-кардиологов эта разница выше 230%, для онкологов — более 330%. Лидерами по числу медицинских кадров являются Москва, Санкт-Петербург, Астраханская область, Республика Северная Осетия — Алания, аутсайдерами — Курганская и Вологодская области.

Коронавирус ускорил финансовые вливания в отрасль. Правительство РФ, в частности, направило 46,7 млрд руб. на доплаты медикам и другим специалистам, задействованным в борьбе с пандемией. В общей сложности в этом году на стимулирующие выплаты медикам и соцработникам выделено 60 млрд руб.

Однако проблемы даже с «короновирусными» выплатами показали неэффективность системы в целом. «Медработникам приходилось бороться за доплаты, доказывая, что они работают с инфекцией, и, что особо унизительно, объясняться, что их собственное заражение является тем самым страховым случаем», — отмечает Семен Гальперин. Поэтому энтузиазм врачей, по его словам, быстро сошел на нет.

Долгосрочные меры 

Реформа начисления зарплаты медработникам должна решить проблему дифференциации зарплат. При этом, по мнению экспертов, размер оклада врача в России должен начинаться с 50 тыс. руб. в месяц. «Это тот минимум, который должен быть гарантирован начинающему врачу без всяких дополнительных категорий и нагрузок», — говорит Сергей Гальперин.

Молодые специалисты поедут в регионы только тогда, когда будут знать, что там их ждут жилье, социальные гарантии и хорошие зарплаты, считает главврач Ильинской больницы Алексей Живов.

По мнению первого заместителя председателя комитета по охране здоровья Госдумы РФ Федота Тумусова, менять нужно саму систему здравоохранения — организационно и финансово: необходимо вернуться к сметной системе финансирования и исходя из сметных затрат на оплату труда установить тарифные ставки.

Минздрав РФ, чтобы восполнить дефицит медработников, массово переводит профильные вузы на целевое обучение. Как заявила замминистра здравоохранения Татьяна Семенова, по целевым договорам будут принимать 70% студентов на направление «Лечебное дело» и 75% — на «Педиатрию». Полностью целевыми уже в текущем году стали 48 программ обучения в ординатуре по дефицитным специальностям. В послании Федеральному собранию президент Владимир Путин поручил повысить до 100% квоту и на редкие специальности.

Кадровая политика меняется в лучшую сторону, полагает Алексей Абрамов: распределение мест в ординатуре проводится с учетом потребностей регионов, а целевые места выделяют с учетом необходимых специальностей. На фоне пандемии, по его словам, будет выделяться больше целевых мест по таким специальностям, как «анестезиология-реаниматология», и в целом увеличится количество бюджетных мест.

По мнению ректора ПСПбГМУ имени академика И.П. Павлова Сергея Багненко, необходимы также увеличить срок последипломной подготовки и, возможно, вернуться к интернатуре. Пандемия показала, что всем врачам необходимы общие знания: способность оценить тяжесть состояния больного, опыт работы в реанимации, опыт выделения групп риска, правильная сортировка больных, заявил он на круглом столе ректоров медицинских вузов под названием «Новый взгляд на профессию врача».

Взгляд в будущее 

Первая полна пандемии повлекла усиление стационарного звена, вторая, которая, вероятнее всего, будет сопровождаться увеличением числа пациентов со средней и легкой формой COVID-19, потребует большего числа участковых терапевтов и медсестер, отмечает Алексей Живов.

Нужна реформа первичного звена, и пандемия должна ее подтолкнуть, считает он: «Необходимо увеличить привлекательность работы обычного участкового терапевта». Они должны быть обеспечены средствами защиты, пульсоксиметрами, транспортом, хорошей связью для дистанционного наблюдения за больным и тест-системами, а образовательные программы врачей первичного звена нужно выстраивать с ориентацией на знания в области инфекционных болезней.

Развитие технологий потребует кардинально новых навыков от всех специалистов. Как таковые сами медицинские профессии останутся теми же, но они уже требуют глубоких цифровых навыков, говорит декан факультета технологического менеджмента и инноваций Университета ИТМО Антон Гопка: «Врачи, например, все чаще будут сталкиваться с цифровыми помощниками на основе искусственного интеллекта».

Лечебные специальности — терапия, невропатология, хирургия и др., потребуют умения консультировать и диагностировать дистанционно, отмечает завкафедрой иммунологии медико-биологического факультета РНИМУ имени Н.И. Пирогова профессор Людмила Ганковская.

По ее словам, возникнет потребность в специалистах по персонализированной медицине со знаниями молекулярной генетики, молекулярной биологии, молекулярной иммунологии и аллергологии, биоинформатики, фармакогеномики и геронтогеномики. Также будут востребованы специалисты по реконструктивной медицине, трансплантологии, онкоиммунологии, математическому моделированию биологических систем и новых лекарственных препаратов.

По данным аналитиков Национального исследовательского ядерного университета «МИФИ», в России уже не хватает кадров, способных обеспечить реализацию медицинских и радиационных технологий, а также специалистов медико-технического профиля для обслуживания высокотехнологичного медицинского оборудования.