Удаленная работа меняет стиль управления
Материалы выпуска
Удаленная работа меняет стиль управления Решения «Пандемия сорвала маски: стало очевидно, кто на что способен» Компетенция Пандемия требует позитивного менеджмента Инновации
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Удаленная работа меняет стиль управления

Руководство распределенными командами требует большего контроля и человечности.
Фото: Getty Images Russia

Пандемия изменит контекст деятельности компании, отмечают авторы исследования «Влияние пандемии COVID-19 на деятельность совета директоров» EY и Клуба независимых директоров бизнес-школы «Сколково». В частности, могут существенно измениться стратегии и технологические принципы деятельности компаний, говорится в исследовании.

В будущем собственники планируют внимательнее анализировать риски бизнеса и работу компании в целом: коронакризис выявил низкое качество информации, предоставляемой топ-менеджментом (это отметили 23% представителей советов директоров), и в целом недоверие в отношениях собственников и менеджмента (17%).

Почти четверть компаний, вероятно, и в будущем продолжит практику создания распределенных команд. Долгосрочное изменение практики использования информационных технологий и офисного пространства прогнозируют соответственно 72 и 61% представителей собственников бизнеса.

Эти изменения прежде всего станут вызовом для топ-менеджмента компании, задача которого — выстроить эффективное взаимодействие во всей структуре управления и обеспечить выполнение бизнес-задач.

Вынудивший компании массово перейти на удаленку коронакризис обнажил слабые места в корпоративном управлении, отмечает генеральный директор компании «Уралсиб Страхование» Мария Мальковская: отсутствие выстроенных процессов, регламентации, прозрачных правил. «Если все это есть, и не только на бумаге, то команда будет в «тонусе» даже на расстоянии», — уверена Мария Мальковская.

Управление на удаленке 

Необходимость управлять распределенными командами возникла во многих компаниях задолго до пандемии. Возможностью частичного или полного перевода сотрудников в удаленный режим работы пользовались как крупные корпорации, диверсифицирующие производство по страновому признаку (например, в сфере машиностроения, ИТ), так и микрокомпании, для которых накладно снимать большие помещения. Тенденция начала набирать обороты примерно десять лет назад и усиливалась по мере развития облачных сервисов, мессенджеров, видеосвязи и бесплатной IP-телефонии, говорит президент аналитического центра «Бизнесдром» Арсений Поярков.

Пандемия COVID-19 усилила эту тенденцию, а также заставила использовать дистанционный формат работы те организации, которые к этому не стремились. По данным Международной организации труда, более 80% сотрудников во всем мире были так или иначе переведены в режим удаленной занятости и на гибкий рабочий график. Более 10% всех занятых, по прогнозам BCG, будут постоянно работать по удаленным схемам, среди офисных сотрудников эта доля может достичь 30%..


Эффект удаленки

Больше половины опрошенных hh.ru в апреле этого года руководителей российских компаний считают, что в удаленном формате личная и коллективная эффективность работы стала выше. 58% участников исследования отмечают, что сотрудники стали ответственнее, они быстрее делают работу (50%), выполняют больше поручений (42%) и делают это качественнее (42%). Только четверть отмечают ухудшение качества работы.

Однако продолжать работу в удаленном формате без потери эффективности 30% участников процесса могут только в течение месяца, 18% — двух-трех месяцев и 23% — от полугода и дольше. 10% сотрудников и руководителей уже на момент опроса были на пределе своих возможностей.

По данным международной Ipsos, сотрудники на удаленке прежде всего ценят экономию времени на дорогу (76%) и денег на еду в офисе, кофе, дорогу (64%), гибкий график (59%) и возможность позже просыпаться (55%), а также появление дополнительного времени на домашние дела (43%). При этом работа из дома приводит к увеличению нагрузки на сотрудников, пишет Bloomberg со ссылкой на исследование компании NordVPN: в США рабочий день сотрудников на удаленке увеличился в среднем на 40% — общее рабочее время, таким образом, выросло с 8 до 11 часов, это самый большой прирост. В Великобритании и Канаде, а также Франции и Испании работа в хоум-офисе прибавила два часа работы, увеличив ее до 11 и 10 часов соответственно.


В российских компаниях в зависимости от отрасли и специфики профессии в июле—августе 2020 года удаленно работали от 30 до 80% сотрудников, отмечает основатель агентства ProPersonnel Татьяна Долякова. Однако с сентября большая часть специалистов вышла в офисы.

Некоторые компании совершили вынужденную попытку перехода на удаленный формат работы, но в процессе испытали большие трудности, поэтому были рады вернуться к прежнему формату, добавляет Арсений Поярков.

Эффективность перехода к удаленной работе зачастую определяется главным образом скоростью и стоимостью интернета, в том числе мобильного, говорит исполняющая обязанности директора по персоналу ГК «А101» Эльвира Буртная. По первому показателю Россия находится на 45-м месте в мире, а по второму — на 12-м. Это, по словам эксперта, в целом позволило быстро адаптироваться к новым условиям работы.

Природу бизнеса и порядок осуществления основных функций удаленка не изменит, говорит Эльвира Буртная. Но меняется характер коммуникации: минимизируются личные контакты между сотрудниками и клиентами. Частично этот процесс облегчит ускорение цифровизации ряда функций.

Но без четко сформулированной стратегии, целей и закрепленных за каждым из сотрудников задач удержать мотивацию и должный уровень ответственности на дистанции сложно, объясняет операционный директор группы компаний Angara Дарья Николаевская.

Новый формат — новые вызовы 

Производственная дисциплина отошла на второй план, и ее место заняли личная эффективность и работа сотрудника на конкретный, измеримый результат, считает директор департамента массовой дистрибуции федеральной дистрибьюторской сети Energon Артем Гладков. В этих условиях от руководителя в меньшей степени требуется микроменеджмент, в большей — ясная постановка задач и контроль результатов.

Особое значение приобретает качественная обратная связь между руководителем и его подчиненными. По словам Артема Гладкова, переход на удаленный режим работы обнаружил нехватку у сотрудников самостоятельности и способности приоритизировать задачи.

Важно было вовремя определиться, в какой цифровой экосистеме — например, Slack, Trello или Jira — будет происходить взаимодействие, и обучить коллектив работе в выбранной, говорит Арсений Поярков: «Если этого не сделать, все процессы в компании раздробятся на множество маленьких кусочков, их будет уже не собрать воедино».

Само по себе создание «цифровых» рабочих мест не является проблемой, говорит Мария Мальковская: «В рекордные десять дней мы, например, перевели всех сотрудников (кроме охранников) на «домашний офис». Контролировать их оказалось несложно — сработал накопительный эффект созданных до этого регламентов и процессов, добавляет генеральный директор «Уралсиб Страхования».

Но помимо технически готовых горизонтальных связей ситуация требовала от топ-менеджеров принципиально новой тактики общения — предельной собранности и откровенности, отмечают эксперты.

В отсутствие возможности личного общения самым сложным стало обеспечение чувства целостности и единства команды, говорит Мария Мальковская. Приоритетной задачей во время изоляции стало построение оперативных, ежедневных коммуникаций с сотрудниками не в формате официальных заявлений, а в живой форме.

Встречи, планерки, митапы и стендапы — важный инструмент как офлайн-, так и онлайн-взаимодействия, отмечает Дарья Николаевская: «Без регулярной процедуры планирования, контроля и ретроспективы, а также разговоров по душам не обходится ни один успешный менеджер».

По мнению Эльвиры Буртной, тимбилдинги и тренинги могут быть без потерь заменены дистанционными занятиями с элементами геймификации.

Важными факторами также стали чуткость и бережное отношение руководителей к сотрудникам, говорит Дарья Николаевская. Отсутствие видимых границ между домом и работой сказывается на их эффективности. В период пандемии рабочее время нередко стало перерастать в формат 24/7 из-за увеличения длительности рабочих процессов и согласовательных процедур, говорит Татьяна Долякова.

Многие компании, например, соблюдали «гигиену» удаленной работы — например, внедрили «часы молчания» (регламентированное время на самостоятельную работу сотрудника, без совещаний и сообщений в мессенджерах).

Бизнес в целом сместил акценты работы с персоналом на программы психологической помощи и коучинга сотрудников, отмечают в Deloitte: поддержание эмоционального и психического здоровья работников становится одним из главных направлений развития well-being программ в контексте эпидемии COVID-19 и связанного с ней кризиса.

Отказ от вертикали 

Открытые коммуникации — последние два года ключевой тренд в корпоративном управлении, говорит Мария Мальковская: «Лидер больше не может сидеть за закрытой дверью в своем кабинете и раздавать задания, не может стукнуть по столу кулаком и требовать выполнения задач». Современный управленец не боится прямого диалога с командой и объясняет каждому, что происходит, какие планы у компании, куда она идет и что планирует делать, отмечает она.

Закрепление удаленных форматов работы и ускорение цифровизации в целом приведут к более «плоской» организационной структуре компаний и повышению скорости принятия решений, считает партнер компании «Делойт, СНГ», руководитель направления по оказанию услуг финансовым институтам в России и СНГ Екатерина Трофимова.

Вызванные коронавирусными ограничениями последствия, по ее словам, станут для систем управления началом долгосрочных изменений. Организации, по инерции сохраняющие старые форматы работы, рискуют проиграть конкурентам, открытым ко всему новому.

В России такая трансформация, по мнению Арсения Пояркова, сложнее всего дастся компаниям, так или иначе связанным с государством: «Структура управления в таких компаниях жестко вертикально интегрирована». Нужно отметить, что на их долю приходится до 80% ВВП. По оценке ProPersonnel, более 50% россиян заняты на таких вертикально интегрированных предприятиях с жестко отлаженными бизнес-процессами.

Национальный колорит 

«Бирюзовые» организации с демократичным подходом к организационной структуре и налаженными горизонтальными контактами, по словам Татьяны Доляковой, это в основном малый и часть среднего бизнеса, чаще задействованный в сфере дизайна и рекламы, сфере услуг. Именно в таких компаниях нынешняя неопределенность должна породить самоорганизующиеся команды с высоким уровнем ответственности и предпринимательским подходом.

При этом бизнес с авторитарным управлением рискует еще дальше уйти в сторону централизации власти и ужесточения контроля за сотрудниками, полагают в компании Angara.

«Бюрократия и хаос — две крайности, которые в российском корпоративном управлении встречаются чаще всего», — считает Дарья Николаевская. Слабыми сторонами корпоративного управления в России по-прежнему остаются короткие горизонты и низкий уровень процессов стратегического планирования. Многие компании характеризует ручное управление, размытие границ ответственности, дублирование функций, низкий уровень вовлеченности. При этом, по ее словам, зачастую небольшим компаниям, которые начинают как «бирюзовые», не удается сохранить прежние подходы при масштабировании бизнеса.

Принципы самоуправления, отсутствие жесткой структуры и иерархии в работе над задачами позволяют сотруднику чувствовать себя не винтиком в системе, а ценным талантом, имеющим свободу выбора, подчеркивает Татьяна Долякова.Четкие правила организации управления, которые в России воспринимают исключительно как бюрократию в ее общепринятом значении, при этом создают основу эффективной работы любого бизнеса, необходимую опору и условия для незапланированных проектов и молниеносных антикризисных реакций на обстоятельства, отмечает Мария Мальковская.


Чувство сопричастности  

Более 75% респондентов в России и 93% в мире считают, что наличие у сотрудников чувства сопричастности делу организации непосредственно влияет на рост производительности, отмечают авторы исследования «Международные тенденции в сфере управления персоналом — 2020» международной Deloitte. Компании численностью 10 тыс. человек это позволяет ежегодно экономить более $52 млн. А даже однократная утрата связи и чувства сопричастности может привести к немедленному снижению производительности сотрудника в команде на 25%.

По мнению 26% участников исследования, лидеры организации способны непосредственно влиять на формирование сопричастности, еще 25% считают, что на формирование общих целей в целом влияют взаимоотношения в компании.

Альтернативные виды занятости могут затруднить формирование у фрилансеров чувства сопричастности работе штатных сотрудников, отмечают аналитики. Технологии, несмотря на то что позволяют коммуницировать мгновенно и с кем угодно, добавляют разобщенности. Их непрерывное использование способствует усилению ощущения изоляции.

Многие удаленные работники называют одиночество одним из ключевых недостатков дистанционного формата деятельности.

Примечательно, что в России ключевым фактором сопричастности помимо совпадения миссии, ценностей и целей компании с ценностями сотрудников (39% опрошенных) является справедливое отношение руководства (28,5%). В западных странах вторым по значимости фактором является наличие сообщества и социальных взаимосвязей (20%).