Стратегия ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Финансовая футурология: как инвесторы находят компании будущих побед

Фото: Getty Images Russia
Фото: Getty Images Russia
В начале года основатель Amazon Джефф Безос заявил об уходе с поста гендиректора компании, чтобы сосредоточиться на развитии космического туризма.

Первого пассажира его аэрокосмическая Blue Origin обещает отправить в суборбитальное пространство уже в конце июля 2021 года. Визионеры умеют прицельно выбирать проекты для инвестиций.

Инвестиционное сообщество сегодня находится в ситуации особенно высоких рисков и новых возможностей. Пандемия меняет географию прямых иностранных инвестиций (ПИИ), отмечают авторы Global Investment Trend Monitor (2021) Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). Смещаются и приоритеты инвесторов на фондовом рынке, пишут аналитики Sber Private Banking в Global Outlook (2020).

Большинство венчурных фондов, например, в начале пандемии приостановили деятельность, отмечает принципал венчурной компании Fort Ross Ventures Денис Ефремов: «И когда в рамках целевых сегментов и стадий начали вырисовываться понятные паттерны и долгосрочные эффекты от внешних шоков, фонды скорректировали стратегию». Капитал, в частности, стал перетекать в поздние стадии инвестиций.

Возможность новых волн COVID-19 сохраняет неопределенность на рынках и усложняет выбор регионов для инвестирования (см. «Вектор инвестиций»). При этом коронакризис усиливает мегатренды, определяя отрасли и проекты для будущего развития.

Сфера интересов

При определении географии инвестиционной деятельности в посткоронавирусном мире руководители компаний будут опираться на ускоренное развитие технологий, новую повестку в области устойчивого развития, а также на надежность и гибкость цепочек поставок, отмечают в международной EY.

Провайдеры финансовой инфраструктуры, медицинские технологии, технологический сектор, фармацевтические компании — секторы с самым высоким средним показателем совокупной акционерной доходности (TSR) за пятилетний период, предшествовавший пандемии, меньше всего были затронуты спадом на фондовом рынке в прошлом году, отмечают авторы ежегодного рейтинга Value Creators международной BCG. И напротив, отрасли, столкнувшиеся с трудностями еще до пандемии, такие как нефтегазовый сектор, металлургия и автомобилестроение, особенно сильно пострадали от падения рынка на фоне коронакризиса.

Согласно Global Family Office Report 2020 швейцарского UBS, владельцы самых больших капиталов (управляющие в среднем $1,6 млрд) предпочитают инвестировать в информационные технологии (77%) и здравоохранение (60%). Смена поколений владельцев и управляющих семейным состоянием будет способствовать росту инвестиций, в том числе в ESG-проекты (environmental — окружающая среда, social — социальная ответственность, governance — управление), отмечают аналитики UBS.

Среди целевых секторов Fort Ross Ventures повышенное внимание инвесторы проявляют к облачному бизнесу, EdTech, HealthTech, сервисам организации совместной удаленной работы.

В область интересов Sber Private Banking входят SpaceTech, «зеленая» энергетика, EV Tech, FoodTech, промышленное использование лабораторно выращенных алмазов и многие другие направления. «Мы не можем предугадать, что будет. Но понятно, что новые технологии могут существенно изменить нашу жизнь через пять—десять лет», — говорит глава Sber Private Banking Евгения Тюрикова.

При этом компании, которые работают с технологиями будущего, преимущественно непубличные, отмечает она: «Наша задача — найти сферу, где сфокусированы интересы клиента, отобрать фонды и команды, которые отвечали бы его запросам, а также предложить участие в венчурных фондах».

Вектор инвестиций

Основное сокращение объемов мировых прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в прошлом году пришлось на развитые страны, где они сократились на 69%, до $229 млрд, по данным Global Investment Trend Monitor (2021) ЮНКТАД. Поток прямых иностранных инвестиций в Европу, например, полностью иссяк, отмечают в ЮНКТАД. Резко снизились инвестиции в США — на 49%, до $134 млрд. Общее сокращение по миру составило 42% с $1,5 трлн в 2019-м.

Сокращение инвестиций в развивающихся странах было менее существенным — на 12%, до $616 млрд, согласно данным ЮНКТАД. При этом доля развивающихся стран в глобальном распределении ПИИ достигла пика за всю историю наблюдений — 72%. Китай возглавил рейтинг крупнейших получателей прямых иностранных инвестиций.

Две трети инвесторов полагают, что Европа частично потеряет привлекательность в посткоронавирусном мире, по данным «Исследования инвестиционной привлекательности стран Европы» (2020) международной EY. 52% инвестиций в регионе приходится на долю европейских же компаний, отдельные страны региона серьезно зависят от капитала США, отмечают в EY.

Космос как предчувствие

Дальнейшую цифровизацию всех секторов экономики, в частности, связывают с развитием космического сектора. Рост спроса на цифровые продукты, от спутникового телевидения, геопространственных услуг и до цифровизации производств, может способствовать росту сектора коммерческих космических услуг, отмечают авторы доклада ОЭСР «Экономика космоса в цифрах: как космос способствует развитию мировой экономики» (2019).

Число подписчиков спутникового ТВ увеличилось в три раза, в 2017 году им стал каждый пятый житель планеты. Общее количество подписок на спутниковую широкополосную связь за десять лет выросло более чем в четыре раза, превысив 5,2 млн. Разработчики крупных группировок спутников стремятся предоставить коммерческие широкополосные услуги для всего мира к 2023–2024 годам.

В частности, глобальная спутниковая система Starlink, разворачиваемая компанией SpaceX, должна обеспечить высокоскоростным широкополосным доступом в интернет пункты, где он был ненадежным, дорогим или полностью недоступным, напоминает руководитель образовательной программы «Современная космонавтика» в Московском политехническом университете Александр Шаенко.

До недавнего времени только США и Россия обладали глобальными навигационными спутниковыми системами (GNSS). В 2020 году аналогичные системы развернули Китай и Европа. Региональные системы спутниковой навигации запустили Индия и Япония, работы по созданию национальной системы ведет также Южная Корея.

По прогнозам UBS, общий объем экономической деятельности, связанной с космосом, вырастет к 2030 году до $805 млрд. (Подробнее о развитии космической экономики — на с. 132–133.)

Бриллиантовая революция

Еще один растущий на службе у высокотехнологичных отраслей рынок — производство синтетических алмазов. Выращенные в лабораториях, они занимают лишь 3–4% рынка драгоценных камней, приводит оценку рейтинговое агентство «Эксперт РА» («Огранка рынка: как индустрия драгоценных камней переживает пандемию»). Основные производители — Китай и Индия, потребитель — США. В 2019 году этот рынок вырос на 15–20%.

К 2023 году объем рынка синтетических алмазов в денежном выражении может превысить $30 млрд, прогнозирует индийская Crystal Market Research. Физические свойства камней обеспечивают им широкое применение в промышленности, в том числе в производстве лазерной оптики и телекоммуникационных технологиях.

Доля искусственных камней в промышленности достигает 95%. По сравнению с природными алмазами искусственные технические камни на 20–40% дешевле. Инвестиции в производство синтетических алмазов будут увеличиваться на фоне дальнейшего роста их потребления в высокотехнологичных отраслях, считают эксперты. При этом производство натуральных камней после 2025 года начнет сокращаться из-за истощения месторождений.

Ювелирный бренд Pandora, например, в мае заявил об отказе от использования в украшениях натуральных камней в пользу выращенных в лаборатории. Свое решение компания объяснила стремлением преобразовать рынок. После этого заявления акции Pandora выросли на 9%.

Устойчивые инвестиции

Все крупные экономики после пандемии могут сделать ставку на рост доли возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и электротранспорта, отмечают эксперты Центра макроэкономических исследований Сбербанка («Итоги 2020 года и ожидания»).

В 2020 году глобальный рынок «зеленых» финансов достиг рекордного объема суммарной эмиссии — $269,5 млрд, приводит данные международная Climate Bonds Initiative. Наибольшая доля выручки приходится на инвестиции в энергетический сектор ($93,6 млрд). Второе место у строительства низкоуглеродных зданий ($70,6 млрд), на третьем — транспорт с низким уровнем выбросов углерода ($63,7 млрд).

Международные инвесторы называют экологически чистые производства главным драйвером европейской экономики, следом за которым идут цифровые технологии и современное здравоохранение. 2020 год стал знаковым для региона — впервые из возобновляемых источников энергии было получено более 50% потребляемой электромощности, отмечает президент Schneider Electric в России и СНГ Йохан Вандерплаетсе. Так, не менее 30% средств фонда восстановления экономики Евросоюза суммарным объемом €750 млрд до 2023 года пойдет на «зеленые» проекты.

Развитие электротранспорта создаст новую волну инвестиций в смежных секторах (зарядные устройства, инфраструктура и т.п.), говорит Йохан Вандерплаетсе. Например, Великобритания, по его словам, планирует с 2035 года запретить продажи традиционного транспорта, аналогичные меры рассматриваются в Европе и Китае.

Во что вкладывают визионеры*

Джефф Безос

Состояние: $177 млрд

Основной актив: онлайн-ретейлер Amazon.

Альтернативные инвестиции: аэрокосмическая компания Blue Origin. Создана в 2000 году. Финансирование составляет $1 млрд ежегодно.

Илон Маск

Состояние: $151 млрд

Основной актив: производство электромобилей Tesla.

Альтернативные инвестиции: космическая компания SpaceX. На очередном раунде в августе прошлого года венчурные инвесторы вложили в компанию $2 млрд, оценив ее в $44 млрд. Morgan Stanley оценил компанию в $100 млрд.

Билл Гейтс

Состояние: $124 млрд

Основной актив: корпорация Microsoft.

Альтернативные инвестиции: Bill & Melinda Gates Foundation общим объемом $50,7 млрд; инвестирует в том числе в переработку и утилизацию твердых отходов — Waste Management и компанию по очистке воды Ecolab.

Алексей Мордашов

Cостояние: $29,1 млрд

Основной актив: группа «Северсталь».

Альтернативные инвестиции: «зеленая» энергетика.

В 2020 году «НордЭнергоГрупп» (входит в состав «Севергрупп», деятельность которой связана с осуществлением долгосрочных инвестиций в интересах Алексея Мордашова) заключила соглашение с «Роснано» о создании инвестиционного фонда по локализации производства электротехнического оборудования ветроэнергетической установки в рамках программы поддержки возобновляемых источников энергии, рассчитанной на 2025–2035 годы.

Алишер Усманов

Состояние: $18,4 млрд

Основные активы: холдинги «Металлоинвест», «МегаФон»

Альтернативные инвестиции: игровая индустрия.

Через USM Holdings владеет долей в Mail.ru Group, которая активно развивает игровое подразделение MY.Games, оно входит в топ-50 игровых компаний мира. Венчурный фонд MY.Games Venture Capital вошел в топ-10 крупнейших игровых инвестиционных фондов в мире, став единственным фондом со штаб-квартирой в России, объем инвестиций фонда — $100 млн.

Юрий Мильнер

Состояние: $4,8 млрд

Основной актив: фонд DST Global.

Альтернативные инвестиции: космическая экономика. В 2015 году совместно с физиком Стивеном Хокингом запустил проект по поиску внеземной жизни Breakthrough Listen с инвестициями на первые десять лет в объеме $100 млн.

* Размер состояний — по данным рейтингов Forbes.

Игры разума

Не самым очевидным бенефициаром пандемии стала игровая индустрия.

В прошлом году объем этого рынка достиг $174,9 млрд, темпы роста составили 19,7 против 7,2% в 2019 году, приводит данные международная NewZoo. На мобильные устройства приходится 49%, на консоли — 29%, ПК занимают 22%.

Без учета крупных открытых сделок, как, например, покупка компанией Microsoft разработчика игр ZeniMax Media за $7,5 млрд, в течение первых трех кварталов прошлого года было совершено почти 650 инвестсделок на общую сумму более $40 млрд, по данным Investgame.net.

Отрасль — одна из наиболее привлекательных для инвестиций в сегменте развлечений, считает генеральный директор разработчика игр и околоигровых сервисов «Сбер Игры» Алиса Чумаченко: «Сектор не перенасыщен, в нем есть пространство для расширения».

Сегодня в мире насчитывается свыше 2,8 млрд игроков на различных платформах. Самая большая аудитория игр сосредоточена в Китае, Индии и США. Среднегодовая динамика роста показателей по индустрии в целом — около 4–6%, приводят данные аналитики «Сбер Игры».

Рост рынка продолжится за счет набирающих обороты облачных сервисов и сервисов по подписке, считают эксперты. Персонализация игр — адаптация игрового процесса в зависимости от навыков, поступков и решений игроков, нейроинтерфейсы, новые способы взаимодействия с игрой при помощи вживленных или носимых устройств, а также мобильные облачные сервисы, в которых есть возможность запускать сложные и высокотехнологичные игры на мобильных устройствах, выводя все расчеты на удаленные сервера, — основные тренды индустрии, говорит Алиса Чумаченко.

Компетенция «Инновации против статус-кво»
Скачать Содержание
Закрыть