Фундамент для немецкой устойчивости
Материалы выпуска
Фундамент для немецкой устойчивости Инструменты «Немецкие компании были, есть и будут чемпионами локализации в России» Рынок «Германо-российское сотрудничество по экологии — одно из самых успешных» Инновации «Отношение бизнеса к экологии изменилось на глобальном уровне» Решения Образование с двойной защитой Компетенция
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Фундамент для немецкой устойчивости

Стабильный рост ВВП, снижение безработицы и преобразование энергетики делают Германию одним из мировых лидеров в реализации стратегии устойчивого развития. Главный вызов для крупнейшей экономики ЕС — дефицит рабочих рук.
Фото: Getty Images Russia

Германия входит в число стран — лидеров по продвижению стратегии устойчивого развития на глобальном уровне через структуры Евросоюза и ООН. По индексу целей устойчивого развития 2018 года (SDG Index) страна занимает четвертое место, уступая только Швеции, Дании и Финляндии. Таковы оценки экспертов международного Фонда Бертельсмана (Bertelsmann-Stiftung, штаб-квартира в Германии) и UN Sustainable Development Solutions.

Каждое немецкое правительство начиная с 2002 года включает 17 целей устойчивого развития (ЦУР) ООН в свою работу, рассказывает руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов. В 2017 году была утверждена последняя редакция базирующейся на этих целях национальной стратегии устойчивого развития, которая является руководством к действию для всех уровней государственного управления. Сейчас на повестке дня новая промышленная политика ЕС, которую лоббирует Германия. Она связана с развитием цифровых технологий, искусственного интеллекта, использованием возобновляемых источников и накопителей энергии, пространственным развитием.

Приверженность политике устойчивого развития дает результаты: в период с 2008 по 2018 год экономика Германии только один раз уходила в рецессию — в 2009 году, в период острой фазы глобального кризиса, ВВП страны снизился на 5,6%, сообщает Eurostat. Но уже в следующем году экономика вернулась к восходящему тренду — ВВП вырос на 4,1%. А спустя три года после кризиса ФРГ продемонстрировала завидную устойчивость: когда ЕС и еврозона оказались в минусе, немецкая экономика прибавила еще половину процентного пункта и в 2018-м ВВП вырос на 1,4%.

Германия отличается от многих других стран ЕС и еврозоны стабильными государственными финансами. Последние десять лет объединенная Европа имеет хронический дефицит бюджета, в то время как ФРГ сводит бюджет с профицитом с 2014 года. Кроме того, немцы сумели снизить уровень госдолга с пикового значения 81% ВВП в 2011 году до 63,9% ВВП в 2017-м. Это намного ниже среднего показателя по странам зоны евро и всем 28 членам ЕC, где он превышает 81% ВВП. И это наиболее близко к показателям, которые зафиксированы в стратегии устойчивого развития ООН, где говорится, что к 2030 году долг государств, претендующих на признание их развития устойчивым, должен быть снижен до 60% ВВП.

Безработица в Германии уже несколько месяцев, по оценке немецких статистиков, держится на уровне 5%, а по оценкам Eurostat, сделанным по другой методике, в 2018 году ее уровень составлял 3,4% — ниже только в Чехии и Исландии.

Газ и ВИЭ вместо угля и АЭС

Важной частью экономической стратегии Германии стали кардинальные преобразования в энергетике.

В конце прошлого года в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия закрылась последняя каменноугольная шахта Prosper-Haniel. Часть немецкой истории подошла к концу, констатировал тогда президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер.

Закрытие угольных шахт, как и отказ от атомной энергетики, является частью стратегии устойчивого развития. Один из ключевых пунктов — увеличение использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Германия ставит задачу повысить долю электроэнергии из ВИЭ в валовом потреблении как минимум до 50% к 2030 году и до 80% к 2050-му.

Консультант компании Vygon Consulting Екатерина Колбикова напоминает, что до конца 2022 года планируется закрыть семь действующих сегодня немецких АЭС, а к 2038 году завершить работу всех угольных ТЭС. По оценкам российских экспертов, в 2022 году доля ВИЭ в выработке энергии увеличится до 52,5% (в 2018-м этот показатель составил 40,4%). Правила игры в этой сфере энергетики недавно реформированы: введена система тендеров для новых объектов ВИЭ, с 2017 года госсубсидии получают только наименее затратные проекты.

Одновременно власти готовят меры, стимулирующие снижение потребления электроэнергии и моторного топлива, цены на которые неуклонно растут.

В то же время, по словам Екатерины Колбиковой, возрастет потребность в газе — ВИЭ не смогут заместить выбывшие угольные и атомные станции, из-за чего доля газовой генерации вырастет с 8% в 2018 году до 20% в 2022-м. Это хорошая новость для России, которая является основным поставщиком природного газа в ФРГ.

Требуются сотрудники

Один из наиболее актуальных вызовов, которые приходится отражать экономике Германии, — нарастающая нехватка рабочих рук. И в 2020 году в стране должен вступить в действие закон о либерализации миграционных правил для рабочей силы, который призван помочь в решении этой проблемы.

По оценке Фонда Бертельсмана, стране необходимо привлекать ежегодно по 260 тыс. квалифицированных мигрантов до 2060 года. Эксперты фонда подсчитали, что из-за старения населения количество людей в трудоспособном возрасте к этому сроку может сократиться на треть от текущего уровня, который составляет около 83 млн человек.

В исследовании отмечается, что другие страны Евросоюза могут обеспечить приток менее половины необходимых трудовых мигрантов. Чтобы решить проблему, миграционное законодательство будет скорректировано с учетом обеспечения притока рабочей силы из стран за пределами ЕС. Также есть предложения изменить правила таким образом, чтобы беженцы, претендовавшие на политическое убежище и не получившие его, но длительное время живущие в ФРГ и при этом имеющие работу, смогли бы получить вид на жительство не как беженцы, а как трудовые мигранты, говорит завсектором науки и инноваций ИМЭМО РАН Наталья Тоганова.

Эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер отмечает, что все крупные государства рано или поздно приходят к тому, чтобы либерализовать миграционное законодательство для балансировки рынка труда и поддержания роста экономики. Теперь в их числе будет Германия. Он полагает, что хорошие перспективы на немецком рынке будут иметь, в частности, украинцы. Многие уже работают сейчас в Польше и других странах ЕС, и им будет проще адаптироваться к местным требованиям, чем переселенцам из стран Азии и Ближнего Востока. Для их привлечения на Украине и в других странах будет организовано обучение немецкому языку с помощью Гете-Института.

Не все верят в то, что либерализация миграционного законодательства поможет решить основную проблему — ликвидировать или хотя бы снизить дефицит программистов, инженеров и других квалифицированных специалистов. Германия пока проигрывает конкуренцию с такими странам, как США, в привлечении квалифицированных иностранцев, констатирует Владислав Белов. Для восполнения недостатка в таких кадрах понадобятся дополнительные меры.