«Страховой рынок стал более жестким в части конкуренции за клиента»
Материалы выпуска
Как страховой рынок устоял в коронакризис Рынок «Страховой рынок стал более жестким в части конкуренции за клиента» Компетенция Телемедицина на переднем крае Инновации
Компетенция
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Страховой рынок стал более жестким в части конкуренции за клиента»

Какие сегменты страхового бизнеса получили наибольшие шансы к развитию в пандемию, сколько средств от компаний требует ИТ-перевооружение, РБК+ рассказал генеральный директор СК «Росгосстрах» Геннадий Гальперин.
Фото: пресс-служба

— Как изменился страховой рынок в результате коронакризиса?

— Рынок действительно изменился, в чем-то стал еще более жестким в части конкуренции за клиента. Страховой бизнес подстраивается под новые условия, чтобы сохранить взаимодействие с потребителем, ищет новые каналы дистрибуции, модернизирует имеющиеся.

Мы изначально не ожидали сколь-либо серьезного роста рынка страхования в этом году. Но результаты полугодия показали, что рынок по объемам практически не изменился. Да, был непростой второй квартал, но год отрасль пройдет без особых потерь в объемах. Сейчас уже подрастает страхование имущества. Было замедление в банковском страховании, но в июне рост вернулся: россияне опять пошли за кредитами, за ипотекой. Ожило добровольное автострахование — покупатели стали возвращаться в автосалоны.

В «Росгосстрахе» уже в мае работало более 90% офисов продаж. В период санитарных ограничений выросли онлайн-продажи. Хороший результат продемонстрировал корпоративный канал, сборы здесь также заметно выше прошлогодних, вернулись несколько знаковых клиентов, с которыми «Росгосстрах» работал ранее.

Нам помогает то, что наш бизнес очень структурированный и одновременно диверсифицированный — успешно сосуществуют и дополняют друг друга разные направления работы, разные каналы дистрибуции. Так что даже если где-то в силу разных причин мы временно «проседаем» — например, в страховании выезжающих за рубеж, что естественно в условиях карантина, то другие направления работы позволяют нам компенсировать ситуативные потери. В банковском страховании, в частности, по итогам полугодия получили рост по сравнению с прошлогодними показателями. Существенно прирастили портфель по ипотечному страхованию. Запускаем новые программы с банками-партнерами. Наши сборы за этот период выросли на 11%, сократилась убыточность. И как результат — более чем двукратное превышение плана по прибыли — 6,3 млрд руб. Заметно увеличилась наша доля на рынке. А дочерняя специализированная компания «Росгосстрах Жизнь» уже входит в число лидеров.

— Имеет ли смысл включить в медицинскую коробку риски, связанные с COVID-19?

— Безусловно, мы видим растущий спрос на коробочные продукты по здоровью и прежде всего по телемедицине. Для нее это, наверное, вообще расцвет и начало серьезного роста: если раньше люди не очень верили в объективность того, что в народе называют «лечением по телефону», а кто-то даже называл это шаманством, то сейчас отношение поменялось. Многим так или иначе пришлось воспользоваться услугами дистанционных консультаций, и наши соотечественники увидели: да, это работает. И нормально работает — и диагностика, и рекомендации по лечению или проведению дополнительных обследований. Пользуются спросом медицинские продукты, покрывающие риски при критических, в том числе онкологических, заболеваниях. В линейке специальных продуктов есть и сугубо сервисная страховая программа «Без паники!» — этот продукт предназначен для помощи клиентам, попавшим в сложное положение в условиях пандемии. COVID-19 известен своими осложнениями, которые могут потребовать даже более длительного и дорогостоящего лечения, нежели сам вирус. Мы предлагаем своим клиентам возможность реабилитации после перенесенного заболевания коронавирусной инфекцией — тем, у кого есть договоры страхования недвижимости.

— Агентская сеть — это преимущество или, как «нефтяное проклятие», лишает стимула искать современные выходы на клиентов?

— «Росгосстрах» — исторически агентская компания. Наши агенты доходят до клиента там, где и гаджеты порой не работают. Им непросто приходится в условиях пандемии: они работают дистанционно или направляются на встречу с соблюдением всех мер безопасности. У нас в мае некоторые агенты выходили «в поле» в защитных костюмах, как у врачей. Где они их брали, уж не знаю, но выглядело это впечатляюще.

Мы построили новую систему мотивации, начав не с центрального офиса, а именно с агентского канала — важнейшего для всей нашей компании. Делаем все, для того чтобы доказать: в «Росгосстрахе» можно зарабатывать больше, чем у конкурентов. При этом исходим из того, что будущее за инновационными технологиями, за скоростью, за возможностью дистанционного взаимодействия.

— ИТ-оснащение бизнеса требует немалых инвестиций. О каких объемах средств идет речь для крупной страховой компании?

— За последние несколько лет наши инвестиции в ИТ составили несколько миллиардов рублей. Мы много делаем для развития корпоративной ИТ-архитектуры и готовы вкладывать в эту сферу столько, сколько будет нужно. Перезапустили систему управления ИТ-проектами. Перевели все свои офисы и агентов на продажу продуктов автокаско через новую полисную систему Guidewire. Переводим на эту платформу и продажи полисов ОСАГО. Таким образом, вся вертикаль автострахования «Росгосстраха» будет в ближайшее время переведена на работу в целевой ИТ-архитектуре.

Создана «фабрика продуктов», которая также использует Guidewire. Недавно внедрили проект по улучшению качества обработки данных с помощью платформы «Единый клиент». В результате создана одна из самых больших среди страховых организаций страны система Customer Data Integration (CDI), в которой, в частности, содержатся сведения о заключенных договорах и застрахованных транспортных средствах. Мы готовы создавать для клиентов сервисные вертикали, в которых финансовая защита будет объединена с набором актуальных услуг.

— Как работают платформенные решения на страховом рынке?

— Это решения для продажи продуктов с сервисной составляющей, привлечение на эту платформу партнеров для комплексного оказания услуг клиентам. И это гораздо больше, чем простое страхование, которое начинает работать после наступления страхового события. Сервисы предоставляются независимо от рисков. Одна из таких платформ, медицинская, уже тестируется внутри компании. К декабрю начнем тестирование автомобильной платформы, чтобы в 2021 году запустить продажи обновленной линейки автострахования с сервисными услугами. До конца следующего года планируем такой же проект реализовать и в страховании имущества физических лиц.

— Каким вы видите будущее «Росгосстраха»?

— В конце 2019 — начале 2020 года мы сделали шаг в наше будущее: приступили к проекту «Росгосстрах 2.0». Фактически наше будущее начинается сегодня, 6 октября, — в день рождения нашей компании и День страховщика. Ровно за год до своего векового юбилея в 2021 году мы объявляем о намерении обновить свой бренд.

С одной стороны, мы хотим сохранить в нем все исторические черты, а с другой — наполнить новыми символами, которые подчеркнут стремление компании занять подобающее законодателю мод место на страховом рынке XXI столетия.

На протяжении столетия наша компания закладывала основы страховой отрасли. В современной России, где на смену монополии пришел рынок, за три десятка лет так и не появилось претендента на то, чтобы оспорить позиции «Росгосстраха» как символа страхования. Но в преддверии второго века нашей истории этого уже недостаточно. Через обновление нашего фирменного стиля, через включение в него легкости, динамики и технологичности мы хотим обозначить свои лидерские амбиции.