Регионы на вершине пищевой цепи
Материалы выпуска
Регионы на вершине пищевой цепи Рынок Лассо, чипы, кватерхорс Инструменты «Только ковбои могут заниматься мясным скотоводством» Инновации
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Регионы на вершине пищевой цепи

Животноводство, одно рабочее место в котором создает шесть-семь мест в смежных отраслях, становится драйвером развития регионов.
Фото: Игнат Козлов для РБК+

В последние пять лет сельхозпроизводители показывали стабильный прирост производства, вплоть до рекордных 4,1% в 2016 году. Однако в 2018 году, по предварительным данным Росстата, индекс производства продукции сельского хозяйства впервые за семь лет демонстрирует отрицательную динамику: по отношению к 2017-му он составил 99,4% — против ожидаемых Минэкономразвития 101,1%. Лето 2018 года было для растениеводов незавидным: засуха, паводки, град, затяжные дожди.

С января по апрель 2019 года общий рост сельхозпроизводства составил 1,2%, сообщает Росстат. Это вдвое меньше, чем за тот же период в прошлом году.

Надежда на скотину

На этом фоне статистика по животноводству выглядит более оптимистичной. Мяса и птицы на убой в живом весе в 2018 году было произведено на 2,5% больше, чем в 2017-м. Рекорд установлен в свиноводстве: 5,5% прироста. Производство говядины в живом весе тоже увеличилось на 2,3%. В целом, по данным «НЭО Центра», продукция животноводства по хозяйствам всех категорий в России превысила 2,5 трлн руб.

Инвесторы в животноводстве — в основном сельскохозяйственные холдинги, способные строить высокотехнологичные предприятия с нуля. Компания «Мираторг», один из крупнейших в России производителей мяса, владеет самым большим в мире стадом одной из лучших мясных пород быков блэк ангус — 650 тыс. голов.

«В настоящее время животноводство действительно может рассматриваться в качестве более привлекательного направления развития агробизнеса», — говорит завкафедрой предпринимательства и логистики РЭУ им. Г.В. Плеханова Дмитрий Завьялов.

Растениеводство — козырь южных регионов. Рынок животноводства такой сегрегации не знает, наоборот, там, где прохладное и дождливое лето, лучше растет трава.

«Одно рабочее место в мясном скотоводстве стимулирует создание шести-семи рабочих мест в других отраслях, — уверяет руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. — Развиваются переработка, транспортная и складская логистика. Это влечет за собой колоссальный куст изменений, мультипликативный эффект».

Первыми вырастают комбикормовые заводы. Корма с учетом транспортных затрат составляют в структуре себестоимости мяса до 60–70%, поэтому их выгоднее производить на месте.

Переработка собственного сырья, семеноводство и даже агротуризм также уже обычная практика для агрохолдингов. «Мираторг» с 2014 года ежегодно проводит в Брянской области «Русское родео», на которое съезжаются более 5 тыс. гостей со всей страны. Агротуризм развивает и «ЭкоНива» Штефана Дюрра, крупнейший молочный холдинг Европы с поголовьем крупного рогатого скота 142 тыс. голов. Детище самого известного экспата в российском АПК ежедневно выпускает на десяти своих предприятиях 2 тыс. т молока.

«Мы развиваем свою комбикормовую промышленность, чтобы обеспечивать лучшие условия для животных, — объясняет Михаил Гурнов, директор по животноводству компании «ЭкоНива — АПК Холдинг». — Уделяем большое внимание выращиванию и заготовке сенажей из трав и кукурузного силоса».

«Животноводство вынужденно подтягивает за собой растениеводство, ведь чтобы содержать скот, требуется значительное количество земель под кормовые культуры», — говорит Маргарита Глушенкова, начальник отдела свода, анализа и прогнозирования администрации Брянской области. Брянская область — на пятом месте по производству мяса в России (420 тыс. т в год). Брянская мясная компания входит в агрохолдинг «Мираторг». Холдинг строит и перерабатывающие заводы, в том числе такие, как кожевенные фабрики и предприятия по выпуску корма для домашних питомцев. За пять лет около 200 тыс. га заброшенных земель в Брянской области вернулось в сельхозоборот.

Подобная ситуация — и в ряде других регионов.

«Политика в сфере привлечения инвестиций, в первую очередь в отрасль животноводства, позволяет ежегодно вовлекать в сельскохозяйственный оборот 30–40 тыс. га неиспользуемых земель. За последние три года доля используемой пашни выросла с 46,3% (395,7 тыс. га) в 2015 году до 59,2% (503 тыс. га) в 2018-м, — говорит губернатор Калужской области Анатолий Артамонов. — В общей сложности в 2019 году планируется ввести в эксплуатацию порядка 15 тыс. ското-мест. В настоящее время в регионе устойчиво работает более 60 современных животноводческих комплексов по производству молока. Более 75% от общего количества животных сельскохозяйственных предприятий содержится по технологии беспривязного содержания».

Губернатор Смоленской области Алексей Островский, в свою очередь, отмечает, что в возглавляемом им регионе сельскохозяйственным производством занимаются 116 тыс. граждан — каждый восьмой житель. «Это огромный потенциал для развития сельскохозяйственной кооперации», — отмечает губернатор. В рамках кооперации фермы и частные хозяйства учатся у индустриальных гигантов эффективному производству. «Развитие крупного бизнеса способствует технологическому росту и в малом бизнесе, — подчеркивает Алексей Островский. — Поэтому для нас крайне важен приход бизнеса именно в животноводство. Окупаемость вложений здесь происходит в течение 9–15 лет, что требует большего времени и усилий».

Речь идет в том числе и о финансовых усилиях. «Не стоит забывать о значительных объемах субсидий, которые повышали и продолжают повышать привлекательность инвестиций в агропромышленный комплекс», — напоминает Инна Гольфанд, партнер практики АПК компании «НЭО Центр». В 2018 году Смоленская область направила на поддержку своих аграриев субсидии на общую сумму 952 млн руб., и теперь животноводство занимает 81% в структуре сельского хозяйства области.

«Растениеводство — четко выраженный сезонный бизнес, — объясняет Дмитрий Завьялов. — Годовой календарь современного крестьянина не отличается коренным образом от календаря крестьян прошлых веков: многие деревни зимой фактически вымирают». Животноводство же — круглогодичный бизнес, продолжает эксперт: животные требуют постоянного ухода, и спланировать денежные потоки легче.


Мясо без границ

Программа развития АПК предполагает увеличение к 2024 году зарубежных поставок российской сельхозпродукции до $45 млрд — это более чем вдвое выше сегодняшнего уровня. На реализацию программы «Экспорт продукции АПК» в прошлом году из бюджета было направлено 900,6 млн руб., с 2019 по 2024 год будет выделено еще 406,8 млрд руб.

Похоже, меры стимулирования работают: Россия второй год подряд обновляет исторический максимум по показателям экспорта. Согласно данным Федеральной таможенной службы, в 2018-м за рубеж было отправлено сельхозпродукции на общую сумму $24,9 млрд — на 20% больше, чем годом ранее. По мясу и субпродуктам рост оказался даже выше, чем в целом по АПК, — на 25,8% в стоимостном выражении и на 65,6% в физическом объеме. Всего, по оценкам Института конъюнктуры аграрного рынка, к зарубежным торговым партнерам отправилось 289 тыс. т мяса на общую сумму $416 млн. По данным Национальной мясной ассоциации, Россия вошла в десятку крупнейших экспортеров мяса в мире.

«Наше будущее — это не российский рынок, — говорит руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. — Накормить 145 млн человек — это вообще не задача. Наши амбиции — накормить 3 млрд, которые логистически доступны для нас».

«Это крайне непростой сегмент по ряду причин — государства жестко защищают свои рынки. Тем не менее успешные совместные усилия производителей и органов власти позволяют надеяться, что Россия сможет закрепить свое присутствие на мировом рынке», — отмечает Андрей Слепнев, генеральный директор Российского экспортного центра.