Коронакризис как стимул передела рынка
Материалы выпуска
Коронакризис как стимул передела рынка Рынок «О проблемах клиентам нужно говорить честно» Компетенция Агрокомплекс ждет рост сделок M&A Инструменты Как цифровизация меняет рынок M&A Инновации
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Коронакризис как стимул передела рынка

Одним компаниям COVID-19 открывает новые возможности для роста, других подталкивает уйти с рынка. Через механизм M&A сделать это можно с наименьшими потерями, считают эксперты.
Фото: Getty Images Russia

На фоне пандемии активность бизнеса в сфере консолидации капиталов, сделок слияния и поглощения (M&A) заметно снизилась. Однако сложившаяся из-за коронакризиса экономическая ситуация в недалекой перспективе может стать катализатором роста этого сегмента рынка, прогнозируют специалисты.

За первые три квартала 2020 года на российском рынке M&A состоялось 88 сделок против 126 за аналогичный период 2019-го, что означает 30-процентное снижение, отмечает партнер, руководитель практики по сопровождению сделок компании «Делойт, СНГ» Артем Самсонов, ссылаясь на данные Mergermarket. Совокупный объем сделок сократился на 43%, до $10,5 млрд против $18,4 млрд. Средняя стоимость сделки упала на 19%, составив по итогам первых девяти месяцев текущего года $119 млн. «Если такая динамика сохранится в четвертом квартале, то российский рынок M&A по итогам года может составить $14–15 млрд против прошлогодних $25,4 млрд», — предполагает Артем Самсонов.

В третьем квартале суммарный объем российского рынка M&A, по данным компании AK&M, сократился вдвое к аналогичному периоду 2019 года — $4,99 млрд против $10,16 млрд.  Пандемия коронавируса продолжает оказывать существенное влияние на рынок M&A, многие компании отказались от запланированных ранее приобретений, направляя свои ресурсы на поддержку уже существующих активов, говорится в материалах AK&M.

Отраслевая активность

Тем не менее рынок слияний и поглощений в ряде отраслей сохранил довольно высокую активность. В частности, специалисты выделяют рынок ИТ, телеком, добывающую промышленность, энергетический сектор и стройкомплекс.

Среди крупных сделок опрошенные РБК+ эксперты отмечают приобретение группой USM Holding Алишера Усманова компании «ИКС Холдинг» за $2,17 млрд. «Эта сделка должна привести к расширению бизнеса «МегаФона», что в свою очередь позволит более гибко и эффективно управлять общими ресурсами», — комментирует доцент кафедры финансового менеджмента РЭУ имени Г.В. Плеханова Аяз Алиев.

Значимым событием в сфере M&A опрошенные РБК+ эксперты считают приобретение «Ростелекомом» 55-процентной доли в «Теле-2 Россия» за $2,1 млрд. В список также вошла покупка компанией Fortiana Holdings Limited, контролируемой российским инвестором Владиславом Свибловым, 40,06% золотодобывающей компании Highland Gold Mining за $1,7 млрд.

В том же ряду по масштабам получение «Иркутскэнерго» доли 21,37% в энергетической компании En+ Group за $1,6 млрд и покупка A-Property LLC 51% компании «Эльгауголь» (оператор Эльгинского угольного месторождения) почти за $1,2 млрд. Крупнейшей сделкой в стройкомплексе стало получение Сбербанком в счет долга 100% акций GFI Investment Limited (головной компании группы «Евроцемент» Филарета Гальчева) за $993,9 млн. Важной сделкой специалисты считают продажу Сбербанком 45-процентной доли «Яндекс.Маркет» обратно «Яндексу» за $606 млн, а также приобретение проекта карты рассрочки «Совесть» у QIWI за $86 млн.

Обычно активный рынок недвижимости в этом году не слишком результативен. За последний год, как говорит старший директор, руководитель отдела рынков капитала и инвестиций CBRE Ирина Ушакова, активность наблюдалась на рынке девелоперов, специализирующихся на жилой недвижимости, где есть тренд по увеличению своих портфелей крупными игроками. В качестве примера можно назвать приобретение группой «Эталон» 51% акций «Лидер-Инвеста» у АФК «Система».

Как тренд эксперты отмечают сокращение активности зарубежных инвесторов. «Основные покупатели в России — это стратегические инвесторы, но их сделки скорее тактические, нежели стратегические, так как направлены в основном на решение краткосрочных проблем и задач в бизнесе. Объем международных инвестиций в долгосрочные проекты и в проекты со сложными синергиями очень мал», — говорит партнер EY Рубен Исраелян. Почти потеряли всякий интерес к сделкам M&A на российском рынке банковских услуг иностранные банки. «В последние годы ряд контролируемых нерезидентами кредитных организаций отказался от развития бизнеса в России. Маловероятно, что ситуация изменится в ближайшее время», — говорит директор группы рейтингов финансовых институтов АКРА Валерий Пивень. Совокупная стоимость сделок с иностранным капиталом за первые девять месяцев 2020 года была самой низкой с 2005 года, отмечает директор международной аудиторско-консалтинговой компании PwC в России, руководитель подразделения организации сделок M&A Елена Ершова. В первую очередь, объясняет эксперт, это связано с глобальной неопределенностью в условиях пандемии, а также с внешними экономическими рисками.

Хотя отдельные сделки все же случались. Среди них Артем Самсонов упоминает приобретение российского производителя упаковки «Готэк-Литар» датским стратегическим инвестором Brodrene Hartmann A/S, покупку французским производителем водонагревателей Groupe Atlantic 45-процентной доли в российском поставщике технологий обогрева группы компаний ССТ, а также приобретение шведской добывающей компанией Kopy Goldfields AB российской золотодобывающей компании «Амур золото».

Время возможностей

В дальнейшем аналитики рассчитывают на рост активности на рынке M&A. Кризисные явления, и в частности текущая пандемия, подталкивают многих игроков к пересмотру бизнес-стратегий, говорит Елена Ершова: «В том числе собственники принимают решения о продаже активов, которые они всегда хотели продать, но не решались, так как ожидали определенных рыночных сигналов». Во-первых, должны возобновиться приостановленные из-за пандемии проекты. Во-вторых, компании, испытывающие финансовые сложности из-за коронакризиса, предпримут попытки полной или частичной реализации активов. В-третьих, прогнозирует Елена Ершова, представленные в России международные компании начнут активно избавляться от непрофильных активов в нашей стране.

Сейчас такое время, когда крупнейшие и крупные игроки задумываются о том, куда идти дальше: диверсифицировать продукцию, интегрировать новые производства, наладить экспорт, формировать модели прогнозирования спроса в новых нишах и пр., отмечает директор департамента развития корпоративного бизнеса Сбербанка Татьяна Крейтор. И есть, по ее словам, другая сторона — средние, малые компании, которые, в свою очередь, оценивают свои перспективы в новых экономических условиях, в новой конкурентной среде. «Перед ними стоят вопросы: за счет чего реализовать запас прочности, не пришел ли момент для выхода из бизнеса или смены направления», — продолжает эксперт, приводя пример из времен кризиса конца 2000-х, когда крупные лендлорды оставляли свои амбиции в сфере рынка недвижимости и уходили в агропром.

Управляющий директор департамента по работе с проблемными активами Сбербанка Евгений Акимов также отмечает, что любой кризис, как правило, сопровождается появлением значительного количества компаний, находящихся в поисках инвесторов, которым они готовы полностью или частично продать бизнес. Сейчас только на торговой площадке «Сбера» по реализации непрофильных активов представлено около 9 тыс. лотов на общую сумму 213 млрд руб. Основную часть (54 млрд руб.) составляет коммерческая недвижимость. Далее следуют производственные предприятия (45 млрд руб.), жилье (15 млрд руб.), сельхозактивы (21 млрд руб.), земельные участки (15 млрд руб.), транспорт и спецтехника (5 млрд руб.). На прочие активы приходится 56 млрд руб.

Проблема, ограничивающая количество сделок, — ценовые ожидания собственников бизнеса, которые не соответствуют текущей ситуации. «Продажи в кризисные времена зачастую срываются из-за того, что продавцы хотят получить максимальную цену, опираясь на докризисные показатели, а покупатели предлагают деньги, исходя из существующих реалий», — говорит Елена Ершова.

Директор департамента инвестиционной деятельности Сбербанка Алексей Лозовой при этом замечает, что продажа компании, которая может быть для собственника делом всей его жизни, — вопрос очень тонкий. Однако он считает, что нужно трезво оценивать свои возможности с точки зрения оздоровления и поддержания эффективного бизнеса: «Нельзя доводить до той стадии, когда ты будешь продавать не компанию, а разрозненные остатки с большим дисконтом. Очень важно не упустить момент, когда за бизнес дают хорошие деньги». Его коллега Евгений Акимов при этом уточняет, что когда речь идет об активах компании, находящейся в процедуре банкротства, то с точки зрения покупателя это самый чистый и безрисковый инструмент: «Эти активы становятся практически новыми, не имеют никаких обременений, долгов, продаются на отрытом аукционе. И такие покупки впоследствии никто не может оспорить».

Экономические результаты компаний за 2020 год дадут четкую картину рынка, резюмирует Аяз Алиев: «Оценив эту картину, крупные игроки, скорее всего, начнут активно совершать сделки M&A из соображений укрупнения и консолидации. А мелкие компании будут готовы к объединению и слиянию». Аяз Алиев полагает, что наиболее ярко эта тенденция проявится в авиаотрасли, сферах ИТ и b2b-услуг.