Без пробуксовки
Материалы выпуска
Генерация будущего Решения «На реформу мало времени, но немедленный результат — это нереально» Компетенция «Германия — идеальный партнер в решении проблемы с отходами в России» Решения Без пробуксовки Рынок Чистое дело Инструменты «Строители с трудом принимают инновации, но настало время это поменять» Решения
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Без пробуксовки

Немецкие автоконцерны чувствуют себя уверенно в РФ и намерены продолжить инвестировать в рынок. Несмотря на тенденцию к снижению продаж в России новых машин, спрос на немецкие легковые модели стабилен.
Фото: РИА Новости

Эксперты Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ) ожидают падения спроса в целом на легковые автомобили в России по итогам 2019 года, по их прогнозам, оно составит около 2,3% к объему продаж 2018-го.

Этот прогноз не относится к большинству моделей немецких авто. Так, по статистике АЕБ, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года BMW и Mercedes-Benz прибавили 19 и 15% соответственно. По данным за январь—октябрь Volkswagen, BMW и Mercedes-Benz занимают соответственно пятое, 10-е и 11-е места по объемам продаж на российском рынке.

Стабильный интерес

Немецкие автоконцерны чувствуют себя уверенно на российском рынке. В мае 2019 года Mercedes-Benz открыл завод полного цикла по производству легковых автомобилей в России. В Калуге много лет работает завод Volkswagen, который выпускает широкую модельную линейку Volkswagen и Škoda. На мощностях калининградского завода «Автотор» производится отверточная сборка моделей BMW и Audi.

Не снижается также производство грузовиков. «Даймлер КамАЗ Рус» — совместное предприятие концерна Daimler AG и КамАЗа — выпускает в России более 30 модификаций грузовых автомобилей марки Mercedes-Benz, а также грузовики марки Fuso. Грузовое подразделение концерна Volkswagen Truck & Bus, в которое входят такие марки, как MAN и Scania, имеет соглашение о контрактной сборке с группой ГАЗ. Также на мощностях ГАЗа собирают легкие коммерческие автомобили Mercedes Sprinter Classic.

«За годы работы в России мы запустили два завода в Набережных Челнах: один по производству грузовиков Mercedes-Benz и Fuso, второй — новый завод по производству каркасов кабин для грузовых автомобилей Mercedes-Benz и «КамАЗ», который был открыт в мае 2019 года», — рассказал РБК+ Андреас Дойшле, генеральный директор «Даймлер КамАЗ Рус». Грузовое подразделение Mercedes-Benz в России, по его словам, за все это время инвестировало порядка €300 млн. Эти средства пошли в первую очередь на строительство заводов, их оснащение высокотехнологичным инновационным оборудованием и, конечно, для вывода на рынок нового модельного ряда грузовиков Mercedes-Benz. «В дальнейшем мы продолжим инвестировать в российский рынок, у которого неплохой потенциал для развития», — добавил Андреас Дойшле.

Переменная составляющая

В июле 2019 года правительство России в очередной раз изменило порядок работы автосборочных предприятий. Теперь, чтобы претендовать на заключение специальных инвестиционных контрактов (СПИК), которые гарантируют получение государственных преференций, иностранным концернам необходимо выполнить ряд условий, каждое из которых приравнено к определенному количеству баллов. Например, открытие на заводе цеха по сварке кузова оценили в 400 баллов, а организацию производства роторов — в 200. С 2019 года необходимо набрать не менее 900 баллов, с 2022-го — не менее 1200 баллов, а с 2025 года минимальный порог составит 1400 баллов.

Требования к производителям легковых, коммерческих и грузовых автомобилей, претендующих на участие в госзакупках, еще жестче. С 2019 года нужно получить 2000 баллов, с 2021-го — 3200, а с 1 января 2023 года — не менее 4500 баллов.

Это уже четвертое радикальное изменение условий производства автомобилей в России с 2005 года. Чтобы ограничить отверточную сборку, когда крупноузловые компоненты доставляются в готовом виде с зарубежного завода-изготовителя, были введены первые требования к минимальному уровню локализации производства. В обмен иностранцы получали право беспошлинного ввоза ряда комплектующих. В 2011 году был расширен перечень технических операций, необходимых для сохранения льгот. В частности, инвесторов обязали организовать в России сварку и покраску кузовов и наладить выпуск основных агрегатов — коробок передач и двигателя. В 2016-м право на льготы привязали к доле российских комплектующих, которую использует производитель, и в очередной раз утвердили список подлежащих локализации узлов и работ. Тогда же в качестве дополнительного «пряника» инвесторам создали благоприятные условия для участия в государственных тендерах.

В целом политику такого стимулирования автопроизводителей эксперты признают успешной. «С момента заключения первых соглашений о промышленной сборке локализация выросла в среднем на 30–40%. Такой результат был достигнут за счет стимулирования локализации средствами государственной поддержки», — подтверждает Татьяна Кофанова, руководитель группы автомобильного сектора компании «Делойт, СНГ».

После кризиса 2014-го и резкого снижения продаж новых авто большинство производителей не стали закрывать заводы в РФ. Так, в строю остались предприятия всех немецких концернов.

«Локализация в любом случае дает удешевление, поддерживает маржинальность продаж. Концерны к тому же получают преференции и льготы по СПИК и могут претендовать на определенную долю госзаказа», — объясняет Ильгиз Баймуратов, вице-президент аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza.

Участие в тендерах на госзаказ — значительная преференция, в первую очередь для производителей представительских и коммерческих машин. Особенно если учесть, что, по оценкам аналитической службы «ВТБ Капитала», доля госзаказа в поставках российского автопрома в сегменте легковых автомобилей невелика — 5%. Однако для микроавтобусов и автобусов этот показатель достигает уже 10–15%. У производителей строительно-дорожной техники, по подсчетам Российской ассоциации производителей специализированной техники и оборудования, этот показатель еще выше — от 20 до 50% продаж.

Несмотря на снижение покупательной способности, остался относительно стабильным спрос на автомобили низшего и верхнего ценовых сегментов, объясняет Ильгиз Баймуратов ситуацию на российском рынке в целом: «Больше всего пострадал средний ценовой диапазон, уменьшилось число предлагаемых моделей».

Теперь многое будет зависеть от дальнейшей политики правительства по регулированию авторынка. «В настоящий момент еще не окупились все инвестиции начала 2000-х. При этом в 2018–2019 годах иностранные концерны подписали ряд СПИК, взяв на себя обязательства по дополнительным инвестициям в объеме от 10 млрд до 70 млрд руб. В то же время исходя из статистики Росстата, которая также подтверждается комментариями наших клиентов, в 2019 году производство автотранспортных средств сокращается в среднем на 10% по сравнению с 2018 годом. В следующие несколько лет мы не ожидаем существенного роста выпуска, поскольку не прогнозируем заметного увеличения продаж на внутреннем рынке и на экспорт», — делится прогнозами Татьяна Кофанова.

Впрочем, история показывает, что регуляторы рынка могут проявлять гибкость в отношениях с инвесторами. Например, в 2011 году при расчете уровня локализации был введен коэффициент, зависящий от стоимости национальной валюты. Поэтому в 2014 году из-за девальвации рубля требования к промышленным предприятиям были смягчены.

Кроме того, Минпромторг готовит очередную поощрительную меру для компаний, построивших заводы в России. С 2020 года на 70–120% может быть увеличена ставка утилизационного сбора, который используется как барьер на пути импортных автомобилей в страну.