В защищенном режиме
Материалы выпуска
В защищенном режиме Решения «У жителей области изменилось отношение к экологии» Решения «Кредит доверия приносит долгосрочные экологические дивиденды региону» Компетенция Фабрики для добрых дел Инструменты
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

В защищенном режиме

Нефтегазовый сектор и рыбная промышленность в Сахалинской области не только ключевые отрасли, но и потенциальные источники экологических проблем. Для их решения власти поощряют ответственный подход к защите природы.
Фото: пресс-служба

Углеводородное наследство

Нефтегазовый сектор — доминирующий в экономике Сахалина. На него приходится около 82,9% общего объема промышленного производства и более 57% налоговых и неналоговых доходов консолидированного бюджета региона, следует из данных областного министерства экономического развития. В минувшем году, по данным сахалинского минприроды, в регионе добыли 19,8 млн т нефти и газового конденсата, а также 32,6 млрд куб. м газа.

Наиболее актуальная экологическая проблема региона — утилизация нефтесодержащих отходов, которые образуются и при бурении скважин, и при ликвидации нефтяных разливов, констатирует председатель общественной организации «Экологическая вахта Сахалина» Дмитрий Лисицын.

Экологичный подход — закачка отходов глубоко под землю в изолированные геологические формации, в подземные пласты горных пород на глубину более 1 км. Этот способ утилизации нефтесодержащих отходов используют «Эксон Нефтегаз Лимитед» и компания «Сахалин Энерджи», операторы проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2». «Данная технология внесена в перечень наилучших доступных технологий (НДТ), опубликованных Росстандартом в инженерно-техническом справочнике по размещению отходов», — констатирует Дмитрий Лисицын.

Использование технологий, минимизирующих негативное воздействие на окружающую среду, — обязательное условие для нефтегазовых компаний и бизнес подходит к этому вопросу максимально ответственно, отмечает губернатор Сахалинской области Валерий Лимаренко. Например, в производственных процессах «Сахалин Энерджи» сейчас помимо управления отходами используются технологии в сфере охраны атмосферного воздуха, включенные в список НДТ нацпроекта «Экология», подчеркивает начальник управления охраны окружающей среды этой компании Андрей Саматов. Речь идет о технологиях снижения выбросов оксидов азота и повышения уровня утилизации попутного нефтяного газа.

«Учитывая, что в регионе продолжается освоение морских месторождений нефти и газа, мы будем стремиться к тому, чтобы подобные экологически безопасные практики применялись и на этих площадках», — добавляет губернатор.


Зоны особого внимания

Важная роль в региональной «Стратегии сохранения биоразнообразия» отводится особо охраняемым природным территориям (ООПТ). Сейчас на территории Сахалинской области функционируют четыре ООПТ федерального значения (два государственных природных заповедника, государственный природный заказник, ботанический сад) и 53 ООПТ регионального значения (в их числе 41 памятник природы, 11 государственных природных заказников и один природный парк).

Официальные показатели области по нацпроекту «Экология» оцениваются положительно. В январе в ходе рабочей встречи в Москве с участием министра природных ресурсов и экологии РФ Дмитрия Кобылкина и губернатора Валерия Лимаренко отмечалось, что за 2019 год общая площадь лесовосстановления на Сахалине составила свыше 3 тыс. га: островной регион превысил более чем вдвое показатели, установленные Федеральным лесным агентством.

Областные власти также сконцентрированы на повышении качества питьевой воды на островах, строительстве новых очистных сооружений и возведении современных полигонов для твердых коммунальных отходов.


Рыбное место

В свою очередь, рыбопромышленный комплекс — один из самых крупных работодателей в регионе, он занимает второе место по налоговым отчислениям в федеральный и местный бюджеты, констатирует президент Ассоциации рыбопромышленных предприятий Сахалинской области Максим Козлов. По данным ассоциации, в прошлом году местные предприятия добыли более 655 тыс. т рыбы и морепродуктов, при этом уловы не дотянули до показателей 2018 года.

Ограничение промысла лосося в Сахалинской области (например, закрытие для лова этой ценной рыбы определенных районов) вызвано заботой о сохранении биоресурсов, поскольку такой приоритет установлен и в федеральном законе о рыболовстве, подчеркивает Максим Козлов: «Мы в этом смысле очень плотно работаем с наукой, понимая, что какие-то меры ограничительного характера на рыбаков будут распространяться и далее». Борьба с переэксплуатацией биологических ресурсов и угрозами, связанными с высоким уровнем браконьерства, — одна из задач «Стратегии сохранения биологического разнообразия Сахалинской области на период до 2025 года», утвержденной властями региона летом 2017-го.

Если в 2009 году добыча лосося составила 220 тыс. т, то через десять лет, в минувшем году, — всего 6 тыс. т, отмечает Дмитрий Лисицын. Одна из причин этого — исключительно потребительский подход к вылову рыбы, уверен заведующий кафедрой экологии, биологии и природных ресурсов Сахалинского государственного университета Валерий Ефанов: «На общую ситуацию оказало влияние и уменьшение числа контрольно-наблюдательных станций, а где-то их полное закрытие, несовершенство методик прогнозирования численности производителей. Если раньше по всему Сахалину ставили не более 300 ставных неводов, в настоящее время их количество превышает 700. К ним следует добавить и рыбоучетные заграждения, которые также помогают добыче». По мнению ученого, для сохранения биоразнообразия сегодня необходимо точно просчитывать объем оптимального изъятия рыб той или иной породы, поскольку «современные рыболовные снасти позволяют добывать именно нужное количество рыбы».

Повышение эффективности естественного размножения и искусственного воспроизводства лососевых и сокращение браконьерского пресса на их запасы — одни из ключевых мер трехлетней «дорожной карты» развития лососевого хозяйства региона, утвержденной областным правительством в 2017 году. В их практической реализации может помочь зарубежный опыт, считает Дмитрий Лисицын. По его словам, на территории Канады и Аляски для сохранения численности лосося сделан акцент на защите нереста: «Для этого в большинстве рек промысловая добыча лосося полностью запрещена. Его лов ведется только на побережьях, в море, но без использования ставных неводов. Исключение сделано только для коренных малочисленных народов».

Специалисты независимых экологических организаций также обеспокоены судьбой сахалинского тайменя — редкой и ценной разновидности рыб семейства лососевых. «Таймень внесен в перечень особо ценных краснокнижных видов, однако его численность в последние годы резко сокращается. При нынешних темпах развития ситуации уже при нашем поколении этот вид может исчезнуть», — считает Дмитрий Лисицын. По его словам, региональным властям стоит обратить внимание на иностранные ноу-хау: «В Японии, на соседнем с Сахалином острове Хоккайдо, популяция сахалинского тайменя находится в более устойчивом состоянии, при этом там разрешен любительский лов рыбы по схеме «поймал — отпусти». Браконьерского лова там нет, и это позволяет сохранить численность тайменя и даже ее увеличить».

В связи с сокращением рыбных запасов в реках Сахалина рыбопромышленная отрасль региона переориентируется на морскую добычу, подчеркнул губернатор в ходе недавнего визита на рыбопромышленные предприятия Курильских островов.