Как цифровизация меняет рынок M&A
Материалы выпуска
Коронакризис как стимул передела рынка Рынок «О проблемах клиентам нужно говорить честно» Компетенция Агрокомплекс ждет рост сделок M&A Инструменты Как цифровизация меняет рынок M&A Инновации
Инновации
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Как цифровизация меняет рынок M&A

Технологические компании все чаще выступают главными фигурантами крупнейших сделок M&A. Внедрение «цифры» влияет и на сам рынок — быстроту, прозрачность процессов, а в конечном итоге на структуру и конкурентную среду.
Фото: Getty Images Russia

Сделки в «цифре» 

В прошлом году общий объем сделок M&A в России в сфере инноваций и технологий, по данным M&A-радара KPMG, составил без малого $7,5 млрд. Самой крупной сделкой стала покупка компанией DXC Technology (ранее — часть бизнеса Hewlett Packard Enterprise) 100% разработчика программного обеспечения Luxoft более чем за $2 млрд. Почти в $1,57 млрд обошлась сделка по созданию совместного предприятия, обеспечивающего сервисы быстрой доставки и такси, между Сбербанком и Mail.ru Group. Южноафриканский холдинг Naspers за $1,16 млрд увеличил до 99,6% акций свою долю в российском сервисе онлайн-объявлений Avito. Одной из крупнейших сделок в России в 2020 году стала покупка группой USM Holding Алишера Усманова компании «ИКС Холдинг» более чем за $2 млрд.

Крупнейшие компании финансового сектора, а также сектора телекоммуникаций уже давно являются ключевыми игроками рынка технологий, говорит партнер департамента инвестиций и рынков капитала KPMG в России и СНГ Алексей Богданов. При этом драйверами, по его словам, выступают «как желание данных компаний выйти на новые быстрорастущие рынки, так и цели по реализации синергии с уже существующими направлениями бизнеса».

Например, в агропромышленном комплексе все процессы, связанные с цифровизацией, внедрением высоких технологий, а также консолидацией цифрового бизнеса значительно ускорились. По словам генерального директора Национального союза производителей молока (Союзмолоко) Артема Белова, руководители компаний в АПК стали гораздо больше думать об экономике своих предприятий, пытаться оптимизировать бизнес с помощью оцифровки корпоративных управленческих и технологических процессов: «Если еще в прошлом году мы прогнозировали, что доля онлайн-продаж достигнет 10% в течение четырех—пяти лет, то сейчас уже имеем ситуацию, когда это показатель с лихвой превышен».

В определенном смысле катализатором процесса стала ситуация с пандемией. Спрос на качественные технологические активы из-за COVID-19 усилился, подтверждает Алексей Богданов: «При этом в сегментах e-commerce, e-grocery (продажа товаров повседневного спроса. — РБК+), а также в ряде других направлений мы наблюдаем еще более высокую активность и размер инвестиций. Данный тренд является глобальным, стоимость технологических активов в наиболее востребованных сегментах выросла с начала этого года по всему миру». Мы видим взрывной рост онлайн-активности, возникший из-за пандемии во всех отраслях, соглашается партнер Strategy Partners Андрей Заутер.

Анализ британского технологического консультанта Hampleton Partners показывает, что в первом полугодии 2020 года существенно повысился спрос в таких сегментах цифровой экономики, как электронная коммерция, ИТ- и бизнес-услуги, финтех, Healthtech (технологии в области здоровья), искусственный интеллект (ИИ), кибербезопасность.

Так, количество сделок M&A в сфере ИИ в первые шесть месяцев 2020 года приблизилось к 145 против примерно 130 годом ранее. «В условиях неопределенности из-за COVID-19 ИИ является ключевым источником преобразований, который используется многими корпорациями, чтобы оставаться конкурентоспособными», — говорится в материалах Hampleton Partners. При этом, как считают авторы отчета, секторами с наилучшим потенциалом для использования ИИ и улучшения продуктов являются здравоохранение, автомобилестроение и финансовые услуги.

Более 130 крупных сделок в этом году заключено в сфере Healthtech — за весь прошлый год их было не более ста. Крупнейшие — приобретение компанией Veritas Capital бизнеса DX Technology в области здравоохранения и управления персоналом за $5 млрд, покупка компанией Teladoc Health за $600 млн InTouch Health (виртуальное медицинское обслуживание), а также сделка на $417 млн по покупке Global Holdings GmbH компанией Align Technology. «Чрезвычайная ситуация в области здравоохранения и необходимость социального дистанцирования стимулировали цифровую трансформацию, ускоряя внедрение и развертывание приложений в здравоохранении, телемедицине», — комментируют авторы отчета Hampleton. Это, по их мнению, привело как к росту объемов слияний и поглощений, так и к повышению ценности всей сферы медицинских технологий.

Индустрия финтеха также продолжает расти и бить рекорды, делают вывод аналитики Hampleton. Изменения ускоряются отказом от наличных денег, бумом электронных платежных транзакций и применением инноваций в области искусственного интеллекта и машинного обучения. В первом полугодии 2020 года в мире, по данным технологического консультанта, было заключено 220 сделок M&A на общую сумму $27,3 млрд.

Несколько снизился (на 5%) объем сделок M&A на мировом рынке корпоративного программного обеспечения. Но этот сегмент все равно остается достаточно емким: в первом полугодии 2020-го заключено 602 сделки (против 650 за аналогичный период 2019-го) на общую сумму $34 млрд. Основатель Hampleton Partners Миро Паризек считает, что в ближайшее время этот сегмент ждет бурное развитие: «Частные инвесторы и постоянные стратегические покупатели будут соперничать за лидерство в новой постпандемической деловой среде. Они сосредоточатся на компаниях, которые помогают улучшить взаимодействие, оптимизировать процессы или облегчить возможности удаленной работы».

Наибольшая активность в этом году отмечается в сфере цифровой коммерции — почти 800 сделок за первые шесть месяцев 2020-го (против 660 годом ранее) на общую сумму $60,58 млрд. «Сегодняшняя ситуация дала дополнительный импульс для большинства сегментов цифровой коммерции: e-commerce, CRM, клиентских сервисов, игр, торговых платформ. Мы ожидаем, что этот рост продлится в течение следующих 18–24 месяцев», — указывают в профильном отчете Hampleton Partners его авторы.

«Цифра» в сделках 

Внедрение технологий, оцифровка управленческих и технологических процессов — очень дорогое удовольствие, говорит директор департамента развития корпоративного бизнеса Сбербанка Татьяна Крейтор. Тем более, когда для этого используется механизм слияний и поглощений. «Безусловно, технологии сегодня — это один из главных инструментов для повышения эффективности бизнеса. Однако в любом случае их внедрение должно быть экономически оправданным, тщательно просчитанным и подготовленным», — предупреждает эксперт. Исполнительный директор компании «Ринкон Менеджмент» Константин Корнеев, к примеру, обращает внимание на то, что для развития каналов онлайн-продаж предприятию сначала нужно соответствующим образом диверсифицировать свою продуктовую линейку.

По мнению Татьяны Крейтор, стимулом для цифровой модернизации российских предприятий должно стать расширение целевых программ господдержки и льготного кредитования. Напомним, что в августе Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций (Минкомсвязь, с сентября 2020 года — Минцифры) сообщило о запуске программы льготного кредитования компаний, которые реализуют задачи цифровой трансформации, а также льготного факторинга для разработчиков программных решений. Основное условие для получения кредита — средства должны быть направлены на внедрение цифровых решений, говорится в пресс-релизе министерства. Кредитная ставка составит от 1 до 5% годовых при общей сумме на проект до 5 млрд руб. и до 10 млрд руб. на программы, включающие несколько проектов. Участвовать в программе смогут как компании с госучастием, так и частные. Уполномоченные банки получат от государства субсидию на возмещение затрат по предоставлению льготных кредитов.

Если у бизнеса недостаточно ресурсов для того, чтобы оценить целесообразность внедрения «цифры», то он всегда может обратиться к помощи консультантов, имеющих соответствующие возможности. «Например, у «Сбера» есть SberCloud, суперкомпьютер «Кристофари», который обладает огромными вычислительными мощностями для обучения моделей, и благодаря нашей уникальной команде Data Scientist мы можем сделать любое прогнозирование под заказ клиента», — говорит Татьяна Крейтор.

Она уточняет, что «Сбер» сегодня развивает свою экосистему по отраслевому принципу: «Если взять, к примеру, АПК, то мы уже можем посоветовать, какую технологию можно применить в садах, в растениеводстве, в свиноводстве, в молочной подотрасли. У нас есть профильные менеджеры, которые хорошо разбираются в специфике, к примеру, беспилотного управления комбайнами, есть соглашения с партнерами, которые занимаются телематикой и картированием полей, прогнозированием урожайности». И здесь при рассмотрении проекта можно оценивать, как это отразится на его бюджете, насколько он станет дороже и как в итоге повысится эффективность.

Актуальна также тема конкуренции в условиях цифровизации экономики, в том числе в сфере M&A. Цифровизация экономики, кроме благ, несет в себе и риски, связанные с монополизацией товарных рынков, возможностью злоупотребления рыночной властью со стороны «цифровых гигантов» в ущерб интересам потребителей, считают в Федеральной антимонопольной службе (ФАС) России. «Развитие цифровых технологий и их интеграция во все отрасли экономики оказывает значительное влияние на рассмотрение сделок антимонопольными органами. Применение адекватных инструментов оценки сделок экономической концентрации сейчас является крайне непростой и важной задачей», — сообщил РБК+ заместитель руководителя ФАС Сергей Пузыревский. По его словам, подходы к контролю таких сделок должны измениться, поскольку традиционные критерии далеко не всегда отражают реальное положение вещей.

К примеру, в ИТ-секторе возник такой феномен, как «прямые и косвенные сетевые эффекты». Это эффекты, при которых полезность товара или услуги (не учитываемая в ценах) для каждого потребителя зависит от того, какое количество людей пользуются таким же или аналогичным продуктом. Самый простой пример — сколько человек играет в ту или иную онлайн-игру. «Сетевые эффекты могут служить серьезным препятствием для выхода на рынок, если для этого нужно достигнуть определенного уровня спроса или числа клиентов», — поясняет Сергей Пузыревский.

Сейчас в ФАС готовится пятый антимонопольный пакет, в рамках которого в законодательство о защите конкуренции планируется имплементировать ряд концептуально новых механизмов, применение которых существенно повысит эффективность рассмотрения сделок экономической концентрации антимонопольным органом. В частности, пакет определяет новые критерии «доминирующего положения» на рынке интернет-пространства, в том числе: владение инфраструктурой (программой или программами для ЭВМ), которая используется для заключения сделок продавцов и покупателей; сетевые эффекты; доля более 35% на рынке взаимозаменяемых услуг по обеспечению заключения сделок.