«Хотим помочь России и Франции вновь обрести друг друга»
Материалы выпуска
Как кризисы воспитывают лидеров Рынок Молодые лидеры ответят на глобальные вызовы современности Решения «Хотим помочь России и Франции вновь обрести друг друга» Компетенция Программа Choiseul Russia как трамплин в карьере Инструменты «Нужнее всего — личная встреча наших президентов» Компетенция Молодые экономические лидеры России Компетенция Год проекта «Choiseul Россия» Решения
Компетенция
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Хотим помочь России и Франции вновь обрести друг друга»

Какие цели преследует ежегодный рейтинг молодых лидеров российского бизнеса и управления, РБК+ рассказал президент Institut Choiseul Паскаль Лоро.
Фото: пресс-служба

— Итоги исследования Choiseul 100 Russia публикуются во второй раз. Осложнила ли пандемия его подготовку?

— Choiseul 100 Russia — это не только отбор кандидатов, но и живой контакт с каждым из них. Из-за пандемии нам уже пришлось перенести на 2021 год ряд мероприятий, первоначально планировавшихся на осень. При этом отсутствие очного общения не помешало актуализировать список молодых лидеров российского бизнеса. В конце ноября в ходе поездки в Москву мне удалось пообщаться с несколькими лауреатами, причем не только из рейтинга 2020 года, но и с теми, кто по разного рода причинам сейчас в него не вошел.

— Сильно ли изменился рейтинг за год?

— Ключевой принцип остался неизменным: проект Choiseul включает в сам рейтинг только людей до 40 лет. По этому принципиальному критерию обновились 26 фамилий. При этом выбытие не означает, что про таких лауреатов мы забываем. Они остаются в своеобразном резерве или, точнее, «клубе». Например, во Франции один из представителей такого резерва — нынешний президент Эмманюэль Макрон, который стал лауреатом еще будучи советником Франсуа Олланда и вплоть до попадания в Елисейский дворец принимал участие во всех наших мероприятиях. К слову, на сегодняшний день проект Choiseul 100 France — наиболее цельная и авторитетная бизнес-платформа Франции, куда входит более 400 молодых экономических лидеров. В России мы пытаемся сформировать аналогичную платформу молодых, ярких представителей бизнеса и госуправления, позволяя им контактировать и между собой, и с французскими сверстниками, налаживать личные и бизнес-контакты, обсуждать конкретное деловое партнерство.

При отборе лауреатов нами оценивается и появление за отчетный год новых имен, и то, как продвинулись или укрепились те, кто был в списке ранее. Главный фактор — потенциал таких людей. Есть те, кто в 32–33 года демонстрирует первые завидные успехи. А есть и такие, кто в этом возрасте уже возглавляет крупные предприятия.

— Почему главным барьером является возраст?

— Концепция проекта Choiseul — отыскивать людей, которые будут трансформировать экономику страны не только сегодня, но и в будущем. Наши наблюдения показывают, что потенциал таких лидеров наиболее ярко проявляется примерно между 33 и 40 годами. В большинстве своем именно люди этого возраста дают больше всего пищи для прогнозов, как пойдет дальше их карьера — дальше вверх или они так и останутся на ранее завоеванных позициях.

— На что еще вы обращаете особое внимание?

— Мы хотим видеть в сотне рейтинга больше женщин. И во Франции, и в России на руководящих позициях есть немало очень талантливых представительниц прекрасного пола. Но и у вас, и в Западной Европе при этом порой складывается впечатление, что женщины стесняются заниматься собственным карьерным продвижением и личным позиционированием. Поэтому мы видим одной из своих задач показать, что такие руководители есть, что они способны достигать немалых высот и играть большую роль в своем деле.

— Попадание в сотню лучших отражается на карьерном росте лауреата?

— Нахождение в первой сотне рейтинга, разумеется, хороший способ стать заметнее в общественном пространстве, в том числе и в России. Это возможность многократно укрепить деловые связи. Место в рейтинге усиливает и внутрикорпоративные позиции таких специалистов. На днях я встречался с одним из наших лауреатов, который оказывается в списке лучших второй год подряд. Смею утверждать, что такое положение дел способствовало его карьерному росту. Благодаря участию в наших программах и новым контактам он начал переговоры с французскими коллегами, и сейчас его компания реализует ряд серьезных проектов уже во Франции.

— В актуальном перечне много топ-менеджеров из Москвы и Санкт-Петербурга. Почему относительно немного участников из регионов?

— В российских регионах таланты искать сложнее. Наверное, потому, что чем дальше от столицы, тем их видимость меньше. При этом отразить и даже усилить географическое разнообразие страны — также один из наших приоритетов. Россия — очень централизованная страна и по силе государственной власти, и по концентрации ресурсов. В этом смысле вы очень напоминаете Францию.

Среди нынешних лауреатов есть фигуры, которые способствуют развитию государства в регионах: около 20 человек работают в самых разных городах, даже далеко на востоке, а не только в Москве и Санкт-Петербурге.

— Choiseul 100 Russia изобилует представителями госкомпаний. Карьеру в них строить быстрее?

— Наличие значительного числа людей из государственной сферы — это отражение реальной картины сегодняшнего состояния российской экономики. Нам бы, может, и хотелось видеть в рейтинге больше первых лиц частного бизнеса, но очевидно, что абсолютное большинство предприятий международного масштаба сегодня в России — государственные или с госучастием. Это не хорошо и не плохо, просто очевидный факт.

Что касается аспектов построения карьеры в России, не моя роль давать здесь какие-то советы. Исхожу из того, что каждый человек вследствие своих жизненных взглядов, опыта и полученного образования сам волен определять свою судьбу. В вашей стране есть прекрасные возможности для карьеры как в госструктурах, так и в частном бизнесе.

— В текущем рейтинге есть несколько представителей российских династий, в том числе из мира бизнеса. Можно ли унаследовать управленческие таланты?

— По поводу некоторых имен из французского рейтинга Choiseul 100 France мне задают тот же самый вопрос. Действительно, 5–10% наших лауреатов — и здесь, и во Франции — представители известных династий. Но мы не видим в этом ничего предосудительного, поскольку при определении лучших всегда ориентируемся на личность самого человека и на его руководящие качества. Можно вырасти в известной семье и быть прекрасным топ-менеджером госкомпании и таким же отличным руководителем частного бизнеса. Ключевое управленческое качество при этом — способность трансформировать структуры, которые доверены такому руководителю, вести их за собой в будущее.

— На какой срок рассчитан проект?

— Не на один или два года. Проект должен стать долгосрочной российско-французской историей. В перспективе мы бы хотели не просто организовывать регулярные встречи и помочь России и Франции вновь обрести друг друга, но и содействовать появлению новых бизнес-проектов, а также дать старт первому российско-французскому бизнес-форуму. Надеемся, что его первая сессия состоится в самом начале лета 2021 года в Москве.