«Большинство покупателей долгосрочных СПГ-контрактов — японские компании»
Материалы выпуска
Японский рецепт производительности Компетенция «Регионы играют большую роль в расширении связей с Россией» Инструменты «Большинство покупателей долгосрочных СПГ-контрактов — японские компании» Инновации Активное долголетие Инструменты «Начинать сотрудничество японцы готовы через проверенных людей» Инновации «Наши решения должны быть одинаково благоприятны для всех» Компетенция
Инновации
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Большинство покупателей долгосрочных СПГ-контрактов — японские компании»

О тенденциях рынка СПГ, опыте крупнейшего проектного финансирования в России и пути постоянного совершенствования РБК+ рассказал главный исполнительный директор «Сахалин Энерджи» Роман Дашков.
Фото: Пресс-служба

— Компания первой в России десять лет назад построила и ввела в эксплуатацию завод по производству сжиженного природного газа (СПГ). Насколько сегодня изменился рынок СПГ?

— Мы живем в эпоху сверхскоростей. За последние десять лет глобальный рынок СПГ осуществил настолько гигантский количественный и качественный скачок в своем развитии, что его можно охарактеризовать не иначе как революционный рост и масштабная трансформация.

СПГ пришел к покупателям в новых странах, в мире стабильно растет его потребление. В силу перехода к «чистым» источникам энергии все больше государств и регионов направляют свои энергетические политики на замещение угля и нефтепродуктов природным газом.

Естественно, увеличилось и производство СПГ, произошла сланцевая революция в США, на всех континентах (кроме Антарктиды) строятся новые мегапроекты и расширяются мощности существующих. Рынок становится конкурентным, ликвидным и диверсифицированным.

При этом изменения коснулись технологий добычи углеводородов, производства и транспортировки СПГ, энергетической инфраструктуры и географии поставок, условий контрактования и ценообразования, финансирования проектов, трейдинга и страхования рисков, регулирования коммерческих отношений.

Наш проект изначально ориентирован на крупнейший рынок СПГ в мире — рынок Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Порядка 60% нашего торгового портфеля СПГ приходится на покупателей Японии, 25% — на Тайвань, 17% — на Южную Корею, оставшуюся часть СПГ мы реализуем нашим китайским покупателям. При этом доля нашей компании в импорте СПГ в Японию составляет более 8%, а в отдельных префектурах и выше. Например, в Хиросиме, где мы выступаем основным поставщиком СПГ, она превышает 50%, что возлагает на нас особую ответственность в отношении надежности поставок.

Обладая эффективной нефтегазовой производственной, логистической и транспортной инфраструктурой, «Сахалин Энерджи» имеет прекрасные возможности для расширения производства и экспорта углеводородов в нашем регионе.

— Япония и Южная Корея многие десятилетия в совокупности обеспечивали около 70% мирового потребления СПГ. Что будет влиять на потребность этих стран в СПГ и изменится ли структура потребления в целом?

— В первую очередь стоит обратить внимание на официальную энергетическую политику этих государств, определяющую ключевые направления развития энергетики, в том числе курс на либерализацию рынка и расширение энергетической инфраструктуры, включая газовую. Кроме этого в отсутствие собственных источников углеводородного сырья японские электрогенерирующие и газовые компании диверсифицируют портфель инвестиционных проектов по добыче, переработке, сжижению природного газа. А главное, Япония намерена создать условия для формирования на своей территории центра азиатской торговли СПГ — СПГ-хаба.

Говоря о стратегии Южной Кореи и Тайваня, следует прежде всего отметить стремление обоих государств максимально сократить использование менее экологичных источников энергии (угля, атомной энергетики) и заместить такие источники энергией СПГ.

— Какова роль японских инвесторов в проекте, это обеспечивает компании долгосрочные контракты?

— Безусловно, наличие в составе акционеров «Сахалин Энерджи» крупнейших японских промышленно-торговых групп Mitsui и Mitsubishi способствовало прямому выходу на японский рынок СПГ, повысило солидность, узнаваемость и доверие к проекту на японском рынке как со стороны весьма консервативных японских покупателей СПГ, так и финансовых институтов.

Проект «Сахалин-2» осуществляется на основе проектного финансирования от японских банков. Договор о проектном финансировании — кстати, один из крупнейших в России — позволил профинансировать и завершить строительство, испытания и ввод в эксплуатацию инфраструктуры второго этапа проекта.

Как правило, структура и условия проектного финансирования СПГ-проектов напрямую зависят от наличия долгосрочных контрактов на поставку СПГ. Поскольку большую часть покупателей долгосрочных контрактов на поставку СПГ составляют японские газовые и электрогенерирующие компании, японские инвесторы могли быть уверены в своих вложениях. Японские покупатели, в свою очередь, могли быть уверены, что проект действительно будет реализован, СПГ произведен и поставлен в Японию.

Однако участие японского бизнеса в нашем проекте этим не ограничивается. СПГ в Японию доставляют танкеры-газовозы, в том числе принадлежащие компаниям NYK, MOL и K Line, задействованные в нашем проекте на основе долгосрочных договоров фрахта. Завод по производству СПГ в Пригородном был спроектирован и построен под ключ совместным предприятием японских инжиниринговых и строительных корпораций Chiyoda и Toyo. А сегодня техническое обслуживание наших интегрированных производственных объектов осуществляется при непосредственном участии специалистов компаний Yokogawa, Mitsubishi Hitachi Power Systems и других японских производителей оборудования. Словом, наш проект — показательный пример успешного масштабного экономического сотрудничества между Россией и Японией.

— «Сахалин-2» реализован в целях добычи нефти и природного газа, с производством и экспортом СПГ преимущественно в страны АТР. Будет ли меняться эта стратегия в связи с ростом спроса на СПГ в других регионах?

— Мы находимся в рынке, мы в нем живем и работаем. Потенциал рынка СПГ Азиатско-Тихоокеанского региона с учетом роста потребления в Китае беспрецедентен. Углеводородные ресурсы Сахалинского шельфа в своем товарном виде находятся в самом центре этого рынка. Добавьте к этому перспективы использования СПГ в странах Юго-Восточной Азии и, наконец, в Индии, и станет ясно, что наш проект географически и ментально близок к ключевым мировым потребителям. Ни один другой регион мира не обладает существующим или перспективным объемом спроса на СПГ, сравнимым с АТР.

Наши текущие поставки в Японию, Корею и на Тайвань имеют важнейшее значение как для продавца, так и для покупателей, а рынок Китая обладает колоссальным потенциалом роста, в котором компания уже принимает участие. За десятилетие работы в регионе АТР мы заработали репутацию надежного производителя СПГ и на деле оправдываем статус ведущего премиального поставщика углеводородов.

— Рынок СПГ становится все более конкурентным, цены — волатильными. Что позволяет снижать издержки?

— У нас сбалансированная модель совместного предприятия, где мы внедряем лучшие практики наших акционеров. В том числе программу постоянного совершенствования. Есть такая японская методика «кайдзен» — путь постоянного совершенствования. Мы стараемся придерживаться того же подхода. Корпоративная программа непрерывного совершенствования — это поиск скрытых возможностей для улучшения, стимулирование инициативы по улучшению у работников всех рангов. Эти инициативы направлены на снижение рисков и создание более безопасных условий работы, на повышение эффективности, оптимизацию системы производства, экономию затрат и т.п.

Наша компания основана на эффективном партнерстве четырех акционеров и давно завоевала доверие покупателей на рынке АТР. В связи с этим расширение производственных мощностей и сырьевой базы «Сахалина-2» и увеличение поставок СПГ служат интересам всех вовлеченных сторон: акционеров, покупателей, банков, а также правительств России и Японии, прямо или косвенно заинтересованных в развитии одного из наиболее успешных проектов российско-японского экономического сотрудничества.