Стратегия ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Коронакризис перезагрузит французскую экономику

Фото: Getty Images Russia
Фото: Getty Images Russia
Страна делает ставку на технологическую независимость, цифровые технологии и инновации в здравоохранении и образовании.

Согласно прогнозам Международного валютного фонда (МВФ), в этом году ВВП Франции может вырасти на 5,8%. Даже с учетом второй волны распространения коронавируса и нового локдауна в марте и апреле 2021-го Минфин Франции рассчитывает на рост ВВП по итогам года в пределах 5%, приводят СМИ слова главы ведомства Брюно Ле Мэра. Как заявил в марте в эфире радио France Info глава Центробанка страны Франсуа Виллеруа де Гало, это будет самый сильный подъем французской экономики за последние почти 50 лет с 1973 года: «В прошлом году была беспрецедентная рецессия, а в этом году — исторический подъем». Восстановление экономики продолжится и в 2022 году, прогнозируют в ЦБ страны: рост составит 4%, в 2023 году динамика экономики вернется к докризисному уровню.

Франция вошла в число стран, наиболее пострадавших от глобальной пандемии как с точки зрения здоровья населения, так и по глубине воздействия коронакризиса на экономику. По данным МВФ, на фоне среднего по зоне евро падения экономики в 2020 году (минус 6,6%) ВВП Франции снизился на 8,2%. В крупнейших экономиках Евросоюза ситуация обстояла хуже только в Италии (минус 8,9%) и Испании (минус 11%).

При этом замедление темпов экономического развития в стране наблюдалось еще до пандемии. После экономического кризиса 2014–2015 годов Франция смогла увеличить темпы роста ВВП только к 2017-му, на 2,3%. Однако на протяжении двух следующих лет на фоне общемирового снижения темпов экономики динамика промышленного производства Франции и рост ВВП замедлились, и в 2019 году их прирост составил 0,4 и 1,5% соответственно.

Высокий уровень безработицы (в 2019 году при минимальном для Франции за пять лет уровне безработицы 8,5% трудоспособного населения этот показатель оставался выше среднего среди стран Евросоюза), высокие налоги и госдолг (уже в 2019 году достигал 98% ВВП и продолжает расти) аналитики ОЭСР относят к основным системным проблемам страны.

Основу экономики Франции (более 70% ВВП) составляет сфера услуг. В 2008–2018 годах доля промышленного производства в ВВП Франции неуклонно сокращалась с 18,81 до 16,9%, доля сельского хозяйства не превышала 1,65%, отмечают аналитики Счетной палаты РФ в страновом обзоре. Однако 68% экспорта обеспечивают промышленные предприятия, на страну приходится 3,5% мирового экспорта продукции обрабатывающих производств, в основном средней и повышенной технологичности.

Причем 60% промышленного экспорта направлено в Европу («Экономика Франции в Европе будущего». Научно-аналитический вестник ИЕ РАН, 2018).

Ведущие отрасли обрабатывающей промышленности Франции — машиностроение, в том числе авиационная и космическая индустрия, автомобилестроение, электротехническое и электронное машиностроение, судостроение. Страна также является одним из крупнейших в мире производителей химической и нефтехимической продукции, черных и цветных металлов (алюминий, свинец и цинк); в Западной Европе — крупнейшим производителем электроэнергии на АЭС.

Релокализация производств

Коронакризис усугубил существовавшие до него хозяйственные противоречия, в частности обострилась проблема делокализации производств в результате переноса части предприятий в Азию и на восток ЕС, отмечает автор научной статьи «Государство в экономике Франции: тест на коронавирус» («Современная Европа», 2020) доктор экономических наук, ведущий научный сотрудник Центра европейских исследований Национального исследовательского Института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова (ИМЭМО) РАН Марина Клинова.

Возросло значение импортозамещения в национальной и европейской промышленности, даже несмотря на то, что себестоимость производства в азиатских странах ниже, отмечает Марина Клинова.

Например, развитое европейское автомобилестроение оказалось практически в полной зависимости от иностранных поставок аккумуляторов для электромобилей. Как писала Financial Times, до недавнего времени на Европу приходилось только 3% производства данных компонентов, да и те принадлежат азиатским компаниям. Лидеры на рынке — японские, южнокорейские и китайские производители.

Коронакризис нарушил цепочки поставок и показал уязвимость отрасли, отмечает научный сотрудник сектора исследований Евросоюза ИМЭМО РАН Юлия Баронина. Спад производства легковых автомобилей в 2020 году составил 44%, а снижение продаж — 25%. Восстановление французского автопрома будет проходить в контексте экологизации экономики, развития климатически нейтральных технологий и отказа от автомобилей на бензине и дизельном топливе. Французское правительство направило на поддержку отрасли €8 млрд.

Поддержка технологических компаний в целом — важный вектор достижения суверенитета страны, отмечает Юлия Баронина. В частности, летом прошлого года правительство создало фонд поддержки стартапов общим объемом €500 млн.

Чтобы снизить зависимость автопрома от импорта, Франция и Германия еще в 2019 году объявили о запуске совместного производства «Airbus аккумуляторы», которое должно быть реализовано во Франции на основе частно-государственного партнерства. Инвестиции в проект оцениваются в пределах €6 млрд.

Похожая зависимость наблюдается и в фармацевтике, отмечает Марина Клинова: 80% субстанций для производства лекарственных компонентов поступают из Азии. Например, во время пандемии резко сократились поставки из Китая продукции фармацевтики и парафармацевтики первой необходимости. Летом 2020 года президент Франции Эмманюэль Макрон инициировал организацию в стране критически важных фармацевтических и медицинских производств, пообещав местному бизнесу €200 млн на финансирование инфраструктуры и научных изысканий.

Релокализация производств может дать импульс развитию отраслей и посткризисному восстановлению экономики, уверены эксперты.

Дух реформ

В целом доля французского экспорта на рынке ЕС сокращается, отмечает завсектором региональных проблем и конфликтов, сотрудник отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Павел Тимофеев. В 2000 году она составляла около 12%, а к 2018-му снизилась до 9%. Основная задача французской экономики, по его словам, сохранить конкурентоспособность на рынке Евросоюза, что требует снижения издержек производства, затрат на оплату труда, налоговой нагрузки и средств на обеспечение этих условий бизнесу.

По данным Всемирного экономического форума (ВЭФ), практически все шансы у Франции для этого есть. Согласно докладу ВЭФ о глобальной конкурентоспособности (2020), страна замыкает десятку экономик, наиболее готовых к трансформации. Рейтинг из 37 стран, лидерами которого стали Финляндия, Швеция и Дания, основан на анализе 11 основных критериев, в том числе наличия инфраструктуры для цифровизации и энергетического перехода.

Примечательно, что ряд реформ трудового и налогового законодательства, призванных поддержать бизнес и оживить национальную экономику, Эмманюэль Макрон запустил практически с начала своего президентства. Например, повышение единого социального налога, которое затрагивало 60% французских пенсионеров, должно было освободить от налога на безработицу работников частного сектора, а отмена налога на крупные состояния — стимулировать крупных предпринимателей.

Однако эти и другие непопулярные меры вызвали в 2018 году волну протестов, получившую название «Желтые жилеты» (первыми против увеличения цен на топливо и ограничения скорости начали бастовать водители). В результате чрезвычайного экономического и социального положения правительство пошло на попятную, отменило ряд противоречивых мер, например повышение единого соцналога, и наложило мораторий на повышение цен на топливо.

Впрочем, сейчас дополнительные расходы госбюджета на погашение долгов, вызванных пандемией, а также частично — на восстановление экономики ляжет на общие плечи государств Евросоюза и Европейский центральный банк, отмечает Павел Тимофеев.

Так, в июле прошлого года саммит ЕС одобрил семилетний план восстановления сообщества с суммарным бюджетом €1,824 трлн: он включает, собственно, бюджет на 2021–2027 годы в €1074,3 млрд и фонд восстановления экономики после пандемии коронавируса объемом €750 млрд.

Ключевое решение в рамках создания фонда восстановления, как подчеркивал Эмманюэль Макрон, в том, что лидеры ЕС впервые в истории договорились размещать общие долговые обязательства Евросоюза, то есть деньги в долг возьмет весь ЕС, а не отдельные его страны, как было ранее. Для возврата долга ЕС намерен ввести «инновационные налоги», в частности налог на непереработанный пластик, налог на цифровые транзакции (Франция одной из первых ввела цифровой налог, затрагивающий интересы прежде всего трансграничных цифровых гигантов США), особый режим таможенных пошлин на товары из не входящих в ЕС стран с климатическими стандартами ниже, чем в Евросоюзе.

Как следует из пояснительной записки к национальному плану восстановления до 2023 года France Relance объемом €100 млрд, ЕС профинансирует 40% перезапуска французской экономики. Около трети средств (€34 млрд) Франция планирует инвестировать в повышение конкурентоспособности страны: в том числе €6,9 млрд — в поддержание технологической независимости, из которых €2,6 млрд направят на поддержку развития цифровых технологий (облачных и квантовых технологий, искусственного интеллекта и др.), около €2 млрд — на развитие инновационных проектов, в том числе в здравоохранении и образовании.

От первого лица «Наши торгово-экономические отношения остаются прочными и динамичными»
Скачать Содержание
Закрыть