Отложенный старт
Материалы выпуска
Когда пойдем на поправку? Рынок «У российского СПГ есть свои конкурентные преимущества» Компетенция Отложенный старт Решения Сжижение с импортозамещением Инструменты Арктические энергопроекты получили поддержку Решения «Необходимо принять новую реальность и найти точки роста» Экспертиза
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Отложенный старт

Перенос сроков запуска «Северного потока-2» не создает рисков для надежности экспорта российского газа в Европу, задача проекта — обеспечить рост поставок в будущем.
Фото: ТАСС

Работа по строительству и запуску газопровода «Северный поток-2» (СП-2) должна закончиться до конца 2020 года или к первому кварталу 2021-го — такие сроки назвал президент России Владимир Путин на совместной пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель в январе. Завершением работ по укладке труб по дну Балтики, предположительно, займется российское судно «Академик Черский». Информация неофициальная (ни «Газпром», ни оператор проекта компания Nord Stream 2 ее не подтверждают и не опровергают), но эксперты говорят, что это наиболее адекватное решение в сложившихся обстоятельствах. Кроме того, «Академик Черский» взял курс на Балтийское море, он идет с Сахалина, где был задействован в проектах на шельфе острова. Отечественный трубоукладчик заменит суда многолетнего партнера «Газпрома» — швейцарской компании Allseas, которая прекратила работу в декабре 2019 года, поскольку в США приняли закон, предусматривающий санкции против участников строительства «Северного потока-2» и «Турецкого потока».

В проекте СП-2 принимали участие три судна Allseas, в том числе Pioneering Spirit — крупнейшее в мире судно для монтажа и перевозки морских платформ, а также укладки подводных трубопроводов. Несмотря на это, технических проблем с достройкой СП-2 нет, недоступных российским компаниям технологий, необходимых, чтобы закончить работы, тоже не существует, говорят эксперты.

Всего осталось проложить около 160 км трассы в двухниточном исполнении из 2400 км общей протяженности. «Для строительства оставшегося участка «Северного потока-2» требуется судно-трубоукладчик для труб большого диаметра с системой динамического позиционирования, то есть с возможностью оставаться на месте без спуска якорей. Из российских судов, подходящих по параметрам для решения такой задачи, можно назвать «Академика Черского». Дооборудование судна потребует какого-то времени и затрат, однако с технической точки зрения это не является проблемой», — уверяет директор департамента аудиторских услуг Deloitte Александр Губарев. Наличие системы динамического позиционирования требуется по условиям контракта на укладку труб, она нужна для того, чтобы проводить работы при плохой погоде, которая на Балтике стоит осенью и зимой. Доцент кафедры международной коммерции Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Тамара Сафонова полагает, что с задачей могло бы справиться также судно «Фортуна».

Фактор СПГ

Пропускная способность СП-2 должна составить 55 млрд куб. м в год. У «Газпрома» сейчас есть четыре маршрута поставок газа в Европу: «Северный поток», «Турецкий поток», «Ямал — Европа» и «Голубой поток», — через которые он может в совокупности поставить порядка 135 млрд куб. м. Плюс возможности транзитного маршрута через Украину, с властями которой подписан контракт на пять лет, который предусматривает транспортировку 65 млрд куб. м газа в 2020 году, а со следующего года — по 40 млрд куб. м. В то же время, по данным отчета компании за четвертый квартал 2019 года, «Газпром» поставил в Европу в прошлом году 192,558 млрд куб. м газа, что на 4,1% меньше, чем в 2018-м. Причем в конце прошлого года европейские компании делали резервные закупки на тот случай, если России и Украине не удастся подписать новое соглашение о транзите, ограничивая отбор газа из подземных хранилищ (ПХГ). В итоге в европейских ПХГ на начало января оставалось 88,2 млрд куб. м газа — исторический максимум для этого времени года. А поскольку Россия и Украина пришли к согласию, резервы стали избыточными, что, скорее всего, оказывает негативное влияние на объем текущего импорта потребителей.

Кроме того, на рынок давят растущие поставки сжиженного природного газа (СПГ), в том числе из США, Египта и России. По оценкам Минэнерго США, европейские компании в 2019 году закупили почти в два раза больше СПГ от всех поставщиков, чем в 2018-м, — 110 млрд куб. м. Причем, по данным агентства ICIS, США наращивали объемы от месяца к месяцу — так, в ноябре 2019-го на долю их СПГ пришлось более 2,8 млрд куб. м, в итоге США обошли одного из лидеров рынка — Катар.

«США пытаются расчистить рынок для своего СПГ в Европе, — полагает заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. — Отсюда воинственная дипломатия в отношении российских экспортных проектов на протяжении многих лет и введение против трубоукладчиков, работающих на строительстве «Северного потока-2», санкционного режима в рамках оборонного бюджета на 2020 год. Это попытка искусственно ограничить конкуренцию со стороны российского газа». По мнению эксперта, газопровод рассчитан на работу в течение десятилетий, его задача — обеспечивать рост поставок российского газа в будущем, с одной стороны, и безопасность снабжения европейского рынка — с другой.

Увеличение предложения стало одним из факторов существенного снижения цен на газ. Так, по данным отчетности «Газпрома» по МСФО, в третьем квартале прошлого года средняя цена за 1 тыс. куб. м газа с учетом акциза и таможенных пошлин составила $169,8, что на 32% ниже, чем в аналогичный период 2018-го. Данные ICIS показывают, что в феврале на европейском хабе Зеебрюгге по контрактам с поставкой на месяц вперед цена опустилась ниже психологической отметки $100 — до $95,7 за 1 тыс. куб. м.

По долгосрочным контрактам цены остаются выше. На четвертый квартал 2019 года цена закрытия фьючерсных контрактов достигала $170 за 1 тыс. куб. м. А на своей электронной торговой платформе (ЭТП) «Газпром» в январе в среднем реализовывал газ по цене $137 за 1 тыс. куб. м. Этот показатель уже близок к «точке равнодоходности» экспорта с внутренними оптовыми ценам на газ в России. При этом для большинства поставщиков СПГ цены в Европе давно уже ниже порога рентабельности. «Падение экспортных цен создает проблемы для бизнеса «Газпрома», так как исторически за счет прибыли от продаж в Европу покрывается убыточность поставок на внутренний рынок по регулируемым ценам и неплатежи», — отмечает Алексей Гривач.

После того как СП-2 будет построен, предстоит решить вопрос с его эксплуатацией. В ноябре прошлого года в Германии утвердили законопроект об имплементации обновленной газовой директивы ЕС, который регулирует деятельность газопроводов третьих стран на территории Евросоюза. Согласно ему нормы, действующие для владельцев и операторов газопроводов на суше, такие как разделение по видам деятельности, недискриминационный доступ третьих лиц, регулирование тарифов и другие, распространяются на морские газопроводы в территориальном море стран ЕС. То есть в случае с «Северным потоком-2» речь идет о 12-мильной зоне в юрисдикции Германии. ФРГ как страна, на территории которой газопровод выходит на сушу, имеет право предоставить исключение действующим и завершенным проектам. А 12-мильный участок у берегов Германии на момент изменения законодательства уже был построен. Заявка на получение исключения для СП-2 уже подана. Будет ли оно сделано для «Газпрома» — вопрос переговоров, и, учитывая количество противников СП-2 в Европе, они могут затянуться. Но вопрос времени запуска сейчас не имеет критического значения для безопасности экспорта российского газа — риски были связаны с возможной блокировкой украинского транзита, которая могла привести к срывам поставок в Европу.


Точка отсчета

Проект «Северный поток-2» стартовал в 2015 году, когда было принято инвестиционное решение в рамках созданного консорциума. В 2017-м компания Nord Stream 2, учрежденная «Газпромом», и иностранные члены консорциума — Engie, OMV, Shell, Uniper, Wintershall Dea — подписали соглашение о финансировании проекта. Работы по укладке трубопровода стартовали в 2018 году. Все законодательные преграды на международном уровне были устранены, политические проблемы, связанные с транзитом по территории Украины, противодействием балтийских стран, решены. Так, осенью прошлого года Nord Stream 2 согласовала проведение завершающих работ в территориальных водах Дании.