Как финансируется российский экспорт
Материалы выпуска
Как финансируется российский экспорт Рынок «Для экспортной активности бизнесу нужны простые и удобные инструменты» Компетенция Экспортеров застраховали на триллион Инструменты
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Как финансируется российский экспорт

Осенью 2020 года несырьевой неэнергетический экспорт из РФ вырос почти на 12% к показателям прошлого года. В этих условиях растет запрос российских экспортеров на кредитные средства.
Фото: Getty Images Russia

По оценкам Международной финансовой корпорации (входит в группу Всемирного банка), в настоящее время кредитное финансирование покрывает примерно 80% международной торговли. Наиболее негативно сложности с доступом к кредитам сказываются на сегменте малого и среднего предпринимательства (МСП). «Недостаток финансирования является существенным фактором, ограничивающим развитие международной торговли», — отмечает директор Института торговой политики Высшей школы экономики (НИУ ВШЭ) Александр Данильцев.

Важнейший элемент

Между тем, по данным Росэксимбанка, в этом году отмечается значительный рост объемов финансирования российского несырьевого неэнергетического экспорта (ННЭ). «Несмотря на очень тяжелый год для предприятий-экспортеров, на 1 октября кредитный портфель поддержки экспорта составил 137,9 млрд руб., что на 70% больше показателя соответствующего периода годом ранее. И мы планируем продолжить наращивать портфель в следующем году», — говорит заместитель председателя правления Росэксимбанка Татьяна Сахарова. Она подчеркивает, что в современном мире кредитование — важнейший элемент поддержки экспортных операций: «Сейчас продукты конкурируют не только по своим качествам, но и по тому, какое финансовое плечо предоставляется с той или иной экспортной поставкой». В целом все продукты по поддержке экспорта, по ее словам, можно поделить на две части — финансирование самого экспортера и финансирование иностранной стороны. Финансирование экспортеров осуществляет в рамках универсальных кредитных операций любой российский банк, финансирование иностранного покупателя — это более редкая услуга, на которой специализируется Росэксимбанк, говорит топ-менеджер финансовой организации.

Для финансирования иностранного покупателя у банка есть три продукта. «Мы кредитуем банк иностранного покупателя, либо самого иностранного покупателя, либо совершаем факторинговую операцию», — поясняет Татьяна Сахарова. Международный факторинг — относительно новая услуга для Росэксимбанка, он оказывает ее только второй год, но ее востребованность у бизнеса стремительно растет. По состоянию на 1 октября этого года Росэксимбанк был признан Ассоциацией факторинговых компаний лидером российского рынка международного факторинга, подчеркивает Татьяна Сахарова. Для российского экспортера указанные варианты удобны тем, что финансирование иностранного покупателя позволяет компании, не загружая баланс кредитными обязательствами, быстро получать средства в оборот, при этом покупатель имеет возможность платить за экспортную поставку с рассрочкой, что увеличивает его заинтересованность в российском экспортном товаре.

По словам замглавы Минпромторга России Василия Осьмакова, сейчас в нашей стране поддерживается весь сложный инструментарий банковского кредитования: «У нас очень гибкая система поддержки экспорта». Помимо банковских продуктов она включает в себя меры нефинансовой поддержки, которые оказывает Российский экспортный центр (РЭЦ). В том числе это помощь экспортерам в регистрации объектов интеллектуальной собственности за рубежом, сертификация российских продуктов, поиск иностранных покупателей, организация выставок и бизнес-миссий и проч.

Экспорт на фоне пандемии

Пандемия COVID-19 и связанное с ней ухудшение экономических условий в 2020 году подорвали балансы во всех секторах экономики, влияющие на способность юридических лиц обслуживать и погашать долги, подчеркивает старший научный сотрудник РЭУ имени Г.В. Плеханова Татьяна Бондаренко: «За девять месяцев 2020 года прибыль крупных и средних компаний упала примерно на 40% по сравнению с тем же периодом прошлого года, еще больше пострадали малые и средние компании, на долю которых приходится пятая часть ВВП».

В этих условиях потребность в кредитах, по мнению Татьяны Сахаровой, увеличилась, количество клиентов, которые обращались за финансированием, возросло. «Второй квартал был, конечно, шоковым для всех — карантин, переход на удаленку. Но работа банка не останавливалась. Летом же, когда границы начали постепенно открывать, бизнес у целого ряда наших клиентов вырос относительно третьего квартала 2019 года, поскольку реализовался отложенный спрос». В сентябре был зафиксирован хороший рост несырьевого экспорта в целом по России, отмечает эксперт.

Данные ежемесячного мониторинга российского экспорта, который проводит РЭЦ, подтверждают: в сентябре 2020 года по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, несмотря на общее падение объемов экспорта с $311 млрд до $240,82 млрд (что объясняется снижением объемов экспорта энергоносителей и цен на них), несырьевой экспорт из России вырос на 11,69%. В общей структуре экспорта доля несырьевого неэнергетического экспорта по итогам января—сентября 2020 года увеличилась с 34,9 до 46,4%. Ведущий научный сотрудник Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Ольга Изряднова отмечает ускорение динамики экспорта высокотехнологичных товаров до 116,4% против почти 103% годом ранее.

В целом пандемия COVID-19, как говорит Василий Осьмаков, только ускорила процессы, которые начались раньше, еще более обострив своеобразную глобальную «гонку вооружений» в сфере финансовой поддержки со стороны правительств разных стран. «Если в этом году по статье «Корпоративная программа повышения конкурентоспособности» экспортные кредиты разных типов составили 400 млн руб., то в следующем году запрос по этой позиции — 19 млрд руб. И то, что мы делаем как администратор нацпроекта «Международная кооперация и экспорт» в России, наращивая объемы кредитной поддержки, делают сейчас по всему миру», — констатирует замглавы Минпромторга РФ.

На начало 2020 года в международной торговле достаточно четко прослеживалась тенденция обострения конкуренции на фоне сокращения объемов, продолжает Василий Осьмаков. Согласно прогнозам ЮНКТАД (Конференция ООН по торговле и развитию), по итогам этого года мировой товарооборот сократится на 7–9% по отношению к 2019-му. При этом практически все страны, по словам Василия Осьмакова, активизировали свою экспортную политику: «Особенно активно государства-экспортеры стараются увеличить свою долю на сопредельных рынках, и все это еще больше усиливает роль институтов развития экспорта».

Тренды и перспективы

В качестве перспективных направлений развития экспортной деятельности Василий Осьмаков в первую очередь отмечает Центральную Азию, а также страны СНГ в целом: «Это наши традиционные партнеры, которые играют большую роль в экспортном балансе».

Приоритет с точки зрения развития недостаточно освоенных пока направлений — макрорегионы Ближний Восток, Дальний Восток, Африка и Латинская Америка. При этом самый перспективный рынок, по мнению Василия Осьмакова, это Африка: «В глобальном масштабе это единственный рынок, потенциал которого позволяет показать очень высокие темпы роста в ближайшие 10–15 лет». Регион, конечно, непростой, но интересный, добавляет Татьяна Сахарова: «В 2019 году в Сочи прошел форум «Россия — Африка», который положил начало расширению взаимоотношений. Мы работаем над задачей наращивания операций поддержки экспорта в страны Африки. В 2022 году планируется следующий подобный форум, где все участники взаимоотношений смогут представить результаты своей работы».

С другой стороны, большие проблемы, по мнению Татьяны Бондаренко, Россию ждут в зоне евро, где находятся крупнейшие торговые партнеры нашей страны: «В четвертом квартале в Европе число случаев COVID-19 резко возросло и поставило под угрозу зарождающееся экономическое восстановление». Василий Осьмаков прогнозирует определенное восстановление международной торговли в следующем году на фоне низкой базы. Но кооперационные связи будут выстраиваться иначе, чем в «доковидный» период, — с большим акцентом на импортозамещение, локализацию, считает он: «Пандемия оборвала цепочки поставок и заставила все страны думать, что они могут сделать сами».