Инновации ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Система для сердца

Фото: Reuters
Фото: Reuters
Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в России позволят снизить программы ранней профилактики и современные методы консервативной терапии и хирургических вмешательств.

Болезни сердца и сосудов утвердились в качестве главной причины смерти к 1960-м годам прошлого века, потеснив инфекционные заболевания, распространенность которых резко сократилась благодаря вакцинации, появлению антибиотиков и улучшению санитарных условий. Жизнь человека стала длиннее, а изменения в образе жизни послужили толчком к развитию атеросклероза и его последствий: инфаркта и инсульта.

Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ)  — до сих пор главный убийца населения планеты. По информации ВОЗ, в 2016 году от ССЗ умерли 17,9 млн человек, что составило 31% всех случаев смерти в мире. 85% этих смертей произошло в результате инфаркта и инсульта. К 2030 году, по прогнозу ВОЗ, смертность от сердечно-сосудистых болезней составит 22,3 млн человек, или 32,7% всех случаев смерти в мире.

При этом, подчеркивают эксперты организации, в 2017 году не менее 75% смертей от ССЗ произошло в развивающихся странах, в большинстве которых этот показатель продолжает расти. Чем благополучнее страна, тем показатели смертности ниже: даже в Европейском союзе, по данным отчета Европейской сети по изучению сердца (2017), показатели сильно разнятся: смертность на 100 тыс. человек от ишемической болезни сердца (ИБС) составляет от 77 мужчин и 32 женщин во Франции до 700 мужчин и 429 женщин в Литве. От инсульта во Франции из каждых 100 тыс. мужчин умирают 53, а в Румынии — 353.

Массовые программы профилактики ССЗ в Финляндии, например, позволили еще в начале 2000-х годов снизить смертность от ИБС на 80%, отмечает член правления Российского общества кардиологов, эксперт Лиги здоровья нации профессор Мехман Мамедов. Причем 60% успеха были обеспечены именно первичной профилактикой: здоровой диетой с низким уровнем соли и насыщенных жиров, отказом от курения, увеличением физической активности.

В США, например, по данным Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC), в 2016 году смертность на 100 тыс. населения составила: от ИБС — 165,5 случая, от инсульта — 37,3 случая. В Америке после пика в 1968 году смертность от болезней сердечно-сосудистой системы неуклонно снижалась, и уже к 2014 году в 22 штатах главной причиной смерти стали онкологические заболевания. Сердце — основная причина смерти в штатах с низким уровнем дохода, отмечают авторы исследования «Социально-экономические различия в эпидемиологическом переходе от сердечно-сосудистых заболеваний к раку как ведущей причине смерти в США: 2003–2015» медицинского факультета Стэнфордского университета (Калифорния).

Российская болезнь

В России показатели уровня смертности от ССЗ тоже сильно разнятся в зависимости от региона и возможностей системы здравоохранения, говорит Мехман Мамедов: в крупных городах, например, налажена круглосуточная и доступная помощь, созданы сосудистые центры, оказывающие высокотехнологичную помощь населению.

Но во многих регионах, продолжает Мехман Мамедов, отсутствуют, например, современные методики тромболизиса (введения в сосуд специальных ферментов, растворяющих тромб) и экстренной интервенционной помощи, в частности стентирования, нарушаются этапы лечения, реабилитации и профилактики ИБС. На догоспитальном этапе службы скорой помощи тромболизис проводят лишь примерно в 5% случаев, в стационарных условиях — не более чем в 15% случаев.

«У бригад скорой помощи недостаточно опыта работы с современными тромболитическими препаратами, кроме того, высока их стоимость», — объясняет Мехман Мамедов.

В целом Россия занимает одно из лидирующих мест в мире по уровню смертности от болезней сердца и сосудов. По данным Росстата, в 2017 году ССЗ, и в первую очередь осложнения ишемической болезни сердца, стали причиной смерти 858 тыс. человек. В общей структуре смертности это составило около 47%. По данным Минздрава РФ, на сегодняшний день смертность от болезней системы кровообращения составляет 565 случаев на 100 тыс. населения. Больничная летальность от инфаркта (острого коронарного синдрома; ОКС)  — 12,5%, от инсульта (острого нарушения мозгового кровообращения; ОНМК)  — 18,4%.

Серьезная проблема — отсутствие восстановительного лечения в реабилитационных центрах и санаториях, а также лекарственного обеспечения пациентов после сердечно-сосудистых инцидентов.

Остаться в живых

Реализация федерального проекта «Борьба с сердечно-сосудистыми заболеваниями» принятого в сентябре этого года нацпроекта «Здравоохранение» должна снизить к 2027 году смертность от ССЗ на 23,4%, до 450 случаев на 100 тыс. населения. Больничная летальность от ОКС должна сократиться до 8%, от ОНМК — до 14%. Доля высокотехнологичных рентгенэндоваскулярных вмешательств в лечебных целях, проведенных больным с ОКС, должна вырасти с 39,5 до 60%.

Задача-максимум — подключить к решению проблемы большинство регионов страны, чего до сих пор добиться не удавалось. Планируется разработать 85 региональных программ борьбы с ССЗ, переоснастить сеть сосудистых центров, в том числе оборудованием для проведения рентгенэндоваскулярных методов лечения и ранней медицинской реабилитации, организовать систему профилактики развития заболеваний и их осложнений у пациентов высокого риска и ликвидировать кадровый дефицит в отрасли.

Системная первичная и вторичная профилактика осложнений ИБС, в том числе острого коронарного синдрома, повышение эффективности оказания медпомощи и мониторинг некоторых демографически-статистических показателей даже в условиях умеренного финансирования могут существенно снизить заболеваемость и смертность, считают в Российском обществе кардиологов.

Правда, как заявила недавно на правительственной комиссии по региональному развитию глава Минздрава России Вероника Скворцова, «нацпроект все проблемы, существующие в здравоохранении, с учетом обветшалой инфраструктуры не решит».

Технологии профилактики

Доступ к высокотехнологичной медицине может оказать существенное влияние на развитие ССЗ и уровень смертности от болезней сердца и сосудов. По данным Центра по контролю и профилактики заболеваний США, опыт 15 развитых стран в борьбе с ССЗ показал, что около 47% снижения смертности от ССЗ связано с новым лекарственным и хирургическим лечением: реваскуляризацией (восстановлением нормального кровоснабжения) после инфаркта миокарда, лечением сердечной недостаточности, операциях при ИБС и др. Доля стандартных профилактических методов в снижении смертности — снижение уровня холестерина в крови за счет изменения питания, нормализации артериального давления, отказа от курения и т.п. — составляет 44%.

Пока же основной упор в странах с развитой системой здравоохранения делают на раннее выявление и предупреждение заболевания в группах риска, говорит заведующий центром кардиохирургии Дальневосточного федерального университета, член Королевского общества хирургов Эдинбурга профессор Виталий Сорокин: «Появление новых маркеров заболеваний сердечно-сосудистой системы и новых скрининговых программ — основной тренд на доклиническом этапе». Когда пациент здоров, но у него есть предрасположенность к определенному заболеванию, фармпрепараты позволяют его предотвратить.

В России серьезным шагом для реализации первичной профилактики стало восстановление диспансеризации, говорит Мехман Мамедов.

Степень выявления ССЗ при диспансеризации в 3,5 раза выше, чем при самостоятельном обращении граждан. В этом году, по данным Минздрава, благодаря новому порядку диспансеризацию должны пройти не менее 63% населения (в 2015-м — 23%).

Персонализация медицины, считает заместитель начальника научно-образовательного центра Центральной клинической больницы РАН (ЦКБ РАН) д.м.н. Евгений Аверин, повысит эффективность раннего выявления коронарных заболеваний, а также прогнозирование рисков ССЗ событий у пациентов с ИБС. В ЦКБ РАН стартует испытание методики определения кровоснабжения и жизнеспособности миокарда в покое и при фармакологическом стрессе с использованием позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) миокарда с рубидием-82. Исследование позволяет визуализировать состояние миокарда и количественно оценить миокардиальный кровоток. Технология может стать золотым стандартом в отборе пациентов для высокотехнологичных кардиохирургических вмешательств с прогнозируемой максимальной эффективностью, говорит Евгений Аверин: «Наиболее ценным этот метод будет у лиц с повышенной профессиональной ответственностью (пилотов самолетов, военнослужащих и т.п.), не имеющих четких клинических проявлений коронарной болезни сердца».

Развитие в стране телемедицинских технологий позволит предупреждать осложнения у хронических пациентов, говорит директор Института биологии и биомедицины Университета Лобачевского, вуза — участника проекта «5–100», Мария Ведунова. Методы дистанционного наблюдения с помощью носимых цифровых устройств, которые улавливают самые незначительные отклонения от нормы и передают данные о состоянии пациента в режиме реального времени в единую электронную систему, уже активно применяются в Европе и проходят пилотные испытания в России.

Мотивировать на жизнь

Если не изменится отношение граждан к собственному здоровью, даже передовые технологии диагностики и лечения не смогут радикально изменить ситуацию, считает профессор Сеченовского университета Дмитрий Напалков. Если в каких-то областях можно ликвидировать отставание, построив новые клиники с высокотехнологичным оборудованием, то все, что касается склонности к образованию тромбов, свойств крови, ее биохимического состава, во многом определяется образом жизни и питанием, добавляет Мария Ведунова.


Спастись малой кровью

В лечении ССЗ все большее место занимают малоинвазивные хирургические методы.

Малоинвазивные вмешательства проводятся через небольшие разрезы или проколы сосудов (на руке или бедре), они менее травматичны для пациента и снижают нагрузку на организм за счет меньшей кровопотери, объясняет заместитель директора по инновационной деятельности НИИ кардиологии Томского национального исследовательского медицинского центра РАН профессор Шамиль Ахмедов.

Малоинвазивные технологии широко применяются в лечении ИБС (процедура баллонирования и стентирования коронарных артерий), сложных аритмий сердца (катетерные процедуры). При злокачественной гипертонической болезни, которая не лечится консервативно, технологии позволяют проводить операцию шунтирования сосудов сердца через миниатюрный разрез в 5 см, рассказывает заведующий центром кардиохирургии Виталий Сорокин. Гибридные процедуры, когда операция через прокол сосуда или грудной стенки сочетается с открытой мини-операцией, по его словам, также проходят с минимальной травмой.

Рентгенэндоваскулярные вмешательства — манипуляции в полости сосуда с помощью катетера и рентгенографических и ультразвуковых способов контроля — в pападных странах достигают доли 75–85%. Российским врачам, согласно плану федерального проекта, еще только предстоит нарастить долю высокотехнологичных процедур до 60%.

Новое направление в медикаментозном лечении сердечно-сосудистых заболеваний — липидоснижающая терапия ингибиторами PCSK9 (печеночный фермент, играющий важную роль в обмене холестерина). Этот класс лекарств относится к моноклональным антителам — белковым соединениям, вырабатываемым иммунными клетками, в настоящее время разрабатываются по меньшей мере шесть таких препаратов. «По предварительным данным добавление ингибитора PCSK9 к статину позволяет статистически достоверно снизить частоту развития инфаркта, инсульта и нестабильной стенокардии», — говорит главный иммунолог-аллерголог министерства здравоохранения Московской области, профессор-консультант БФУ им. И. Канта Андрей Продеус.

Все более заметное место в лечении ССЗ занимает регенеративная медицина, говорит директор Высшей медико-биологической школы Южно-Уральского государственного университета Вадим Цейликман: «Появились эффективные технологии лечения тяжелых пациентов с ИБС и хронической сердечной недостаточностью, которые вчера еще были обречены». Эти технологии носят название «Терапевтический ангиогенез» и подразумевают тактику стимуляции образования новых кровеносных сосудов в органе или ткани.

К разработкам будущего можно отнести продукты и методы тканевой инженерии, которые используют клеточные технологии и медленно рассасывающиеся материалы из полимолочной кислоты, говорит Шамиль Ахмедов. Сегодня благодаря этим методам хирурги в эксперименте могут вшить искусственный кровеносный сосуд, который проведет в организме до полутора лет, но по мере его рассасывания искусственно вживленные клетки будут замещаться клетками организма пациента.

ерспективными в медицине эксперт считает использование нанотехнологий в лечение атеросклероза: «Совместно с Томским политехническим университетом мы разработали новый углеродсодержащий наноматериал, который в эксперименте показал, что может взаимодействовать с атеросклеротическими бляшками». В 2017 году команда разработчиков получила международный патент на эту технологию. Исследования в области ССЗ также развиваются в области иммунокоррекции инфекционных заболеваний, говорит профессор Высшей медико-биологической школы ЮУрГУ Александр Зурочка. По его словам, появились предположения о связи развитие атеросклероза (атеросклеротических бляшек) с влиянием на стенки сосудов вирусов и бактерий.

Прорыва в кардиологии ждут с развитием технологий редактирования генома, которые позволят предотвращать болезни сердца и сосудов.

Компетенция «Нужны законодательные меры для очищения рынка от теневых косметологов»
Скачать Содержание
Закрыть