Директор по устойчивости
Материалы выпуска
Директор по устойчивости Рынок Что гарантирует устойчивость страхового бизнеса Решения Что такое Responsible Care Компетенция «Если мы хотим расти, мы должны делать это ответственно» Компетенция Бизнес в новой упаковке Инновации Технологии спасательного круга Решения
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Директор по устойчивости

Менеджмент устойчивого развития во многих компаниях становится полноправной частью стратегического управления.
Фото: Getty Images Russia

На рынке становятся все более востребованы управленцы, совмещающие знания сразу в нескольких сферах: защита окружающей среды, безопасность труда, устойчивость цепочки поставок, соответствие международным стандартам и т.д. Интеграция экологических, социальных и управленческих (ESG) факторов в стратегию компании может повысить ценность и производительность бизнеса. А новые финансовые инструменты, основанные на больших данных и машинном обучении, такие как, например, технология Arabesque S-Ray, позволяют инвесторам и потребителям применять информацию ESG для принятия решений, что служит перетоку капитала из менее устойчивых компаний в более устойчивые. Соответственно, в корпорациях создаются должностные функции, связанные с ответственностью за экологическое и социальное воздействие, — в штате появляется главный сотрудник по вопросам устойчивости (Corporate sustainability officer или Corporate sustainability manager).

Новые задачи для HR

Впервые такая должность появилась относительно недавно, в 2004 году, в компании DuPont, отмечается в исследовании Weinreb Group (американская компания, занимающаяся подбором специалистов в области устойчивого развития, УР). На сегодняшний день менеджер в области устойчивого развития имеется практически в каждой международной публичной компании. В докладе The State of the Sustainability Profession (2018) агентства GreenBeez сообщалось, что в 44 публичных компаниях США такой управленец входил в состав совета директоров.

Согласно исследованию Гарвардской школы бизнеса, деятельность менеджера в области УР состоит из трех стадий. На первой стадии он гарантирует, что процессы компании соответствуют основным экологическим и социальным требованиям государства и НКО — от снижения выбросов и прозрачности цепочки поставок до соблюдения прав меньшинств и развития территорий присутствия. Как только эти моменты приведены в соответствие, менеджер фокусируется на определении баланса между устойчивостью и прибыльностью: любые выбросы, сбросы или отходы являются непроизводительными. Наконец, он подходит к третьей, инновационной стадии, на которой внедряются стратегии устойчивого развития компании. Доклад GreenBeez, основанный на опросе компаний с годовым доходом более $1 млрд, фиксирует, что профессия продолжает трансформироваться от решения тактических задач — подготовки отчетности и взаимодействия с заинтересованными сторонами — к стратегическому управлению. В то же время отраслевые специалисты появляются в разных департаментах компаний, а не только в профильных подразделениях, что позволяет внедрять практики устойчивого развития в основную деятельность организаций; это и отличает менеджмент в области устойчивого развития от практик корпоративной социальной ответственности.

Между тем, согласно данным Weinreb Group, большая доля управленцев приходит в профессию из бизнеса и им не хватает понимания социально-экологических рисков и умения соотносить их с деловой практикой, что требует интеграции курсов устойчивого развития в бизнес-образование.

Исследование английского отраслевого рекрутингового агентства Acre зарплат менеджеров в области устойчивого развития на рынках США, Великобритании и ЕС в 2018 году свидетельствует: в Великобритании средняя годовая зарплата на рынке с 2010 по 2018 год выросла до £54 тыс., что заметно меньше, чем в США (до £90 тыс.). Наиболее высоко эта профессия в Великобритании оплачивается в секторе добычи природных ресурсов, здравоохранении и производстве потребительских товаров: со средней заработной платой £97 тыс., £89 тыс. и £81 тыс. в год соответственно.

От КСО к менеджменту устойчивости

В России популярность профессии также растет из года в год. По данным HeadHunter, в 2016 году работодатели разместили 18 запросов на вакансию менеджера в области УР, в 2017-м — 15 вакансий, в 2018-м — уже 35, а за неполный 2019 год — 49 вакансий. «Позиция «менеджер по устойчивому развитию (корпоративной социальной ответственности)» хотя и осталась весьма редкой, но уже точно перестала быть экзотикой. Функционал востребован, конечно, в основном в международных, а также в крупных российских производственных компаниях», — говорит первый заместитель исполнительного директора Ассоциации менеджеров Вадим Ковалев, отмечая, что «наиболее сильные подразделения — в компаниях зарегулированных отраслей», в том числе если их заводы располагаются в моногородах.

Менеджер по работе с клиентами агентства Kelly Services Юлия Густова отмечает: в силу того что устойчивое развитие — междисциплинарный предмет, раньше специалистов, прямо или косвенно связанных с этим направлением, можно было обнаружить в совершенно различных отделах компании: охраны труда, корпоративного обучения, снабжения и закупок, аудита, КСО, PR. «Сейчас устойчивое развитие начинает формироваться в самостоятельную отрасль и требует глубоких знаний, а также специализированного образования. Выделить устойчивое развитие в отдельную структуру могут лишь стабильные компании, не находящиеся в «состоянии выживания», — отмечает эксперт.

Руководитель Школы КСО и устойчивого развития Школы бизнеса МИРБИС Светлана Герасимова также подчеркивает, что в России все, что касается менеджмента устойчивого развития, находится на начальном этапе становления. По ее словам, в России больше менеджеров, которые занимаются социальным проектированием. Традиционен также подход к пониманию устойчивого развития с точки зрения экологии и промышленной безопасности. Менеджмент корпоративной ответственности и устойчивости больше относится к функционалу PR, HR. «Остро не хватает менеджеров, способных управлять устойчивым развитием с точки зрения экономики — производительности, инноваций, создания новых продуктов и рынков, акселерации проектов, цифровизации. Не хватает специалистов, которые могут развивать новые бизнес-модели. Спрос на них высок в мире и, думаю, будет увеличиваться в России», — отмечает Светлана Герасимова.

В Kelly Services говорят, что на входе в профессию в России стоит рассчитывать на заработную плату от 50 тыс. руб. в месяц. «Далее не существует потолка, поскольку менеджер в области устойчивого развития — это человек, создающий стратегию департамента, компании, региона, государства», — поясняет Юлия Густова. По данным МИРБИС, разброс зарплат приблизительно таков: аналитик, специалист в области УР стоит 50–60 тыс. руб. в месяц, менеджер — 60–150 тыс. руб., а управляющий проектами и стратег — 100–150 тыс. руб. и выше. Сложности с поиском работы присутствуют, но есть и надежда на рост количества компаний, для которых устойчивое развитие является главным приоритетом.

Междисциплинарное образование

В России обучение устойчивому развитию сегодня — это программы дополнительного профессионального образования и общеобразовательные программы, отмечают эксперты. «Такое обучение есть в бизнес-школах. Например, у нас это программы Школы КСО и устойчивого развития, в том числе международные сертификации по стандартам и общеменеджерские тренинги, вебинары. Тренинги и семинары проводят компании «четверки», где наработана значительная консалтинговая практика», — говорит представитель МИРБИС. При этом в вузах стали появляться институты и центры КСО и устойчивого развития. Светлана Герасимова называет РАНХиГС, «Сколково», НИУ ВШЭ, УрФУ, СПбГУ и МИРБИС, которые накапливают экспертизу, проводят исследования, разрабатывают методологию сопровождения проектов. Есть отдельные, пока единичные, магистерские программы по интегрированной отчетности, социальному проектированию, антикоррупции и устойчивому развитию. В вузах обучают многим смежным специальностям: например, социальному проектированию и предпринимательству — в РГСУ, МПГУ, СПбГУ, ИТМО и РАНХиГС, экологическому менеджменту — в МГУ, МГИМО, «зеленым» инновациям и технологиям в промышленности — в МГТУ им. Баумана. Юлия Густова отмечает, что существует научное сообщество «Русская школа устойчивого развития», участниками которого являются члены академий РАЕН и МАЭБП, профессора вузов — МГУ, МАИ, МГГУ, ГУ «Дубна», СПбПУ, ЕНУ, КазИИТУ, КРСУ. Спрос на профессию будет расти, замечает Светлана Герасимова: устойчивое развитие — прорывная тема, квалификация людей в ней должна быть очень высокой, интегрирующей многие направления и компетенции.