Инструменты ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Инвестиции на выгодных платформах

Фото: пресс-служба
Фото: пресс-служба
Катар выступает крупнейшим инвестором в российские проекты среди арабских государств. Одновременно страна создает условия для вложений в собственную экономику: для запуска бизнес-проектов созданы пять специализированных

В декабре 2020 года на переговорах в Москве глав внешнеполитических ведомств России и Катара министр иностранных дел Катара Мохаммед бин Абдулрахман Аль Тани подчеркнул, что страна выступает крупнейшим инвестором в российскую экономику среди арабских государств. Так, в 2013 году Катарский суверенный фонд (Qatar Investment Authority, QIA) вложил $500 млн в дополнительную эмиссию банка ВТБ, получив, по оценкам СМИ, около 2,35% акций банка. В российском МИДе говорили о суммарных вложениях катарских компаний в $2,5 млрд в российские проекты. Среди крупнейших инвестиций — почти 25% акций аэропорта Пулково в Санкт-Петербурге, которые принадлежат QIA. Катарский инвестиционный фонд также выступает одним из крупнейших акционеров «Роснефти», владея 18,93% ее акций. Глава МИД РФ Сергей Лавров во время встречи с катарским коллегой в декабре 2020 года также сообщал о совместной платформе Российского фонда прямых инвестиций и QIA, «в рамках которой осуществляются инвестиционные проекты на $1,2 млрд». Наконец, в марте 2021 года в QIA заявили об участии в IPO российского ретейлера Fix Price на Лондонской бирже. Тогда в суверенном фонде сообщили о покупке акций компании из РФ на $150 млн. Примечательно, что во время визита в Россию министр иностранных дел Катара Мохаммед бин Абдулрахман Аль Тани сообщал о готовности Дохи «открывать новые направления инвестиций». В 2020 году в посольстве РФ в Катаре сообщали, в частности, об интересе бизнеса к российским проектам в сфере «инфраструктурного развития, сельского хозяйства, медицины, недвижимости, нефти и газа на сумму более $10 млрд».

Катар зовет

Обратное направление инвестиций — из России в ближневосточную страну — пока менее заметно. Первопроходцем на государственном уровне выступил ВТБ, который стал в 2019 году владельцем 19% катарского CQUR Bank. Глава ВТБ Андрей Костин обозначил, что эта инвестиция была реализована в рамках комплексного сотрудничества с Катарским суверенным фондом, пояснив в 2020 году в интервью Reuters, что «нельзя было не учитывать мнение такого акционера». Но при этом топ-менеджер подчеркивал, что регион «стал для нас и наших клиентов достаточно привлекательной юрисдикцией с точки зрения развития бизнеса». Вслед за ВТБ в страну пошел Сбербанк, чья дочерняя компания Bi.Zone в 2019 году заключила соглашение о сотрудничестве с крупнейшим катарским системным интегратором MANNAI Corporation.

Между тем создание условий для выгодных и безопасных инвестиций является основой стратегии развития Катара до 2030 года (Qatar National Vision 2030). По данным Всемирного банка, государство занимает третье место в мире по ВВП на душу населения по паритету покупательной способности (около $94 тыс.). При этом Катар позиционирует себя как ближневосточный хаб для инвесторов. «Это не означает, что у нас нет собственных возможностей финансирования проектов, это скорее «ворота» для расширения сфер сотрудничества между бизнес-секторами двух стран», — пояснял в апреле 2021 года в интервью газете «Коммерсантъ» шейх Ахмед бин Нассер Аль Тани, чрезвычайный и полномочный посол Государства Катар в Российской Федерации.

Пять инвестиционных платформ Катара

Qatar Financial Center (QFC)

Катарский финансовый центр создан в 2005 году для продвижения финансовых услуг в регионе Ближнего Востока и Северной Африки (MENA). Предназначен для банков, страховщиков, пенсионных фондов, брокерских фирм, инвестфондов, консалтинговых, аудиторских и других компаний финансового сектора, на который в Катаре приходится примерно 8% ВВП (около $14 млрд). QFC выступает одним из трех крупнейших финансовых центров Ближнего Востока и пятым по объему рынком исламского банкинга в мире. Среди резидентов QFC — юридические компании K&L Gates LLP (США) и Eversheds Sutherland (Великобритания), поставщик юридических и консалтинговых услуг Rödl Middle East (Германия), страховая компания AIG.

Qatar Science and Technology Park (QSTP)

Научный и технологический парк Катара. Это основной центр прикладных исследований, инноваций и предпринимательства в Катаре. Создан в 2005 году и занимает площадь 10 кв. км у аэропорта Дохи. Организационно представляет собой свободную экономическую зону, позволяющую резидентам создавать компании со стопроцентным иностранным владением — при условии ведения определенных видов деятельности. Работает по четырем основным направлениям: энергетика, окружающая среда, здравоохранение, информационные и коммуникационные технологии. К разрешенным видам деятельности также относятся консалтинговые услуги, туризм, организация складских предприятий и грузоперевозки. Резиденты QSTP должны направлять не менее половины ресурсов на исследования и разработки. Лицензиаты QSTP также могут вывозить из страны (репатриировать) прибыль и осуществлять беспошлинный ввоз/вывоз товаров и оборудования.

Резидентами QSTP являются более 50 компаний, в том числе Microsoft, Google, Cisco, Vodafone, Международный центр исследований и разработок (МЦИР, научно-проектный институт «Роснефти»). Резидентам платформы доступно венчурное финансирование: только Qatar National Research Fund вложил в исследования $1,4 млрд. В QSTP заявляли о поддержке 22 стартапов, выводе на рынок 31 инновационного продукта и более $1 млрд вложений иностранных компаний — лицензиатов в НИОКР. Вклад сектора высоких технологий в ВВП Катара — $3 млрд.

Qatar Free Zones

Две площадки под эгидой Управления свободных зон Катара (Qatar Free Zones Authority). Платформа специализируется на индустриальных проектах в отдельных отраслях и ориентирована на состоявшиеся компании. К разрешенным видам деятельности относятся производство промышленных товаров и услуг, фармацевтика, биотехнологии и медицинские услуги, новые технологии, авиация и космонавтика, производство автомобильного и транспортного оборудования, деятельность в области энергетики и экологии, строительство и недвижимость, гостиничный бизнес, потребительские товары и ретейл, логистика.

Физически представляет собой две зоны — площадку Ras Bufontas, соединенную с Международным аэропортом Хамад, и Umm Al Houl рядом с глубоководным портом. В рамках платформы разрешено создавать компании со стопроцентным иностранным владением. Резиденты Qatar Free Zones получают 20-летние каникулы на уплату корпоративного и подоходного налогов, а также возможность беспошлинного ввоза/вывоза товаров. Среди резидентов — Google, Microsoft, DHL, Volkswagen, China Harbour Engineering Company Ltd, Gaussin.

Media City

Самая молодая инвестиционная платформа, созданная указом эмира Катара в 2019 году. Целью платформы заявлено стимулирование развития медиаиндустрии в государстве, а также организация международного медиацентра. Пройти необходимые лицензионные процедуры могут компании, работающие в области традиционных и цифровых медиа, технологий и коммуникаций. О партнерстве с Media City недавно объявили Euronews и Blооmberg Media.

Ministry of Commerce and Industry (MOCI)

Платформа Министерства торговли и промышленности для компаний, чья специализация не подходит для регистрации на остальных платформах. Фактически речь идет о регистрации на общих основаниях без налоговых льгот и с ограничением в 49% доли иностранного владения предприятием. Однако у лицензиатов платформы есть свои привилегии, в том числе возможность пользоваться программами поддержки малого и среднего бизнеса от Катарского банка развития (Qatar Development Bank, QDB).

Катар действительно способен заинтересовать бизнес. В 2019 году страна занимала десятое место в рейтинге самых конкурентоспособных экономик мира IMD World Competitiveness. Ведущие рейтинговые агентства S&P, Fitch и Moody’s оценивают инвестиционный уровень государства на уровнях от AA- до Aa3. Согласно Index of Economic Freedom фонда Heritage, Катар в 2019 году был признан лучшей страной арабского мира по уровню поддержки предпринимательства и стал вторым государством Ближнего Востока по уровню экономических свобод. Наконец, Катар стабилен в политическом и экономическом планах. Так, экономика эмирата выдержала санкционное давление в течение нескольких лет, сохранив стабильную валюту. По данным американского рейтингового агентства Morningstar, колебания национальной валюты риала за пятилетку не превысили 10%.

Чтобы помочь бизнесу, Министерство коммерции и промышленности Катара (Ministry of Commerce and Industry, MOCI) создало единый бренд для реализации инвестиционной политики Invest Qatar, управляемый Катарским агентством по привлечению инвестиций (Investment Promotion Agency of Qatar, IPAQ). Эта структура, в свою очередь, продвигает пять лицензионных платформ, каждая из которых создана для поддержки определенных направлений бизнеса. «У каждой из институций есть секторальный фокус развития, который укладывается в стратегию развития Катара до 2030 года. Скажем, в Qatar Free Zones фокусируются на логистике, производстве и новых технологиях, в Qatar Financial Centre — на финансах и связанных с ним услугах, в MOCI — на внутренних инвестициях, а Qatar Science and Technology Park специализируется на исследованиях и стартапах» — так пояснял генеральный директор IPAQ Али Аль Валид Аль Тани (его слова приводятся в обзоре Oxford Business Group 2020 года).

Кроме того, начинающих предпринимателей активно поддерживает Катарский банк развития (Qatar Development Bank, QDB). Так, банк вложил $150 тыс. в стартап Sponix, который продвигает проекты иммерсивных повторов спортивных трансляций (позволяющих взглянуть на игру «глазами» игроков) и размещения виртуальной рекламы в ходе таких трансляций. Использующий технологии искусственного интеллекта и машинного обучения, стартап прошел программу Softlanding в российском «Сколково». «Sponix — весьма своевременный проект к чемпионату мира по футболу в Катаре в 2022 году», — отметили в Skolkovo Softlanding. Еще большие средства, в размере $5 млн, QDB вложил в апреле 2021 года в стартап Snoonu. Этот проект развивает доставку еды и продовольственных товаров в Катаре, уже обслуживая 100 тыс. пользователей. Исполнительный директор Snoonu Хамад Аль Хаджри охарактеризовал результат этого инвестраунда как «невероятный», сказав, что его совместный проект с партнерами стремится «стать пионером в развитии технологической экосистемы в Катаре и во всем регионе Ближнего Востока и Северной Африки».

Иностранному бизнесу разрешается владеть от 49 до 100% катарской компании. В 2019 году в Катаре принят закон, разрешающий стопроцентное иностранное владение компаниями во всех секторах бизнеса. Кроме того, иностранцы могут воспользоваться льготами по налогу на прибыль (от 10% и менее — вплоть до 0%), нулевым подоходным налогом, отсутствием ограничений на вывод прибыли и другими преференциями. Эксперты добавляют в этот список соглашения по отсутствию двойного налогообложения с десятками стран, двусторонние соглашения по защите инвестиций и соглашения о зонах свободной торговли. В частности, Катар выступает основателем Панарабской зоны свободной торговли (PAFTA), также известной как Большая арабская зона свободной торговли.

Решения Страна для жизни и путешествий
Скачать Содержание
Закрыть