Ближе к потребителю: зачем MLM-компаниям производства в России
Материалы выпуска
Бизнес и много личного Рынок Ближе к потребителю: зачем MLM-компаниям производства в России Рынок Как в России устроена профессиональная благотворительность Инструменты «Российский MLM-бизнес — как московский ночной клуб» Компетенция Дорога к премиуму Инструменты
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Ближе к потребителю: зачем MLM-компаниям производства в России

Игроки MLM-сегмента перестали ориентироваться на Запад и организуют технологические цепочки в России. Одна из причин – производство внутри страны зачастую предпочтительнее импорта сырья или зарубежной готовой продукции.

Массовый перенос производств предпринимателями из MLM-среды на родину брендов в последние годы был вызван сразу несколькими факторами. «Очевидный — пандемия коронавируса, которая заставила многие крупные мировые компании сокращать транспортные цепочки, — объясняет основатель компании Xcritical Яков Лившиц. — «Другая причина — неясность с «войной тарифов», инициированной экс-президентом США Дональдом Трампом». По его словам, с учетом того, что ВТО практически бездействует, такой перевод производства означает снижение рисков попасть под тарифную войну.

Так, по данным британской компании Econsultancy, 69% компаний Соединенного Королевства отмечают падение спроса на их продукты и услуги. Тренд в большей степени отразился на среднем и малом бизнесе: 77% компаний с годовым доходом менее £50 млн ($62 млн) показали падение спроса. Для крупных компаний этот показатель составляет 64%.

Вместе с тем крупный бизнес (в том числе и MLM-структуры) в последний год сталкивается с большими трудностями, связанными с производственно-сбытовыми цепочками, по сравнению со средним и малым бизнесом: соответственно, 44% и 32% компаний.

фото: пресс-служба

Спрос на электроэнергию в США в период с 29 марта по 4 апреля 2020 года снизился на 5,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Это самый низкий показатель за последние 16 лет. Распространение COVID-19 повлияло на разрыв крупнейших производственно-сбытовых цепочек в Китае, США и Европе. Это привело к падению промышленного производства, уменьшению экспорта и импорта, в некоторых случаях — даже к остановке производства.

Об экономическом эффекте такого перевода пока судить рано, но в следующей порции корпоративных отчетов он уже найдет отражение, добавляет Яков Лившиц.

Геополитические факторы

Есть у MLM-компаний и другие объективные причины, констатирует аналитик «Фридом Финанс» Валерий Емельянов: «Если говорить, к примеру, о диетическом питании, после старта санкционного кризиса в 2014 году, его поставки из Европы прекратились. В последующие годы на маржу продавцов стала оказывать влияние девальвация рубля». Все большее число предпринимателей стало понимать, что импортозамещение — это не просто модное понятие, а жизненная необходимость, говорит аналитик. «С точки зрения любого российского дистрибьютора, не только сетевого и не только пищевого, производство внутри страны стало предпочтительнее импорта», — делает вывод Емельянов.

Перевод производства ближе к потребителю — одна из важных стратегий повышения эффективности бизнеса, и это гораздо более важный критерий определения логистики процесса, чем просто нахождение рядом с местом «рождения» бренда. «Пандемия только ускорила эти процессы. Запустить с нуля и осуществить релокацию производственного предприятия за полгода — это фантастически быстрые сроки», — считает доцент кафедры маркетинга РЭУ им. Г.В.Плеханова Ольга Гринева.

По ее мнению, пандемия заставила производителей проанализировать цепочки создания ценности для потребителя и на структуру процесса формирования прибыли. Там, где можно сэкономить, сократить расходы, в том числе на доставку, это активно предпринимается все последние месяцы.

При этом делать выводы о затратах бизнеса на производственный цикл следует с учетом многих составляющих, уточняет Гринева. Например, стоимость рабочей силы и уровень административного прессинга остаются более подвижными частями, тогда как материалы и комплектующие, особенно в условиях изменения валютного курса и при наличии импортных комплектующих, скорее играют против интересов производителей, полагает эксперт.

Дома лучше

Отечественный представитель индустрии сетевых продаж — компания Faberlic — отреагировала на новые для российского бизнеса экономические реалии одной из первых. Санкции и девальвация рубля 2014−2016 годов вынудили Faberlic открыть первую швейную фабрику в городе Фурманов Ивановской области.

Другой игрок российского MLM-сегмента — компания NL International — еще шесть лет назад придерживалась противоположной стратегии, импортируя продвигаемые продукты из Западной Европы. С 2003 года NL International работает в партнерстве с французской лабораторией, выпускавшей продукты для здорового образа жизни. Россияне реализовывали три четверти продукции коллег из Франции, развивая совместный бренд Energy Diet.

фото: пресс-служба

В 2014 году поставки из Франции были приостановлены, ​​​​причина — введение Евросоюзом первого пакета антироссийских санкций и ответных российских мер, после чего поставки из Европы оказались невозможны. Компании Дмитрия Хохлова пришлось оперативно запускать собственное производство в России (причем не повторяя уже раскрученный продукт, чтобы не нарушать авторские права), а ему самому — менять привычные бизнес-подходы на диаметрально противоположные.

Сейчас Хохлов уверен, что «при наличии собственного производства легче реагировать на вызовы рынка, а с хорошей командой технологов вообще можно творить чудеса»: «Намного легче создавать продукт с устойчивым спросом, на который не будет влиять даже затяжной кризис». Именно это помогло компании остаться на рынке в 2014 году, а также вырасти в продажах и обеспечить спрос в самый «разгар» пандемии в 2020 году — выручка «НЛ Континент» за второй квартал 2020 относительно первого выросла на 24%.

В результате родился бренд Smart Energy Diet, который может закрывать суточную потребность человеческого организма в белках, жирах, углеводах и микроэлементах не хуже европейского аналога, рассказывает Хохлов. NL International получила международный сертификат качества ISO 22000:2018 от компании SGS, наличием которого может похвастать далеко не каждый российский производитель пищевой продукции, подчеркивает он: «Наша практика показала: чтобы не быть в зависимости от любых колебаний и катаклизмов, твердо стоять на ногах, производство должно быть своим».

Не только санкции

Производство на родине бренда — общемировое явление, которое началось не в России и порой никак не связано ни с валютными курсами, ни с экономическими санкциями, рассуждает Валерий Емельянов: «Нынешний уровень промышленных технологий настолько высок, что вы можете купить импортный станок, арендовать цех и с минимальными трудовыми затратами производить практически любой товар массового спроса в любой точке мира». По его словам, затраты на ручной труд в промышленности стали менее высоки, чем издержки на логистику. «Модель последних десятилетий, когда вы проектировали продукт, а потом заказывали его изготовление в другой стране, потому что там зарплаты ниже, все менее актуальна», — добавляет эксперт.

Подобный подход в последние два десятилетия демонстрировала все та же Faberlic. Компания еще в первой половине нулевых наладила косметическое производство на юге Москвы, а в 2004 году приобрела расположенную недалеко от основных промышленных площадей фабрику, возведенную в 1989 году для совместного предприятия «Мосбытхима» и концерна L’Oreal.

В свою очередь NL больше пяти лет активно использует российское сырье. «Если мы выбираем облепиху, то лучшая ягода — наша. Максимально эффективные и экологически чистые продукты облепихи без техногенной нагрузки заготавливается в Алтайском крае», — рассказывают в компании.

При этом примерно половина используемого в производстве сырья остается импортной, подчеркивают в компании: «Несмотря на то что само производство локализовано в России, мы продолжаем работать с проверенными мировыми производителями, предоставляющими достоверную информацию о качестве своей продукции и ее составе».

Импортные поставки сырья являются необходимостью для компании, когда невозможно найти качественных отечественных аналогов, добавляют в NL International: «Значимая характеристика для сырья — место его произрастания. Например, природное место выращивания артишока — страны Средиземноморья, где климатические показатели позволяют собирать сырье стабильно высокого качества. Поэтому мы используем в своем производстве экстракт артишока только европейских производителей».

Наконец, еще один аргумент в пользу производства на родине бренда лежит для MLM-компаний в политико-административной плоскости. В настоящий момент у российских региональных властей есть хороший шанс привлечь к себе новых крупных производителей, снижая уровень административного давления и позиционируя себя как радушных «хозяев», которые готовы предоставить новые возможности предпринимателям, резюмирует Ольга Гринева из РЭУ им. Г.В.Плеханова.