«Вузы договорились о единых стандартах взаимодействия цифровых сервисов»
Материалы выпуска
Удаленное обучение и дефицит новых навыков Рынок «Бизнес должен уметь оптимизировать ресурсы и находить новые возможности» Компетенция «Свой товар считаем эксклюзивным» Рынок Медицина развитых стран готовится к эпохе вирусных инфекций Инновации «Выбор пациентом клиники и врача может изменить здравоохранение» Компетенция «Вузы договорились о единых стандартах взаимодействия цифровых сервисов» Инновации
Инновации
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Вузы договорились о единых стандартах взаимодействия цифровых сервисов»

Что позволит высшей школе совершить цифровой скачок к 2023 году, РБК+ рассказал ректор Тольяттинского госуниверситета Михаил Криштал.
Фото: Артем Чернявский

— Насколько остро сейчас стоит вопрос цифровизации высшей школы?

— В целом отечественная вузовская система достаточно устойчива и хорошо показала себя во время пандемии. На базовом уровне университеты оказались готовы к подобным форс-мажорам, а высокий уровень цифровизации страны, включая средний уровень компетенций населения, помог справиться даже лучше многих других высокоразвитых стран. Но разрыв в цифровизации между вузами огромен, и это не может не приводить к внутренним напряжениям в системе.

Вряд ли можно найти хоть один университет, у которого не оцифрованы самые базовые процессы — документооборот или бухгалтерия. А если учесть вынужденный перевод занятий в онлайн, то цифровыми могут показаться практически все вузы. Однако этого недостаточно. Использование и даже создание онлайн-курсов не делает университет цифровым.

— К 2023 году все вузы должны внедрить элементы модели цифрового университета. Что собой представляет цифровой университет?

— Цифровым является университет, который прошел точку цифровой необратимости. То есть тот, у которого несводимые к аналоговым цифровые технологии встроены в основные бизнес-процессы. Такой вуз в принципе не может функционировать и развиваться вне цифрового контекста, принципиально не может вернуться к аналоговому функционированию без потери управляемости, потери финансовых потоков и рынков, то есть без фактического разрушения самой организации. Но альтернативного пути нет — если весь мир становится цифровым, то аналоговым организациям в нем просто нет места. Наверное, университеты — одни из последних аналоговых бастионов.

Как мне видится, элементы цифрового университета, о которых идет речь в федеральном проекте «Кадры для цифровой экономики», — это совокупность цифровых сервисов, процессов и данных, принципиально меняющих основные бизнес-процессы вузов: образовательную, научную и инновационную деятельность.

Для создания и полноценного внедрения цифровых сервисов и процессов в университете нужна современная ИТ-инфраструктура (серверы, компьютеры, сети, базовое ПО). Но еще важнее — люди, обладающие соответствующими цифровыми навыками, то есть, по сути, развитая цифровая культура.

Мы в ТГУ разработали матрицу цифровой зрелости организации, представляя ее в виде пяти взаимосвязанных слоев: базовая ИТ-инфраструктура, данные, процессы, интерфейсы с сервисами и люди. По каждому из этих слоев может быть разный уровень цифровой зрелости. Всего четыре уровня. Более того, в одном университете цифровая зрелость в различных подразделениях или у разных направлений деятельности обязательно будет неодинаковой. Проблемы возникают, когда такие разрывы оказываются слишком большими. Поэтому важны точная оценка цифровой зрелости и грамотное управление, основанное на данных и знаниях.

Говорить о том, что университет цифровой, на мой взгляд, можно, когда по всем основным видам деятельности он находится на третьем уровне цифровой зрелости и начинает заходить на четвертый.

— Расскажите об опыте цифровизации Тольяттинского госуниверситета.

— ТГУ более десяти лет занимается цифровизацией образовательного процесса. Можно выделить несколько основных этапов. В 2011 году, в частности, университет перешел к архитектуре интегрированных между собой промышленных систем (ERP, CRM, LMS, ECM и других) и самостоятельно разрабатываемых сервисных решений. Параллельно мы запустили создание единой базы данных.

У нас выстроена система обеспечения целостности данных, генерируемых в образовательном процессе. Более 400 скриптов (ботов) следят за данными и дают подсказки сотрудникам по их исправлению, что позволяет сохранять количество ошибок на уровне, близком к нулю к концу каждого рабочего дня. А это обязательное условие для управления на основе данных.

С 2015 года у нас сформирована ИТ-инфраструктура для онлайн-сопровождения студентов-заочников. Тогда же мы разработали собственный стандарт онлайн-обучения и начали создавать инфраструктуру для производства электронного образовательного контента и проведения онлайн-занятий. В этом году мы запустили единую систему для онлайн-сопровождения всех студентов.

Это потребовало полной перестройки образовательного бизнес-процесса и структуры университета. Например, мы создали единый деканат, который позволяет работать с почти 19 тыс. студентов из всех регионов России, а также 23 стран мира. Call-центр деканата обрабатывает 100% звонков, а средний уровень ожидания решения вопроса за прошедший год сократился с 45 до 10 минут. Автоматизированная система заменяет около 250 сотрудников, которые необходимы для сопровождения обучающихся онлайн студентов, 90% из которых учатся по индивидуальным учебным планам.

Главное, что эта система масштабируема. Мы вывели ее на рынок под брендом «Росдистант». В прошлом году проект получил первое место на конкурсе «Проектный Олимп» Аналитического центра при правительстве РФ в номинации «Управление проектами в системе высшего образования и науки».

— Согласно вашей матрице цифровой зрелости на каком уровне находится ТГУ?

— В образовательном процессе по всем слоям матрицы ТГУ вышел на третий уровень — уровень цифровой управляемости, а по степени цифровизации данных — на четвертый, то есть мы уже пришли к цифровой необратимости.

В ближайшие пять—десять лет цифровизованы будут все процессы университета — это наш приоритет. Об этом мы заявляли еще до пандемии, в 2018 году, когда получили поддержку заявки на статус федеральной инновационной площадки (ФИП) с проектом «Цифровая трансформация процессов университета — Умный университет». В 2020 году наша ФИП была признана одной из лучших в стране.

— Какова задача консорциума «Цифровые университеты», созданного по вашей инициативе?

— Вузы тратят много сил и средств на развитие собственных ИТ-решений, а предполагаемые решения для образования плохо стыкуются между собой и с различными вузовскими ИТ-архитектурами. Несмотря на очень хороший уровень самих решений, финансовые и временные затраты на их интеграцию неоправданно высоки. Только объединение усилий вузов друг с другом позволит ускорить процесс цифровизации и сэкономить средства. А главное — добиться конкурентного преимущества на международном рынке образования.

Наша инициатива нашла отклик у других вузов и индустриальных партнеров. Мы договорились о разработке единой информационной модели университета, единых реестров процессов, цифровых сервисов и базовых ИТ-сервисов, а также пакета стандартов взаимодействия вузовских сервисов и программных продуктов.

ТГУ уже разработал первые версии реестров университетских данных, процессов и сервисов. Сейчас в этом реестре 172 сервиса, в том числе еще не созданные или требующие актуализации, но мы думаем, что их количество в процессе работы вырастет примерно до 250.

Матрицу цифровой зрелости в консорциуме мы намерены довести до полноценной системы оценки цифровизации с четким набором критериев. Это позволит университетам принимать обоснованные решения, на чем сосредоточить свои ресурсы и усилия.

В консорциум вошли 18 вузов-участников, шесть индустриальных партнеров и один научный — Университетский консорциум больших данных.

— В чем преимущества единых стандартов цифровизации?

— Единые стандарты позволят вузам разрабатывать и продавать свои решения друг другу, легко интегрируя их в свою ИТ-архитектуру. Появится возможность стыковать между собой крупные пакетные ИТ-решения и отдельные сервисы, которые могут делать независимые разработчики, в том числе студенты. Для реализации этих возможностей предполагается создать соответствующий маркетплейс.

Мы предполагаем, что функцию сертификации разрабатываемых цифровых решений может взять на себя регулятор в лице Минобрнауки РФ, если не напрямую, то через центры сертификации.

Появятся условия для формирования нового рынка совместимых цифровых решений для высшего образования, регулируемого через стандарты и сертификацию, а не через администрирование. Хорошо проработанные стандарты — это не просто компромисс, это всегда двигатель для всей индустрии.

Яркий пример — разработанный консорциумом Всемирной паутины стандарт HTML5, который положил конец войне браузеров. Причем администрируют этот консорциум тоже вузы.