Тенденции ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Санкционные дивиденды

Фото: Getty Images Russia
Фото: Getty Images Russia
В российском стремлении к импортозамещению французский бизнес видит для себя новые возможности.

Франция занимает шестое место среди мировых поставщиков России, второе (без учета офшоров)  — по потоку и запасам прямых иностранных инвестиций (ПИИ) и лидирует среди иностранных работодателей по числу занятых россиян на французских предприятиях (160 тыс. человек), по данным экономической службы посольства Франции в России на 1 октября 2020 года.

По объему накопленных ПИИ в разрезе всех стран — инвесторов РФ с учетом офшоров Франция к началу 2020 года заняла девятое место с общим объемом инвестиций $22,3 млрд, опередив Германию, и четвертое место по количеству проектов прямого иностранного инвестирования — наибольшее их число пришлось на 2015–2016 годы (по 20 проектов), согласно обзору «Итоги внешнеэкономической деятельности РФ в 2019 году» Минэкономразвития РФ.

Более 70% французского экспорта в Россию — товары средней и высокой степени технологичности (информация авторов научной статьи «Внешнеэкономические отношения России и Франции: Проблемы и решения для их преодоления», 2020, ТГУ). В российском экспорте преобладает сырьевая составляющая, в прошлом году он снизился на 27%, до $4,6 млрд (данные Russian-trade.com). Поставки французских товаров в Россию сократились лишь на 8%, до €5,2 млрд. При этом продажи транспортного оборудования (24,3% всего экспорта по итогам 2019 года) выросли на 0,5%, как и продукция информатики, электроники и оптики (плюс 1,5%), сельского хозяйства — на 21,2% (данные экономической службы посольства Франции в России).

Ни одна французская компания не ушла из России, отмечают эксперты. Французский бизнес в России достаточно диверсифицирован — он работает в самых разных отраслях экономики и предпочитает вкладывать сразу в производство и развитие персонала на местах, что делает позиции бизнеса более устойчивыми, отмечает эксперт Французского института международных отношений (IFRI) Татьяна Кастуева-Жан. При этом на российском рынке преобладают крупные французские компании, отмечает она, и отношения бизнес выстраивает на высшем уровне. Одним из таких локомотивов остается французская нефтегазовая компания Total. По данным открытых источников, два года назад компания вложилась во второй проект добычи сжиженного природного газа «Арктик СПГ-2», размер инвестиций оценивается в $20–21 млрд, запуск первой линии запланирован на 2022–2023 годы. Последняя встреча президента РФ с представителями французского бизнеса состоялась онлайн в апреле этого года.

Французский бизнес видит возможности даже в условиях санкций, считает Татьяна Кастуева-Жан. Идет, например, трансфер технологий по производству вина и сыра. В 2019 году французская компания Savencia инвестировала порядка 2 млрд руб. в строительство в Башкирии новой площадки по производству сыров. «Санкции вытесняют поставщиков и производителей, и французский бизнес готов занять эти ниши», — говорит Татьяна Кастуева-Жан.

Однако пандемия притормозила развитие новых проектов, особенно с участием среднего и малого бизнеса, отмечают эксперты.

Завсектором региональных проблем и конфликтов ИМЭМО РАН Павел Тимофеев видит дальнейшие перспективы в расширении межрегионального взаимодействия. Нынешний перекрестный год сотрудничества России и Франции должен привлечь внимание к совместным проектам, в том числе в области образования и туризма.

Развитие внутреннего туризма в России может сделать отрасль инвестиционно привлекательной для французского бизнеса, полагает советник по внешней торговле Франции, сооснователь компании Sensemakers Виктория Михайлова: «Многие французы мечтают прокатиться на транссибирском экспрессе по Сибири».

Кроме того, по ее словам, российскому бизнесу тоже стоит задуматься об инвестициях в одну из самых сильных европейских экономик.

Необходимо развивать институты сопровождения и поддержки внешнеэкономической деятельности, так как рынок Европы в целом достаточно плотный и зарегулированный, говорит Павел Тимофеев. По его словам, у нашего малого и среднего бизнеса есть потенциал в области микроэлектроники и цифровых технологий.

По данным экономической службы посольства Франции, в стране работают лишь около 30 российских предприятий. Большая часть занятых на них 3,5 тыс. сотрудников работают на РЖД, которые в 2012 году приобрели французскую транспортную компанию GEFCO.

Новые возможности для совместных проектов аналитики дипмиссии видят в том числе в сфере энергетического перехода, технологий «умного» города, новых видах транспорта и инноваций в здравоохранении.

Скачать Содержание
Закрыть