«У нас преобладает точка зрения, что нельзя все отдавать на откуп рынку»
Материалы выпуска
Страна на экспорт Рынок «У нас преобладает точка зрения, что нельзя все отдавать на откуп рынку» Решения Закон сохранения Решения Золотая середина Инструменты Материальные ценности Инструменты
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«У нас преобладает точка зрения, что нельзя все отдавать на откуп рынку»

Чрезвычайный и полномочный посол Федеративной Республики Германия в России Рюдигер фон Фрич в интервью корреспонденту РБК+ Петру Орехину объяснил успех немецкой экономики.
Фото: Анастасия Цайдер для РБК

— Господин посол, Германию принято называть экономическим локомотивом ЕС. Вы согласны с такой оценкой?

— Есть такое мнение. Но хотел бы подчеркнуть, что наш успех не случился сам по себе. Этому, в частности, способствует структура нашей экономики. Все знают великие имена: Bosch, Siemens, Mercedes. Но 90% дохода в нашей экономике производят малые и средние предприятия, что придает ей большую гибкость. Важно и то, что государство создает благоприятные условия для ведения бизнеса.

У нас преобладает точка зрения, что нельзя все отдавать на откуп рынку, и после окончания Второй мировой войны мы взяли на вооружение модель социального рыночного хозяйства. Именно благодаря защите интересов всех участвующих в экономической деятельности сторон достигается хороший результат.

Есть и другие факторы, которые объясняют успех нашей экономики. Во-первых, это система образования. Например, у нас активно практикуется дуальное образование, когда человек получает общее образование на уровне профессионaльно-технического учи́лища и одновременно с этим осваивает ту или иную профессию на конкретном предприятии. Во-вторых, важным фактором являются инновации, поддержке которых государство уделяет большое внимание. Поэтому даже небольшие компании в Германии в состоянии создавать инновации. В результате у нас один из самых высоких в мире показателей на душу населения в том, что касается количества заявок на патенты. Но, чтобы экономический рост был стабильным, важно постоянно корректировать рамочные условия. Мы, например, в течение последних 15 лет реализовали очень существенные реформы.

— В 2015 году в Германии быи зафиксирован экономический рост, увеличение экспорта, низкая инфляция и высокая потребительская активность, минимальная безработица. Вы чувствуете себя намного лучше, чем многие страны ЕС.

— Мы всячески пытаемся избежать того, чтобы чувствовать себя лучше, чем другие. Я думаю, нам это пойдет только во вред, поскольку мы все в Европе зависим друг от друга. Германия заинтересована не только в том, чтобы экспортировать свою продукцию, но и в том, чтобы открывать производства в других странах, создавать там рабочие места, платить там налоги. Наше благополучие, наш экономический успех во многом являются результатом открытости в Европе. Глобализация и интеграция всем приносят огромные преимущества, в том числе тем странам, которые присоединились к Европейскому союзу за последние 20 лет. Одна Германия не может противостоять существующим вызовам. Именно поэтому мы кровно заинтересованы в региональной интеграции, мы заинтересованы в открытых границах, мы заинтересованы в свободной торговле.

— Германия не жалеет, что, став частью ЕС, потеряла часть своего суверенитета, в том числе финансового?

— В европейской интеграции есть парадоксальный феномен. Мы отдаем часть своего суверенитета, но при этом мы повышаем общий суверенитет. Можно проиллюстрировать это профсоюзным девизом «Вместе мы сильней». Да, мы передали часть своих прав в пользу Европейского ЦБ и в пользу общей валюты, но мы получили существенный выигрыш, став частью общеевропейской экономики. Нашей торговле и экспорту помогает то, что в Европе действует единая валюта. Конечно, в рамках валютного союза могут возникать вызовы и трудности, но мы доказали, что в состоянии успешно отвечать на них. Кстати, интересно было бы собрать подшивку разных прогнозов, которые сулили нам полный крах, но которые не сбылись.

— Насколько, на ваш взгляд, германская экономика устойчива к таким стрессам, как проблемы Deutsche Bank или Volkswagen?

— Одна из традиционных основ нашего успеха — популярность лейбла Made in Germany, а Volkswagen и Deutsche Bank — это имена, которые символизируют германскую экономику. Сейчас перед этими предприятиями действительно стоят очень серьезные вызовы, над преодолением которых работают обе компании. Но я еще раз хочу повторить, что наша экономика опирается на малый и средний бизнес, поэтому она весьма устойчива и проблемы отдельных фирм вряд ли ее пошатнут. Что касается банковского сектора, то ЕС сделал выводы из кризиса 2008 года и провел реформы в области рамочных условий. И мы можем быть в достаточной степени уверены, что повторения тех событий не будет.

— Насколько успешно, на ваш взгляд, ЕС и Германия справятся с миграционным кризисом?

— Приток беженцев в Европу является вызовом, которого по своим масштабам не было очень давно. Мы в состоянии успешно решить эти проблемы, если будем опираться на три принципа. Прежде всего это вопрос гуманитарной сферы, нашего обязательства помогать людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Второе. Поскольку ЕС — это сообщество, решать эти вопросы нам необходимо на принципах солидарности. Ну и третье — надо устранить причины, которые привели к нынешнему кризису. Поэтому важно использовать шанс на урегулирование ситуации в Сирии мирным путем с помощью политического процесса. Для этого все, кто играет там существенную роль, включая Россию, должны работать вместе. Таким же образом мы должны поступать и с теми причинами, которые вызывают потоки беженцев из других регионов мира. Но, безусловно, очень важно делать разницу между теми людьми, которые бегут к нам от репрессий, и теми, кто приезжает к нам исключительно по экономическим соображениям. Если мы будем делать это различие, то найдем понимание и у нашего населения, среди которого впечатляюще много тех, кто по собственной инициативе оказывает помощь беженцам.

— Как бы вы охарактеризовали нынешний уровень экономического взаимодействия наших стран? Прошлый год был не очень позитивным — торговый оборот между Россией и Германией сократился более чем на треть.

— Позвольте вначале произнести своего рода мантру: альтернативы хорошим германо-российским взаимоотношениям нет. Есть, конечно, целый ряд политических проблем, связанных с тем, что, с нашей точки зрения, были нарушены определенные правила, о которых мы в свое время договорились. Но это не должно мешать сотрудничеству в тех сферах, которые не подпадают под действующие ограничения. Что касается сокращения торгового оборота, то оно скорее связано с тем, что российская экономика находится в трудной фазе, а не с политическими сложностями. При этом, несмотря на все сложности, в прошлом году германскими предприятиями были сделаны очень серьезные инвестиции в Россию. Из моих бесед с германскими бизнесменами, работающими в России, можно сделать важный вывод: они всеми силами будут стараться удержаться на российском рынке. Поэтому мы поддерживаем многие инициативы и проекты германских предприятий. У нас очень успешная, активная Внешнеторговая палата, которая работает в России. Государственная организация Germany Trade & Invest наблюдает в том числе и за ситуацией в России и дает рекомендации германским предприятиям, которые хотят открыть здесь свой бизнес или уже ведут его. Также она снабжает российские предприятия информацией об инвестиционных условиях в Германии. Мы проводим встречи по экономической тематике, организуем платформы для предпринимателей, то есть пытаемся делать все для того, чтобы обеспечить хорошее развитие двусторонних экономических отношений.

— Какие отрасли, проекты наиболее интересны для германского бизнеса в России?

— Нельзя сказать, что у нас есть какая-то специализация. Но одну отрасль, в которой у нас есть большая заинтересованность, я бы все же назвал. Это вся сфера развития инфраструктуры в России, в том числе в связи с проведением чемпионата мира по футболу в 2018 году.

— В феврале в России с официальным визитом побывал премьер-министр Баварии Хорст Зеехофер, намечен еще один визит баварского руководства, создана рабочая группа по формированию двусторонних торгово-экономических отношений. Возможны ли аналогичные контакты с руководством других земель?

— Назову вам интересную цифру. В списке крупнейших торговых партнеров России Германия занимает второе место, а если посчитать Баварию отдельно, то она расположилась бы на 11-ой позиции. Это демонстрирует, насколько важно то, что земли сами заботятся о развитии экономики. Мы, как посольство, со своей стороны сопровождаем эту деятельность, делаем все, для того чтобы ей содействовать. В этом году предстоит ряд визитов премьер-министров других земель: Тюрингии, Нижней Саксонии, Мекленбурга — Передней Померании. Они представят здесь инициативы, которые могли бы быть интересны и полезны для развития экономики той или иной федеральной земли и России.