Агрокомплекс ждет рост сделок M&A
Материалы выпуска
Коронакризис как стимул передела рынка Рынок «О проблемах клиентам нужно говорить честно» Компетенция Агрокомплекс ждет рост сделок M&A Инструменты Как цифровизация меняет рынок M&A Инновации
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Агрокомплекс ждет рост сделок M&A

Ослабление пандемией средних компаний в АПК, а также перенасыщение рынка продуктами отдельных подотраслей агропрома приведут к консолидации активов вокруг наиболее конкурентоспособных игроков рынка, считают эксперты.
Фото: Getty Images Russia

Естественный отбор 

Такое предположение сделали в октябре участники сессии «Потенциал рынка M&A в АПК: честный диалог» на выставке «Золотая осень — 2020». Генеральный директор Национального союза свиноводов (НСС) Юрий Ковалев, в частности, прогнозирует, что доля топ-20 крупнейших производителей свиного мяса через три-четыре года достигнет 80% против сегодняшних 65%. «Крупные компании в ближайшие годы планируют удвоить производство — как за счет органического роста, так и через сделки M&A, в большей степени поглощений. Никто не скрывает, что одна из целей — вытеснение с рынка слабых игроков», — говорит эксперт. К 2024 году на рынок свинины, по его словам, будет добавлен 1 млн т продукта в убойном весе к сегодняшним более чем 4 млн т (данные «Русагро»). Причем это происходит на фоне перенасыщения рынка свиного мяса, трехкратного снижения маржинальности и продолжающегося системного падения цен.

При выборе концепции развития у компаний, планирующих расширение, есть два пути — делать новый бизнес самим с нуля или через сделку M&A, отмечает директор департамента инвестиционной деятельности Сбербанка Алексей Лозовой: «Но при этом второй вариант имеет свои плюсы, особенно для рынков, где есть перенасыщение. Когда покупается готовый актив, мы снижаем конкуренцию. Когда создаем новый бизнес — повышаем». Кроме того, купленный актив, по его словам, сразу начинает приносить денежный поток, что, в частности, очень важно для банка, который сопровождает и финансирует сделку.

Основным преимуществом сделок M&A по сравнению с органическим ростом в случае построения экосистемы, как говорит руководитель департамента инвестиций и рынков капитала КПМГ в России и СНГ Лидия Петрашова, является выигрыш времени и возможность как можно скорее закрыть ключевые потребности клиента: «Тем самым кардинально увеличивается total addressable market (общий объем целевого рынка. — РБК+) и снижается стоимость привлечения клиентов».

С другой стороны, по словам Юрия Ковалева, в такой ситуации появляется шанс на благополучный выход из бизнеса для тех, кто не готов дальше развиваться на рынке, а это главным образом средние компании с объемами производства около 50 тыс. т, что много для локальных рынков и мало — для национального.

Глава НСС замечает, что ведущие производители осознанно идут на масштабирование бизнеса для снижения в перспективе удельных затрат: «Они понимают, что если сейчас не завоюют свою долю рынка, то это сделает кто-то другой. При этом компании рассчитывают на увеличение экспорта и рост потребления». По данным НСС, россияне с начала 2020 года съели свинины на 5% больше, чем в прошлом году. Ее экспорт за последние семь лет увеличился в 36 раз, с 3 тыс. до 108 тыс. т. В прошлом году российские производители поставили на зарубежные рынки (прежде всего в Гонконг и Вьетнам) свиного мяса на 28% больше, чем годом ранее. «Наш прогноз — по итогам этого года экспорт составит 200 тыс. т на сумму более $300 млн. Это 5% российского рынка свинины и приближение к топ-5 мировых экспортеров», — рассказал Юрий Ковалев.

Генеральный директор Национального союза производителей молока (Союзмолоко) Артем Белов отмечает, что ситуация с пандемией стала сильным катализатором для процессов консолидации активов в молочной отрасли. Любой кризис — это время возможностей для сильных, говорит он. «И одновременно — для ухода слабых, неэффективных игроков. Сейчас очень многие представители молочного бизнеса задумались о точечном подходе к анализу своей прибыльности, издержек. Вопрос консолидации стоит на повестке во многих регионах. Думаю, в ближайшее время мы можем увидеть большое количество сделок M&A, приобретение региональных заводов», — считает эксперт.

Артем Белов напоминает, что первая масштабная волна сделок M&A завершилась в молочке после кризиса конца нулевых, после чего на рынке остались два гиганта — «Юнимилк» и «Вимм-Билль-Данн», которые в дальнейшем были проданы иностранным инвесторам. На фоне коронакризиса, по его словам, в молочной отрасли снова появились игроки, которые активно реализуют проекты по географической экспансии: «В ряде сегментов мы наблюдаем появление крупных товарно-перерабатывающих объектов. В сфере сыроделия, например. У сильных компаний появляются стимулы занимать новые ниши, в том числе через механизм M&A». При этом глава Союзмолока уточняет, что важным условием для развития российской молочки является увеличение экспорта, от которого зависит и внутренняя конкурентоспособность. А для роста экспорта в свою очередь необходима государственная поддержка.

Крупные и крупнейшие игроки агропрома сейчас уже идут дальше — они смотрят, какие ниши занять, как диверсифицировать производство, как наладить экспорт, рассматривают формирование моделей прогнозирования спроса на новую продукцию, говорит директор департамента развития корпоративного бизнеса Сбербанка Татьяна Крейтор.

Активность уже видна 

По данным M&A-радара КПМГ, за первые девять месяцев 2020 года в агропроме было закрыто 25 сделок на внутреннем рынке и шесть сделок по приобретению российскими агрокомпаниями зарубежных активов. Их общая сумма превысила $1,6 млрд. Это больше, чем за весь прошлый год, когда объем рынка слияний и поглощений в АПК составил $1 млрд.

Впрочем, следует заметить, что львиная доля в структуре рынка M&A в этом году приходится на одну крупнейшую сделку в размере $1 млрд по передаче почти 50% компании «Деметра Холдинг» от ВТБ инвестиционной компании Marathon Group и агрохолдингу «Агронова».

Во втором квартале Россельхозбанк вышел из капитала девяти сельхозпредприятий (Албашский, Величковский и Степнянский элеваторы, Башкирская сахарная компания, «Раевсахар», ТД «Башкирский сахар», агрофирма «Красный Клин», «Раевская», «Карламанский продукт»), передав акции и паи «дочек» третьей стороне, говорится в материалах агентства AK&M со ссылкой на промежуточную консолидированную финотчетность банка. В результате сделки банк получил 216 млн руб. Покупатель не называется.

Наиболее масштабной сделкой в третьем квартале стало приобретение ГК «Рост» Сергея Рукина группы «Долина овощей» за $349,1 млн, сообщили РБК+ в пресс-службе КПМГ.

Эксперты профильного портала Agroinvestor.ru в своих исследованиях вообще отмечают, что реальное количество сделок в АПК оценить сложно, поскольку многие из них проводятся непублично — отрасль остается достаточно закрытой.

Желание и расчет 

Определяющая черта успешной сделки M&A (в агропроме и не только)  — осознанное желание собственника продать бизнес или долю в нем, говорит исполнительный директор инвестиционно-банковского управления Сбербанка Дмитрий Жданов: «Это происходит по разным причинам — предпринимателю нужно монетизировать акционерную стоимость, реализовать непрофильные активы, разрешить конфликт с партнером. Также очень часто к решению о продаже приводит достижение тупиковой ситуации в развитии бизнеса, когда приходит понимание, что дальнейшие перспективы связаны с расширением или модернизацией, но на это нет средств».

В качестве покупателей, как правило, выступают крупные федеральные компании или крепкие региональные, у которых почти всегда есть четкая стратегия, они знают, чего хотят: усилить вертикальную интеграцию, увеличить долю рынка, выдавить конкурентов и пр. Во всех случаях банк, по словам партнера Strategy Partners Group Андрея Заутера, может выступать куратором как для продавца, так и для покупателя: он, образно говоря, возьмет за руку и проведет по всей сделке от начала до конца.

Важным фактором для совершения сделки M&A Дмитрий Жданов называет наличие собственного капитала у покупателя актива. Он также отмечает, что существенную помощь в ее проведении могут оказать банки. В частности, Сбербанк может предоставить участникам сделки не только консалтинговое сопровождение и M&A-экспертизу, но и инструменты финансирования. «Речь, к примеру, может идти о таком эффективном для слияний и поглощений механизме, как мезонинное финансирование, когда банк не только предоставляет долговое финансирование под сделку, но и принимает участие в акционерном капитале», — поясняет Дмитрий Жданов.

Работа над M&A-сделкой — это достаточно сложный и длительный процесс, в котором многое может пойти не по плану, поэтому универсальной рекомендацией и для продавцов, и для покупателей является привлечение профессиональных инвестбанкиров, которые помогут организовать процесс наиболее эффективным образом и избежать распространенных ошибок. «Например, если говорить про продавцов, то они зачастую пренебрегают полноценной подготовкой бизнеса к продаже и фокусируются на переговорах с одним-двумя покупателями, что часто приводит к затягиванию процесса и недостижению целевых параметров сделки», — отмечает Дмитрий Жданов.

Перспективы развития рынка M&A специалисты и участники рынка также связывают с новыми платформенными решениями. Речь может идти о покупке и продаже непрофильных активов через электронные торговые площадки. В частности, летом этого года Россельхозбанк — опорный банк АПК — заключил соглашения со Сбербанком и Российским аукционным домом о возможности размещаться на интернет-платформах. В базе Portal DA (принадлежит Сбербанку), например, сейчас содержится информация более чем о 8 тыс. лотов, его зарегистрированными пользователями являются более 23 тыс. проверенных инвесторов. За период функционирования проекта реализовано активов более чем на 15 млрд руб. На портале любой подключившийся может получить полную информацию о реализуемых в текущий момент залогах и непрофильных активах, а также получить услугу инвестиционного консультанта.

В целом, как считает Лидия Петрашова, решения о слияниях и поглощениях в текущих условиях неопределенности будут преимущественно приниматься медленнее и избирательнее, с большим вниманием к аккуратности оценки будущих денежных потоков.