От первого лица ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

«Фаст-ВЭД — это быстро, «вкусно», элементарно, дешево»

Фото: Игнат Козлов для РБК
Фото: Игнат Козлов для РБК
О месте и роли международных банков в сегменте внешнеэкономической деятельности (ВЭД) РБК+ рассказал первый вице-президент дирекции корпоративного бизнеса Росбанка Сергей Козелков.

— Как в целом можно оценить текущую ситуацию в сегменте внешнеэкономических сделок? Как она отражается на работе вашего банка?

— Сегодня есть некая эйфория, связанная с восстановлением внешнеторгового оборота страны, где рост за восемь месяцев 2021 года в стоимостном выражении показал существенные 144% год к году, прежде всего за счет повышения цен на сырье и инфляционного компонента. В физическом выражении он практически не изменился. Если посмотреть на структуру внешнеторгового оборота, то, на мой взгляд, здесь все пока очень средне. Мы не видим существенного увеличения количества зарегистрированных в России участников ВЭД. Сейчас, по официальным оценкам, их всего около 93 тыс., при этом активных компаний всего около 75 тыс.

Радует, что растет активность в импорте. По данным Федеральной таможенной службы (ФТС), поставки товаров из стран дальнего зарубежья в РФ в январе—октябре этого года увеличились на 28,3% год к году. Здесь, конечно, следует учитывать рост индекса цен. Среди других драйверов — масштабные государственные инфраструктурные проекты, где динамично растет импорт услуг.

Впрочем, банки являются бенефициарами как раз стоимостного роста сегмента ВЭД. В частности, импорта, особенно интересного для банков с международным участием. Они обладают необходимой инфраструктурой для доступа клиента к удобным и дешевым инструментам сопровождения и финансирования импорта.

У нас существенно вырос портфель торгового финансирования: в этом году зафиксирован исторический рекорд на уровне 255 млрд руб. (рост более 15% год к году). Стабильно высок показатель нашей доли на рынке в импортных аккредитивах, которая держится в зависимости от года на уровне от 11 до 15%. Это очень серьезная цифра с учетом того, что доля Росбанка в активах российского банковского сектора в целом относительно невелика.

— За счет чего растут показатели, если клиентов больше не становится?

— За счет роста спроса на банковские сервисы в сфере ВЭД со стороны существующей клиентской базы. Улучшаются ценовые условия, продуктовое наполнение, повышается уровень ВЭД-грамотности клиентов. И это, кстати, во многом заслуга банков. Важно, что государство идет по пути либерализации соответствующих законов и подзаконных актов. Например, уже сделаны шаги в части ограничений по репатриации валютной выручки. По сути, сейчас у российских компаний есть опция оставлять выручку за рубежом. Наше преимущество как части глобальной финансовой группы Société Générale, в частности, в том, что ее подразделения есть более чем в 65 странах, где мы можем поддерживать клиентов, предоставляя финансовые услуги и открывая счета.

— Чего, в свою очередь, ждут от банков импортеры и экспортеры?

— Рынок ждет от банков расширения продуктовой линейки, которая позволит увеличивать оборот торгового финансирования и комиссионный бизнес по сопровождению ВЭД, в чем, собственно, заинтересованы и банки.

Здесь запрос полностью соответствует ожиданиям любого современного потребителя — нужны простота, скорость, дешевизна, а также красивая и удобная упаковка продукта. Мы даже у себя внутри сформулировали такое понятие, как «фаст-ВЭД», где фаст — это быстро, В — «вкусно», Э — элементарно, Д — дешево. И сейчас стараемся ориентировать своих клиентов на такое «фаст-ВЭД» потребление.

Есть спрос на качество и быстроту проведения расчетных операций, причем в различных валютах. Платежи клиент хочет видеть онлайн и иметь возможность отслеживать их в любой момент. Для этого у нас, в частности, есть специальный сервис GPI Tracker. Далее бизнесу необходимо все, что связано с сопровождением ВЭД: валютный контроль и другие услуги. Также клиент хочет видеть в банке ВЭД-консультанта и сервисы, которые позволили бы ему избежать конкретных ошибок при взаимодействии с регулятором. Чтобы это было недорого, нужна хорошая сетка банков-корреспондентов, доступ к новым платежным сервисам/системам и оптимальные тарифы. Все, о чем я сказал, у нас, в частности, имеется.

— Можно немного подробнее о сервисах, о которых вы упомянули?

— Относительно недавно мы запустили несколько новых удобных сервисов. Один из которых реализован совместно с компанией «Мультисервисная платежная система» (МПС), которая предоставляет участникам ВЭД платежный сервис «Раунд» для оплаты таможенных платежей. В целом расчеты компаний с ФТС России сейчас идут по двум основным каналам: платежные поручения через банки в пользу таможенных органов, а также через операторов таможенных платежей, которые сегодня на рынке предоставляют две компании: «Таможенная карта» (принадлежащая одному из универсальных коммерческих банков) и МПС (является частной компанией). В конечном итоге клиент вправе самостоятельно выбирать наиболее подходящий способ оплаты.

За октябрь текущего года совокупный объем таможенных платежей выглядит следующим образом: доля МПС составляет 28% от общего объема, доля «Таможенной карты» — 14%, оставшаяся часть — прямые расчеты с ФТС России.

Росбанк — крупнейший расчетный центр оператора таможенных платежей МПС (с долей 50%) для других банков-участников и их клиентов и осуществляет перевод денежных средств в Федеральное казначейство. А также является банком — участником обеих платежных систем.

Но что сегодня особенно важно, мы сотрудничаем с МПС не только по расчетам таможенных платежей, но и в части предоставления дополнительных нефинансовых сервисов: например, для компаний, имеющих статус уполномоченных экономических операторов, предлагается витрина данных для предоставления информации таможенным органам на платформе банка. Таким образом, клиент помимо опций выбора тарифов и получения расчетной функции автоматом может получить дополнительный функционал. То есть формируется такой бесшовный путь.

— Что дает участникам ВЭД использование сервисов с таможенными картами?

— Концептуально использование специализированного платежного сервиса позволяет клиенту избежать авансирования на единый лицевой счет и не держать свободные остатки. С учетом того что некоторые банки сейчас платят до 7,5% годовых по остаткам на расчетных счетах, это очень весомый аргумент при выборе способа оплаты таможенных платежей. Дополнительным фактором в пользу платежных систем является возможность получения овердрафта для обеспечения достаточности денежных средств для декларирования товара в праздничные и выходные дни. При использовании таможенных карт клиент платит только транзакционную комиссию в зависимости от среднемесячного объема таможенных оборотов.

При этом мы сейчас делаем все, чтобы платеж мог стать для клиента как можно менее затратной процедурой.

— За счет чего?

— В условиях роста ключевой ставки, как сейчас, появляется возможность получать дополнительный процентный доход по рублевым остаткам, который позволяет субсидировать другие комиссии для привлечения клиентов.

В результате мы можем снижать как себестоимость платежей, так и тарифы для клиентов, а в некоторых случаях можем их даже обнулять. Для понимания: если себестоимость платежа через Банк России сейчас в среднем 11 руб., то в Росбанке она около 4 руб. за счет правильной маршрутизации платежа, использования прямых расчетов с ключевыми банками и опции расчетов на основании реестра.

В части расчетов в иностранных валютах, в том числе экзотических, мы также стремимся снизить себестоимость платежа или необходимой конверсии за счет новых платежных технологий.

Инструменты Импорт и экспорт на удаленке
Скачать Содержание
Закрыть