Проверка на экологичность
Материалы выпуска
Проверка на экологичность Рынок «Зеленые» технологии — новое конкурентное преимущество компаний» Инновации Косметика без следа Инструменты
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Проверка на экологичность

За время своего существования понятие «устойчивое развитие» эволюционировало от списка целей до системы конкретных технологий, показателей и сертификатов. «зеленые» стандарты приживаются и в России.
Фото: Getty Images Russia

Устойчивая компания — это компания, которая гарантирует, что ее коммерческая деятельность не оказывает негативного влияния на людей, общество, окружающую среду и экономику, говорится в докладе Глобального договора ООН, посвященного внедрению целей устойчивого развития (ЦУР) в бизнес-модели (2017 год). «Акцент делается на создании ценностей, которые отвечают не только интересам бизнеса, но и общества. Помимо этого социально ответственные компании постоянно создают новые бизнес-модели и инвестируют в технологии, продукты и услуги, которые оказывают положительное влияние на устойчивое развитие», — отмечают авторы доклада.

Устойчивое развитие играет все более значимую роль как на уровне стран, так и в деятельности компаний, говорит старший научный сотрудник РАНХиГС Татьяна Ланьшина. По словам экспертов, к настоящему времени около ста государств опубликовали национальные доклады о реализации целей устойчивого развития, некоторые страны сделали это дважды. В 2020 году свой доклад должна представить Россия. Однако стран, которые уже выполнили ЦУР, в мире нет.

В настоящее время Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) разрабатывает статистический показатель, который будет отслеживать число компаний, публикующих отчеты по устойчивому развитию. «Отчеты по устойчивому развитию регулярно публикуют более 85% компаний из списка S&P500. Для сравнения: в 2011 году таких компаний было лишь 20%. Однако статистики для всего мира пока нет, — объясняет Татьяна Ланьшина. — В корпоративном секторе продвижение идей ЦУР происходит прежде всего в рамках Глобального договора ООН, эта инициатива объединяет уже 13 тыс. организаций более чем в 150 странах».

Теперь и в России

Информации о российских устойчивых компаниях еще меньше. По данным Института исследований развивающихся рынков бизнес-школы «Сколково», в котором приняли участие 30 транснациональных компаний, работающих в России, большинство успешных кейсов внедрения принципов устойчивого развития и «зеленых» технологий приходится на усилия отдельных компаний в этой области и не носит пока массовый характер. Тем не менее исследование, проведенное компанией Global Compact Russian Network в 2018 году, показывает, что стремление стать устойчивыми у российских игроков существует. Среди представителей 78 компаний, работающих в России и принявших участие в исследовании, 41% называют приобщение к «принципам устойчивости» возможностью связать основную деятельность и внедрение инноваций с потребностями общества, 31% считают, что это помогает выйти на новые рынки и усилить социальное влияние, для 23% — это повод улучшить свою репутацию. Согласно тому же исследованию, крупный бизнес в России реализует свое стремление к устойчивости, вкладывая деньги и силы в инновации и новые ресурсосберегающие технологии, а также в снижение негативного воздействия на окружающую среду и климат.

Новые стратегии

По мнению эксперта по циклической экономике, организатора русскоязычного кластера глобального фестиваля прорывных инноваций (Disruptive Innovation Festival) Марии Жевлаковой, сокращение использования ресурсов и очистка сточных вод — это еще не идеальное «зеленое» производство. Она полагает, что важен кардинальный пересмотр подхода к производству продукции, и в качестве примера приводит системный подход, принятый десять лет назад на британском заводе British sugar. Компания решила, что отходы производства обходятся ей слишком дорого. В результате переосмысления проблемы почву, которую смывают при чистке сахарной свеклы, перестали сбрасывать в очистные воды, а стали накапливать в прудах, а затем извлекать и продавать фермерам. Мелкие камни, которые также смывали со свеклы, стали продавать строителям дорог. Известняк, использованный при очистке сахарного сиропа, начали продавать как удобрение, а свекольный жмых пошел на корм животным. Кроме того, компания пустила в дело СО2, который выделяется на производстве. Его направили в теплицы, где растут помидоры. В итоге в течение десяти лет завод по производству сахара из свеклы также занял 10% британского рынка помидоров.

Не все производства в равной степени поддаются процессу экологизации, важнее всего — изменить сам подход. «Допустим, мы меняем обычную лампочку на энергосберегающую или LED-светильник. Но при этом вместо одной лампочки у нас в помещении горит сто, потому что так светлее и мы теперь можем себе это позволить. То же самое касается воды. Завод сокращает потребление воды на единицу продукции. Но производство при этом растет, значит, и воды мы тратим не меньше», — объясняет Мария Жевлакова необходимость откорректировать стремление корпораций наращивать производство и потребление. Чтобы избежать очевидного противоречия экономии ресуров и цели заработать, нужно, чтобы производитель продавал не продукт, а услугу.

Например, этим путем развивается компания Philips. Она не просто продает осветительные приборы, но предлагает решения по освещению объектов. Теперь производитель заинтересован, чтобы одна лампочка работала как можно дольше и экономнее, потому что он будет получать плату за организацию освещения.

Пересматривает представление о бизнесе и один из мировых лидеров «зеленого» производства IKEA. Шведская компания намерена сдавать в аренду предпринимателям и компаниям столы, стулья и кухни. Пилотный проект должен в ближайшее время заработать в Швейцарии, его цель — сместить акцент в стратегии компании с того, чтобы больше производить, на то, чтобы продукция была более надежной и долговечной.

Новые подходы к бизнесу обусловили появление новых типов сертификации.

Например, Cradle 2 Cradle (C2C)  — «от колыбели к колыбели» (термин был предложен швейцарским архитектором Уолтером Р. Стахелем в 1970 году). Такая сертификация подразумевает, что на этапе разработки продукта предприниматель проектирует возможности для использования сырья в производстве снова и снова, то есть для замыкания цикла и переработки продукта. Подход C2C уже использует при создании новых джинсов третий в мире производитель денима — G-star Row. При производстве не используются опасные химикаты, внедрен замкнутый цикл использования воды, кроме того, такие джинсы можно переработать.

Впрочем, консультант Экологического союза Санкт-Петербурга, специалист по сертификации LEED AP, LEED AP BD+C Андрей Кузнецов полагает, что сертификация C2C подходит только для гигантских вертикально и горизонтально интегрированных корпораций. Только у них есть возможность создать замкнутый цикл производства. По мнению Андрея Кузнецова, огромная сложность возникает со сбором пришедшей в негодность продукции, так как поставки чаще всего осуществляются по всему миру. «Замкнутый цикл — механизм, близкий к идеальному. Но нельзя сказать, что он подходит для всего, что производят компании, — объясняет он. — Драйвером для внедрения «зеленых» производств и стандартов должно стать государство, только тогда рынок ожидает бурный рост. И пока в России не действует механизм «зеленых» госзакупок, экологизация производств не будет иметь достаточно стимулов».

Как отмечают аналитики Московской школы управления «Сколково», чистое производство в России также тормозят все еще низкий потребительский спрос на продукцию, произведенную экологичным способом, дефицит механизмов внешнего финансирования, нехватка поставщиков, дороговизна технологий и преобладание краткосрочного планирования.


Чистые кейсы

Из российских компаний активно продвигает свою «устойчивость» компания Splat. Ее фабрика сертифицирована по международному экологическому стандарту ISO 14001. Фабрику проектировали по принципу капсулы, чтобы добиться высокого уровня теплоизоляции и тем самым снизить потребление энергии. Действуют многоступенчатая система очистки воздушных выбросов и система очистки ливневых, производственных и бытовых вод. Компания перешла на биоразлагаемую упаковку своих товаров и увеличила процент вторичной переработки отходов от производства до 80%.

Международная компания L'Oréal запустила в России новую часть завода в Калужской области, который получил сертификат LEED v4 уровня Platinum от Американского совета по «зеленому» строительству. Это наивысший уровень оценки экологичных методов проектирования, строительства и организации производства. На заводе, например, 95% используемой воды — для мытья оборудования и уборки — очищается и используется повторно. Кроме того, 47% отходов отправляется на сжигание и получение энергии, остальные отходы либо используют повторно, либо перерабатывают.

Глобальной стратегии устойчивого развития придерживается и компания Mars. Как сообщили РБК+ в компании, золотой сертификат LEED есть у московского офиса Mars, кондитерской фабрики в Ступино, а также у фабрики по производству кормов для домашних животных в Ростовской области. Серебряному сертификату LEED соответствует фабрика по производству кормов для домашних животных в Мирном в Ульяновской области. На фабрике в Ростове, например, специальные мембраны на крышах строений лучше отражают солнечные лучи и тем самым экономят затраты на охлаждение помещений.

«Зеленые» технологии внедряет на своих фабриках в России IKEA. Установлены магистральные пурифайеры, которые очищают воду в магистральном водопроводе. На предприятии IKEA в Нижнем Новгороде установлен электростатический фильтр WESP, самая передовая из ныне существующих технологий очистки воздуха от частиц, образующихся в процессе сушки древесной щепы. На финальной стадии подготовки к вводу в эксплуатацию находится проект «Сушилка и энергоустановка». Эта современная система мощностью 87,5 МВт будет работать на биомассе и полностью обеспечит предприятие тепловой энергией с нейтральным уровнем эмиссии углерода.