Фабрики для добрых дел
Материалы выпуска
В защищенном режиме Решения «У жителей области изменилось отношение к экологии» Решения «Кредит доверия приносит долгосрочные экологические дивиденды региону» Компетенция Фабрики для добрых дел Инструменты
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Фабрики для добрых дел

Эффективная работа общественных организаций экологических волонтеров невозможна без участия крупного регионального бизнеса и помощи местных властей.
Фото: пресс-служба

Экологическому волонтерству в России уже несколько десятков лет. Как самостоятельное общественное движение эковолонтерство зародилось еще в СССР, его основой были студенческие отряды и дружины, старейшая из которых — дружина охраны природы биологического факультета МГУ имени Ломоносова — в этом году отмечает 60-летие. Новый приток энтузиастов произошел десять лет назад, после сильных лесных пожаров, затронувших летом 2010-го всю Центральную Россию и Москву, отмечает руководитель противопожарного отдела Greenpeace России Григорий Куксин.

Число волонтеров и добровольцев в России в последние 10–15 лет действительно растет, в этом уверены 73% россиян (данные декабрьского опроса ВЦИОМ). Ключевой мотив самих волонтеров, по мнению 49% опрошенных, — чувствовать себя полезными.

Энтузиасты плюс бизнес

В Сахалинской области эковолонтерство нельзя отнести к сверхновым трендам. К примеру, туристическо-экологический клуб «Бумеранг» работает на островах с 1994 года и в своей деятельности опирается на убежденных общественников, причем в основном местных жителей, говорит председатель «Бумеранга» Валентина Мезенцева. «Нередко планируем большие акции с работой в море. В такие места следует ходить на судах, и люди, намеревающиеся принять участие, должны понимать, что из-за погодных условий акция может с двух-трех дней растянуться на пару недель», — продолжает эколог.

По словам Валентины Мезенцевой, у сахалинских эковолонтеров есть своеобразная иерархия. К примеру, помощь животным, как правило, привилегия тех, кто до этого, посвящая себя рутинной работе, чистил суда или объяснял на улицах людям суть «зеленых» акций. «Просто приехать из Москвы, сесть в лодку, пофотографировать для соцсетей, как ты освободил из сети запутавшегося тюленя, не получится — мы не приветствуем саморекламу. Большинство наших программ требует длительной подготовки и довольно серьезного обучения», — констатирует Валентина Мезенцева.

«Бумеранг» уже реализовал более полусотни проектов, в их числе есть и крупные: «Сахалин: человек и море», «Сахалин — море без мусора», «Нерест лосося», «Заповедные территории». Большинство из них были бы невозможны без финансовой поддержки, которую волонтеры получают от бизнеса, подчеркивает Валентина Мезенцева. В основном это крупные компании, имеющие грантовые проекты или программы пожертвований. «Обычно мы обсуждаем вместе саму концепцию проекта, и коммерческие структуры очень часто привлекают корпоративных волонтеров — своих же сотрудников, желающих приносить реальную пользу», — добавляет эколог. По словам Мезенцевой, для бизнес-структур это возможность проявить социальную ответственность. «Им нужны партнеры в лице общественных организаций, и на Сахалине, я думаю, их даже дефицит», — говорит Валентина Мезенцева.

Одновременно клуб часто обращается за содействием и к региональным властям, практически всегда встречая положительный отклик, отмечает председатель «Бумеранга». К примеру, при организации волонтерской группы спасателей морских млекопитающих, которые нередко оказываются запутанными в рыболовных сетях, в поселке Ноглики на севере Сахалина большую помощь оказала местная администрация. Другой пример практического участия властей — акция в Невельске, где прямо в городской черте находится массовая залежка сивучей. В прошлом году традиционная морская экскурсия «Знакомство с сивучами» прошла при поддержке министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Сахалинской области, управления МЧС и администрации района.

Энтузиасты плюс корпорации

Особое значение для некоммерческих организаций имеет сотрудничество с крупными компаниями, добывающими на Сахалине нефть и газ. «В таких ситуациях мы имеем дело с выверенной культурой ведения проекта, его освещения. Это большой опыт, полезный для любой общественной организации. Если подобная компания объявляет конкурс, мы обычно всегда участвуем», — отмечает Валентина Мезенцева.

В 2018 году проект «Сахалин и море», который осуществляется при грантовой поддержке компании «Сахалин Энерджи», был признан лучшим социальным проектом России в номинации «Экологические инициативы».

Суть акции заключается в создании по всему Сахалину небольших групп волонтеров, призванных помогать морским животным, которые попали в беду: запутались в старых рыболовных сетях или выбросились на берег. Главная сложность — в каждом конкретном случае добровольные экопомощники должны четко осознавать порядок действий, если на берегу оказались живая или мертвая косатка, тюлень либо обнаружены щенки морских котиков. «Волонтеры также должны хорошо знать биологию каждого вида морских обитателей и быть готовы в том числе к сбору биологического материала, чтобы определить причину гибели животных», — говорит Валентина Мезенцева. Участие эковолонтеров других регионов, по ее словам, возможно в разных проектах клуба «Бумеранг»: «Мы практиковали приезд молодых людей в наши полевые лагеря. Приезжают энтузиасты из Москвы и других регионов, прежде всего с соседней Камчатки».

Стать полезным

Волонтерство давно перестало быть маргинальной деятельностью, непонятной большинству населения, но, наоборот, вошло в моду, стало своеобразным трендом, рассуждает Григорий Куксин.

«В последние годы волонтерское движение увлекает гораздо больше людей, и в этом уже не страшно участвовать, скорее это социально одобряемо. Плюс сама экология становится темой более понятной, даже модной», — отмечает он.

Впрочем, приход в эковолонтерское движение новых людей порой создает свои сложности, поскольку необходимо обеспечить всех желающих реальными действиями, продолжает эколог: «И у государства, и у общественных организаций есть большой соблазн предложить какие-то форматы, которые существуют просто для того, чтобы направить энергию этих людей, но зачастую бессмысленны в плане реальной охраны природы». К примеру, нередко это касается посадок леса. «Очень правильная инициатива превращается по факту в ритуальное втыкание саженцев в землю, потому что никто потом эти деревья не будет охранять», — констатирует Григорий Куксин.

Предложения по эковолонтерским программам в настоящее время есть в самых разных российских регионах. В первую очередь стоит изучить сайт «Добровольцы России», активно предлагают поучаствовать в волонтерских программах заповедники и национальные парки, добавляет эколог: «Практически на каждом сайте особо охраняемой природной территории, и Сахалинская область не исключение, есть раздел об условиях и сроках «зеленых» акций, там же можно оставить заявку на участие». Как правило, волонтер самостоятельно оплачивает дорогу до места, проживание и питание предоставляются принимающей стороной.