Технологии спасательного круга
Материалы выпуска
Директор по устойчивости Рынок Что гарантирует устойчивость страхового бизнеса Решения Что такое Responsible Care Компетенция «Если мы хотим расти, мы должны делать это ответственно» Компетенция Бизнес в новой упаковке Инновации Технологии спасательного круга Решения
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Технологии спасательного круга

Переход на циклическую экономику позволяет сберегать ресурсы и зарабатывать на поставках перерабатываемых материалов. В том, как это работает, РБК+ разбирался на примере еды и одежды.
Фото: Getty Images Russia

По данным исследователей из Global Footprint Network, жители Земли ежегодно используют ресурсы, которые способны восстановиться только за полтора года. Их дефицит будет усугубляться, предупреждают в The Boston Consulting Group (BCG), что может вызвать замедление мировой экономики и падение глобального ВВП. Выходом из ситуации может стать экономика замкнутого цикла, построенная на принципах резкого сокращения отходов и их переработки, снижения ресурсоемкости производства, повторного использования товаров. В консалтинговой компании McKinsey объясняют, что в традиционной экономике 80% ресурсов затрачивается на извлечение первичного сырья, при этом, например, средний европейский автомобиль 92% времени проводит на парковке, а «материалы используются в среднем только раз». Ранее эксперты Всемирного экономического форума в Давосе и Фонда Эллен Макартур вывели, что внедрение принципов замкнутого цикла способно принести мировой экономике до $1 трлн к 2025 году, создать 100 тыс. новых рабочих мест за пятилетку и предотвратить появление 100 млн т отходов. В McKinsey есть более свежие прогнозы: циклическая экономика лишь в масштабах ЕС способна с 2030 года приносить до €1,8 трлн ежегодно и обеспечить семипроцентный рост ВВП на континенте. «В нынешней модели экономики заложены огромные потери и упущенная выгода. Экономический эффект при применении циклической экономики достигается за счет ликвидации этих потерь», — поясняет директор по развитию Центра трансграничного сотрудничества Мария Жевлакова. В Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) отмечают, что восстановление полностью использованной продукции позволит сократить количество новых отходов на 80%.

В ОЭСР уточняют, что в новой экономике предприниматели смогут заработать на циклических поставках, вторичном использовании и продлении срока службы товара, концепции шеринга (совместного использования товаров) и схожей сервисной модели. В консалтинговой компании Accenture считают, что наибольшую добавленную стоимость (40%) бизнесу принесет использование материалов, которые можно многократно перерабатывать.

Мария Жевлакова говорит, что большой толчок развитию новых моделей придали информационные технологии. «Это как платформы для совместного потребления, так и, скажем, сервисы спутникового отслеживания перемещения материалов. В циклической экономике важно знать, сколько у тебя ресурсов и где они», — поясняет эксперт. К новым моделям готовы и потребители. По данным проведенного Accenture в мае 2019 года опроса, более половины из 6 тыс. респондентов из 11 стран желали бы заплатить больше за продукты, которые потом будут использованы вновь или переработаны.

Новая мода

По данным Фонда Эллен Макартур, годовые обороты индустрии превышают $1,3 трлн, при этом из 100 млрд предметов одежды и аксессуаров на свалки попадает более 60%. По оценкам экспертов фонда из проекта Circular Fibres Initiative, в мире перерабатывается лишь 1% текстиля, отрасль теряет на этом $500 млрд ежегодно, при этом производство одежды входит в тройку индустрий — лидеров по уровню загрязнения природы.

В прошлогоднем отчете BCG есть примеры успешного внедрения в производстве одежды новых принципов. Так, дом дизайнера Стеллы Маккартни использует восстановленный кашемир, переработанный нейлон и новые нити из обрезков производства текстиля. Тайваньский поставщик Singtex, вложивший в НИОКР около $2 млн, создал комбинированную ткань из отходов кофейной гущи и полиэстера (переработанных пластиковых бутылок), которую уже используют Timberland и New Balance. По словам генерального менеджера Singtex Джейсона Чена, разработку отличает способность поглощать воду и «удерживать неприятные запахи». Австрийцы из Lenzing производят вискозу по технологии замкнутого цикла, а итальянцы из Aquafil шьют нейлон из отходов, в частности подобранных в море рыболовных сетей. Эту ткань уже используют Adidas, Levi Strauss, H&M и та же Стелла Маккартни. Многие бренды и сервисы активно используют шеринговую модель. Скажем, голландская компания Mud Jeans за €7,5 сдавала в аренду пару джинсов, в немецких точках Kleiderei можно брать одежду напрокат прямо со стоек, а в германском сервисе Mädchenflohmarkt — меняться содержимым платяных шкафов целиком.

Основатель проекта Circular Fashion Russia Ольга Джонстон-Антонова вспоминает о компаниях Patagonia, Nudie Jeans и Teemill, принимающих изношенные вещи назад, и говорит, что некоторые производители размышляют над вживлением чипа в одежду для ее отслеживания по окончании носки — для последующей переработки. Эксперт говорит, что для создания замкнутого цикла производства одежды нужно пересмотреть все его стадии, начиная от получения хлопка, использования растительных красителей, конструирования с нулевыми отходами ткани и заканчивая внедрением возобновляемых источников энергии на фабриках.

Сбережение еды

По мнению экспертов, внедрение новых принципов поможет справиться и с глобальными проблемами в сфере питания. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, ежегодно треть произведенной в мире еды (общей стоимостью около $1 трлн) выбрасывается или используется не по назначению. В Фонде Эллен Макартур предлагают перестроить промышленность: организовать производство еды «на месте» с минимальным уровнем отходов, излишки отдавать малоимущим, а побочные продукты использовать в качестве удобрений или источников энергии.

Эти принципы уже используются производителями. Мария Жевлакова приводит в пример английскую компанию British Sugar, где выделяющийся при производстве сахара углекислый газ отводят в помидорные теплицы. «Все отходы они превратили в доходы», — поясняет эксперт. В качестве другой иллюстрации она приводит британскую пекарню, выпекающую хлеб исключительно по онлайн-заказам, то есть «ровно столько, сколько надо, без лишних отходов».

В McKinsey прогнозируют, что следование принципам точного земледелия (с использованием GPS, геоинформационных систем и технологий дистанционного зондирования земли) могло бы повысить эффективность использования воды и удобрений в сельском хозяйстве на 20–30%. Сочетание этих принципов с системой нулевой обработки почвы (без использования пашни и с укрытием посевов измельченными остатками растений) может сэкономить предпринимателю до 75% затрат на сельхозтехнику, добавляют в McKinsey. Эксперты Всемирного экономического форума считают, что такая модель принесет мировой экономике до $2,7 трлн ежегодно. Примечательно, что и в этой отрасли уже используются шеринговые модели. Британский сервис Too Good to Go забирает еду, которая скоро испортится, из ресторанов, а немецкая платформа Foodsharing собирает продукты, предназначенные на выброс, с одной целью — раздавать нуждающимся. В Foodsharing отмечают, что источниками служат в основном магазины, поставляющие еду с небольшим браком, а среди наиболее часто спасаемых продуктов фигурируют овощи, фрукты и хлеб. Одноименный проект есть и в России: его авторы отчитываются, что спасли таким образом уже более 515 т еды.